Режис Обадиа: «Главное — вечная история мужчины и женщины»

03.02.2013

Елена ФЕДОРЕНКО

В прошлом сезоне камерному балету «Москва» представили нового художественного руководителя — Елену Тупысеву, известную как создателя Международного центра танца и перформанса ЦЕХ. А в нынешнем — коллектив начал работать на сцене культурного центра ЗИЛ, о судьбе которого наша газета недавно писала.

Балет «Москва» пригласил к сотрудничеству известного французского хореографа Режиса Обадиа. Он восстановил свой спектакль «Весна священная», поставил «Свадебку» — в результате сложился вечер балетов Игоря Стравинского, и театр открыл им череду праздников, посвященных вековому юбилею музыки «Весны священной».

Спектакли, конечно, разные, но их роднит общность хореографической лексики и отчаянный, яростный, дикий порыв движений. Обновленный состав труппы работает с воодушевлением, что очевидно, но пластике пока явно не хватает азарта и свободы первых исполнителей «Весны священной», заслуживших безоговорочную победу на фестивале «Золотая маска». Российско-французское сотрудничество продолжится работой над новым проектом «Тристан и Изольда».

Обадиа к интересу со стороны российских зрителей не привыкать, хотя в его московской работе и образовалась трехлетняя пауза после постановок танцспектаклей с драматическими актерами — «Идиот» и «Ниагара».

Хореограф и кинорежиссер Режис Обадиа — кавалер ордена искусств и литературы Франции, лауреат международных конкурсов Dance Screen, Video Danse, Каннского фестиваля, обладатель Гран-при SACD, Prix de la SACEM и многих других наград (одну из первых он получил из рук Сержа Лифаря) — ответил на вопросы нашего корреспондента.

культура: Вы много работали в России. Чем привлекает Вас наша страна?
Обадиа: Мой первый визит в Москву состоялся почти 20 лет назад, когда я приехал со спектаклем «Добро пожаловать в рай», а интерес к России возник еще в детстве — мне всегда казалось, что русская культура питала мировое искусство. На такой широкой и огромной Земле, как наша, у каждого человека есть несколько прекрасных мест, где ему хорошо и куда хочется возвращаться. Для меня такое место — Россия, здесь я занимаюсь только творчеством, а творчество, по-моему, есть синоним свободы. Да и моя жена Лиза Вергасова — русская. Мы работаем вместе, и мне нравится ставить спектакли на ее родине. Я даже понимаю русскую речь, но говорить пока стесняюсь. В 2003 году осуществилось мое давнее желание — поработать с русскими артистами, сегодня спектаклей, поставленных в России, уже несколько.

культура: Первым стала «Весна священная» в балете «Москва», отмеченная «Золотой маской». Сегодня «Весна» идет в единой программе с премьерой «Свадебки». Спектакль изменился?
Обадиа: Возобновили «Весну священную» к 100-летию создания партитуры Стравинским. Хореография, рисунок и форма остались прежними, а вот исполнители полностью поменялись. Спектакль, как человек, взрослеет. Думаю, сейчас «Весна» обрела более зрелые краски. Мы уже четыре раза возили спектакль во Францию и сейчас с новым составом повезем вновь — в Париж и Шартр.

культура: А как возникла «Свадебка»?
Обадиа: Музыкальный мир «Свадебки» с ее страстью и энергетикой давно меня манил. Музыка «Весны» очень отличается от «Свадебки», где, однако, традиционный обряд в русской интерпретации для меня неважен. Главное — вечная история мужчины и женщины, и взгляд из компьютерной эпохи на их отношения. В музыке поначалу хаос, а потом рождается сильное событие, эмоциональное потрясение, вознесение — то, что мы называем любовью.

культура: Для Вас принципиально, что эти два балета Стравинского объединены в одну программу?
Обадиа: Вижу в этом гармонию и целостность. Как будто «Свадебка» открывает двери в «Весну». Для танцовщиков оба спектакля — настоящее испытание, они весьма сложны технически, и я требую от всех участников полной самоотдачи. Они, по-моему, рады.

культура: Расскажите о Вашей французской труппе Compganie Regis Obadia...
Обадиа: Это независимая компания, постоянного состава артистов нет, приглашаем танцовщиков на проекты. Проводим кастинг, готовим спектакль и прокатываем его до тех пор, пока существует спрос. У каждой постановки своя жизнь. У «Весны» она оказалась длинной, как и у спектакля на музыку Шуберта, — его мы с французскими танцовщиками скоро вновь привезем в Россию.

культура: Значит, сейчас, когда Вы работаете с артистами балета «Москва», эту труппу и можно назвать Вашей компанией?
Обадиа: Не совсем так. Балеты Стравинского — наши общие спектакли. Их поставил француз, одна из исполнительниц — француженка, она же мой ассистент.

культура: Есть ли еще планы постановок в России?
Обадиа: 15 марта начинаем в балете «Москва» репетиции спектакля «Тристан и Изольда. Фрагменты». Можно представить, что по теме и выбору первоисточника «Тристан» окажется огромным сценическим полотном, но этого не будет. В танцспектакль войдут лишь отдельные темы и эпизоды.

культура: Вы сказали, что собираетесь на гастроли в Россию...

Обадиа: Предстоит тур по российским городам: заедем и на Урал, и в Сибирь. В Москве выступим 15 февраля. Покажем два одноактных спектакля, с которыми много гастролировали по миру. Первый называется «Трое» на музыку Шуберта «Девушка и смерть» — три взгляда на любовь. Второй — вечная библейская история Соломона и Суламифи, я сам исполняю роль Соломона.

культура: Как живет современный танец во Франции?
Обадиа: Нелегко. Есть круг любителей, которые не пропускают ни одного события, есть и отличные танцовщики. Недавно нам надо было «добрать» в проект одного актера, и мы получили 120 заявок — ребятам просто негде работать. Маленькие труппы выпускают спектакли, жизнь которых пролетает стремительно. Современный танец надо популяризировать, развивать, поддерживать государственными субсидиями. Театр ведь не бизнес.

культура: Вы как создатель жанра видеоданса продолжаете снимать танцевальные фильмы? С чего все началось?
Обадиа: Мне хочется продолжать этим заниматься, но сейчас сложное время, нет материальной базы. Бум с видеодансом открыла «Комната», продолжили фильмы «Объятия», «Свадьба», «Лампа», и они удостоились многочисленных призов на кинофестивалях. А сложилось все просто: смотрели как-то записанный на пленку спектакль, и возникало ощущение, что он не похож на тот, что мы играем на сцене. Поняли, что язык танца театрального и кинематографического — разный. Тогда и решили снять «Комнату» — смесь поэтического сновидения, игры воображения и ускользающей мечты. И уже после нас соединение танца и видео стало очень модным направлением.

культура: Можете назвать одного хореографа, которого Вы бы взяли себе в попутчики?
Обадиа: Если бы это было возможно! Конечно, Пину Бауш. Она — гений. Создала коллаж жизни, схватила ее поэтику и пластику. Очень давно в одном интервью я сказал: «Пина — Пикассо танца». Фраза стала крылатой. Когда Пина умерла, я был в Болгарии. Раздается телефонный звонок с французского радио и меня просят сказать о Пине от французских хореографов. Позже программу много раз повторяли. А начиналась она так: «От нас ушла хореограф — Пикассо современного танца, о ней вспомнит Режис Обадиа…» Я действительно ее никогда не забываю… 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть