И дольше века длится жизнь

30.09.2015

Нильс ИОГАНСЕН, Гродно — Волковыск

Ученые упорно бьются над продлением человеческой жизни. Между тем на планете хватает мест с рекордными концентрациями долгожителей. Правда, серьезные исследования там проводятся от случая к случаю. Корреспондент «Культуры» отправился в белорусскую Гродненскую область — один из подобных удивительных уголков, чтобы разобраться в причинах феномена.

В Гродно проживает около тридцати человек, разменявших сотню лет, свыше пятисот «на подходе». В целом же по региону около 130 граждан категории «100+». Ничего подобного у соседей в Брестской, Минской и Витебской областях нет. Точно — аномалия. 

Эстафета поколений

«Более 80 процентов наших долгожителей — люди деревенские, привезенные сюда родственниками из окрестностей. Остальные — те, кто родился в самом областном центре, и приезжие издалека», — объясняет директор Центра социального обслуживания Ленинского района города Гродно Валентина Шабаль.

Как правило, «понаехавшие» относятся к категории потомственных «мафусаилов». «Моя бабка скончалась на 104-м году, тетка на — 109-м, дед вообще дотянул до 115. Дочке 75, но, сами посмотрите, — она и на 50 не выглядит, явно моложе. Все мы такие в роду были и, надеюсь, будем», — улыбается Елизавета Рыбалко 1911 года рождения. Сама она родом с Могилевщины, в Гродненскую область полвека назад приехала дочь, недавно перевезла и старушку.

Николай Давыдов

Ветеран вооруженных сил Николай Давыдов (1914 г. р.) появился на свет в подмосковных Люберцах, по зову службы оказался в районе Гродно, вышел на пенсию, тут же и поселился. «Отец и дед до сотни самую малость не дотянули, я вот их обошел. Вообще, мы рязанские. В Первопрестольную, точнее, в ее пригороды, только дед перебрался, до этого в деревне жили», — делится воспоминаниями отставной майор.

С коренными гродненскими «аксакалами» совершенно иная история. Все они среди родственников уникумы, пережили братьев-сестер, детей, а порой и внуков. Общаться с ними непросто, но вовсе не потому, что старики ничего не соображают. Напротив, все помнят, энергично двигаются, глаза живые. Но разговаривают на едва понятной «трасянке» — местном белорусско-польском диалекте. Ведь до осени 1939-го земли эти находились под властью Варшавы, уделявшей огромное внимание ополячиванию восточных территорий...

Мои собеседники сами не знают, почему уродились настолько крепкими. «Я старшая в семье, у мамки нас было семеро, все давно померли. Жизнь тяжелая, с малолетства в поле, спали на голой соломе, еда скудная, одежда худая, обуви, почитай, не носили вовсе. Никто из моих близких и предков никогда больше 60–70 лет не жил, одна я такая, да и в деревне нашей тоже», — говорит Леонарда Марко (1913 г. р).

Мать выглядит лучше, чем ее младшая дочь, — да, и такое бывает. Живут вдвоем в частном домике, государство, конечно, помогает, но они привыкли управляться сами.

Леонарда Мицкевич приняла хлебом-чаем, а пока разговаривали, успела накрошить здоровенный жбан капусты, потерла морковку — заготовки на зиму. «Внучок несколько кочанов привез, сейчас заквашу. Почему я такая? Да откуда знаю! Наверное, потому что, сколько себя помню, тружусь в деревне, не то что городские. С пяти годков по хозяйству помогала взрослым, с семи меня брали в поле», — вспоминает 101-летняя бабушка.

Нина Халява

«До того как Красная Армия в 1939-м пришла, тяжело было очень. Я выучилась шить, сначала на руках, потом машинку купила. Днем батрачишь, по ночам строчишь. Всю деревню обшивала, мечтала на землю заработать. Угодья-то у нас отдали полякам-«осадникам». Это бывшие солдаты, в общем, колонисты. И самой хотелось понаряднее приодеться-то по молодости», — вспоминает Нина Халява (1915 г. р). Она вообще росла единственным ребенком, младшая сестра умерла еще в детстве. Долгожителей среди родственников нет, в округе таких на ее памяти тоже не было.

«Бесспорно, деревенские значительно крепче городских. Да и работа на свежем воздухе способствует долголетию. Вон у нас один мужик, бывший председатель колхоза, в 85 лет стал фермером. Пока в конторе сидел, на спину жаловался. А теперь хвалится, что в теле сила и гибкость появились, хотя скоро ему 90. У нас наибольшее число долгожителей в области, правда, один только сельский труд все равно ничего не объясняет. И в соседних регионах люди крестьянским делом заняты», — рассуждает директор Центра социального обслуживания населения Волковысского района Александр Король.

Россь изначальная

«Да что я, 102-й мне всего. А пару веков назад были и двухсотлетние люди. Высокие, два метра ростом, целые деревни их тут стояли. Куда делись — никто не знает. Мне про них мать сказывала», — божится Леонарда Мицкевич.

Многие старики помнят легенды про загадочных здоровяков. «Говорила мне про них бабушка, в детстве. Но что именно — не помню. Не потому, что памятью плоха нынче. В юности о другом думала, не интересно было старье всякое ворошить. Вот и пропустила мимо ушей. Но то, что по двести лет жили и высокие очень, — да, это отложилось», — утверждает Нина Халява.

Волковысские историки тоже в курсе, что некогда тут встречались представители, по сути, иной расы. «Гигантов называли «велелюди». Когда я школьником по деревням дальним ходил, монеты старинные искал, мне про то старики много напели. А вы почитайте белорусские народные сказки, там Вертодуб есть и прочие великаны, они, по всей видимости, и есть сородичи наших предков», — говорит краевед Михась Веретило. 

О высоких «маклаудах» в области помнят. «Это устойчивая старая легенда. Были некие «велелюди», которые долго не старели и отличались богатырской статью», — подтверждает начальник идеологического отдела Гродненского облисполкома Виктор Железнякович.

Елизавета Рыбалко

Впрочем, здешнее прошлое полно недосказанностей. В Волковысском районе, где течет река Россь, судя по преданиям, когда-то проживали руссы-россы, давшие название трем соседним странам. В райцентре имеется вдобавок «Шведская гора» — огромный, высотой под сорок метров, рукотворный курган. Кто и когда его насыпал, не известно, над официальной версией, указующей на солдат Карла XII, краеведы смеются — холм возвышается с незапамятных времен. 

«Древняя земля хранит множество тайн, подчас непонятных современной науке. Но я думаю, в столетних стариках, урожденных на этой земле, течет кровь тех самых статных «велелюдей». Ведь такой яркий феномен на пустом месте не возникнет», — размышляет начальник управления по труду, занятости и соцзащите Волковысского райисполкома Андрей Караченцев.

То ли девушка, а то ли виденье 

Василию Степановичу в будущем году исполнится 70, как он про себя говорит — «дите Победы». «Аксакалом» его пока не назовешь, просто пожилой, довольно крепкий человек. Живет недалеко от Минска, квартиру в городе оставил внукам. Но сам родом из Свислочского района Гродненской области. Полвека назад с ним произошел странный случай.

«В конце 60-х познакомился с ровесницей, девушкой лет двадцати. Высокая, выше меня сантиметров на 7–8, а во мне тогда 183 сантиметра было, по армии помню, вторым с правого фланга стоял. А красивая, ну, это просто не описать... В школе Ирина работала, детей музыке учила», — рассказывает «дед Василь».

Счастье молодых длилось около полугода, парень быстро стал задумываться о женитьбе — девушка ему нравилась, он ей тоже. Хотя предложения руки и сердца прелестница тактично отвергала, откладывала разговор «на потом». Это «потом» случилось внезапно.

«Иду я как-то по улице, с работы пораньше отпросился, к ней собирался. Гляжу — Ирина моя шествует с парнем моего возраста под руку. Ах, ты, думаю, мало тебе одного! Крадусь за ними, жду, когда они с людной улицы свернут... И тут слышу — он ей «мама» говорит. У меня перед глазами все так и поплыло», — вспоминает Василий Степанович.

Вечером состоялся серьезный разговор с возлюбленной. Ирина призналась — да, ей действительно уже под пятьдесят. Через несколько дней она исчезла... Перевелась в другую школу куда-то за Урал. Наш Василий ее там пытался найти — писал по адресу, который ему дали в РОНО. Однако выяснилось, что на новое место учительница не доехала, «растворилась» где-то на бескрайних просторах СССР.

На северо-западе Белоруссии подобные истории не редкость.

Старикам здесь комфортно

В советское время наука дважды пыталась покопаться в природе удивительной концентрации долгожителей в регионе. В начале 50-х и накануне перестройки. Однако в обоих случаях исследования очень быстро объявили «бесперспективными». Тех, кто тогда ими занимался, уже нет в живых, сохранилась только очень общая информация. Позже никто к изучению феномена не возвращался.

«Мы привыкли, что у нас много людей, которым больше сотни. Так было испокон веков. Это — как трава зеленая, а небо синее. Да, в других областях вы такого не найдете, а наш район вообще уникальный. Но ученым это почему-то неинтересно», — сокрушается Александр Король.

Как бы то ни было, гродненские долгожители любимы и востребованы. Более того, местные власти используют их как важный «ресурс» для работы с молодежью. 

«Ежегодно в октябре мы проводим День пожилых людей, возродили тимуровское движение, закрепили возрастных пенсионеров за школами, дети им с удовольствием помогают. И сами при этом много хорошего приобретают», — говорит председатель комитета по труду, занятости и соцзащите Гродненского облисполкома Анатолий Зимновода. «На вверенной мне территории детишки постоянно встречаются со стариками. На воспитание подрастающего поколения это действует весьма благотворно», — соглашается директор Волковысского дома-интерната для престарелых Михаил Терешко.

«Все без исключения старики в области, да и по всей стране находятся под опекой государства. Мы следим, чтобы их не бросали дети, если надо, воздействуем на нерадивых отпрысков при помощи «компетентных органов». Проверяем, как живут ветераны, тепло ли в их домах, полны ли холодильники. С финансами в стране, конечно, так себе, но на это мы всегда изыскиваем средства. Что касается долгожителей, то количество столетних земляков достаточно стабильно. В этом есть и наша заслуга», — уверяет начальник одного из отделов комитета по труду, занятости и соцзащите Гродненского облисполкома Наталья Камышан.

Это действительно прекрасно. Но было бы еще лучше, если бы человечество разгадало секрет долголетия. «У славян столетие называлось веком, то есть жизнию человеческою» — писал Николай Карамзин в «Истории государства Российского». По его мнению, столетний возраст был обычным явлением, нормой, а многие жили значительно дольше. Есть и факты, это подтверждающие. Собственно, Гродненская область — точно такой же, только современный факт.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть