Михаил Пореченков: «Провокация в искусстве не должна становиться целью»

13.07.2017

Ксения ПОЗДНЯКОВА

В рамках прошедшего в Республике Хакасия форума «Сибер Ил» актер Михаил Пореченков и продюсер Оксана Михеева презентовали фестиваль студенческих и дебютных фильмов «Святая Анна». «Культура» поговорила с артистом о молодом поколении, проблемах отечественного кинематографа и любви с первого взгляда.

Фото: Александр Николаев/Интерпресс/ТАСС

  

культура: На форуме Ваша площадка называлась «Кино: экология души». Какой смысл Вы вкладываете в это выражение? 
Пореченков: Экология души — широкое понятие. Мы говорим о том, как нам жить в этом сложном мире, полном не самых приятных вещей. Чтобы сохранить себя и детей, нужно в первую очередь сберечь собственную душу. Искусство призывает нас быть чище. И в голове, и в сердце. А это что значит? Не мусорить, не гадить в своей и чужой душах. Мы хотим, чтобы человек не опускался на дно всеобщего безумия, а рос над собой и обстоятельствами. В этом и состоит суть. 

культура: Однако большинство современных отечественных картин, в том числе показанных «Святой Анной», отличает довольно депрессивный взгляд на мир. Как думаете, почему молодежь тяготеет к такому восприятию действительности? 
Пореченков: Во-первых, это самый простой способ выразить себя. Во-вторых, это означает, что происходящее вокруг им небезразлично. Мы разучились разговаривать с молодежью на их языке. Сегодня у них свой, совершенно особый мир, сформированный в основном гаджетами и интернетом. Но все так же есть проблемы, тревоги, и при помощи кино они пытаются донести нехитрую мысль: «Взрослые, поговорите с нами, услышьте нас». А мы не хотим, не видим, не понимаем, отмахиваемся, нам некогда. Но так нельзя. Ни в коем случае. Разрывается связь поколений, связь больших мастеров, делающих серьезное кино, с начинающими ребятами, у которых своя правда и своя боль. К примеру, мы только недавно осознали, что существует проблема подросткового суицида, а молодые кинематографисты уже не первый год поднимают в своих работах эту нелегкую тему. 

Еще одна причина — заточенность нашего общества на скандал. У молодежи часто складывается впечатление, что только так они могут быть услышаны. Конечно, во многом искусство может и обязано быть провокативным, но это не должно становиться самоцелью. Нужно постепенно возвращаться к нормальным человеческим ценностям. Именно для этого и нужен наш фестиваль. Ребята смотрят работы сверстников, разговаривают и начинают думать иначе. Осознают, что мир большой и состоит не только из черных полос. В конце концов, нельзя забывать, что сегодняшние участники смотра — это кинематографисты, которые через десять лет придут в большое кино.

культура: Но все-таки «Святая Анна» — фестивальная история, а есть ли у этих короткометражек шанс встретиться со зрителем, выйти на большой экран? 
Пореченков: Разумеется, вот в Абакане мы только что показали фильмы — победители «Святой Анны» за 2016–2017 годы. Во-вторых, мы хотим сделать альманах, чтобы иметь возможность продемонстрировать работы наших конкурсантов в кинотеатрах. Понимаем, что прокатчики в первую очередь интересуются сборами, но сегодня короткий метр вызывает огромный интерес у публики. Скажем, на «Кинотавре» короткометражки собирают даже больше зрителей, чем основная программа. В этом году жюри «Святой Анны» отсмотрело более 600 картин. Среди авторов есть очень интересные режиссеры. 

культура: А куда они потом исчезают? 
Пореченков: Это самый большой вопрос. Молодежь нужно воспитывать, с ними надо заниматься. Должна быть система, как у спортсменов. Если, к примеру, хотят вырастить хорошего боксера, то его ведут с юношества. Одного соперника подобрали, другого, чтобы не перетрудился, не сорвался, научился противостоять самым разным противникам. Так же, по идее, должно быть и с кинематографистами. Необходима сеть фестивалей, образовательных программ, форумов. А сейчас как? Пришел, показал работу, а дальше снимай, как знаешь. Нет, так не пойдет. Важны внимание, поддержка, чтобы молодой режиссер постепенно набирался опыта, наращивал мощь и рос как художник. Ведь настоящий художник — это не просто количество кистей, которыми он пользуется, но еще и приемы, знания, внутренний талант и способность его выразить. 

культура: А не кажется ли Вам, что при таком развитии техники снимать может каждый и вскоре профессиональная режиссура отомрет? 
Пореченков: Профессия режиссера была, есть и будет. Показанные нами короткометражки — убедительное тому доказательство. Одна из лучших картин, участвующая в секции, снята учеником Владимира Хотиненко. Все ясно, понятно, предельно открыто. Ничего не надо додумывать. Если есть умный режиссер, то и фильм смотрится совершенно иначе. Так как только он знает, есть ли свет в конце туннеля. Он ведет историю и съемочную группу к победе. В кино это вообще самая главная профессия. 

культура: Проект «Святая Анна» распространяется пока только на Хакасию или планируете охватить и другие регионы?
Пореченков: Мы хотим, чтобы наш фестиваль стал мощной стартовой площадкой для молодых режиссеров. На данный момент уже есть договоренности с «Горький fest», который пройдет в Нижнем Новгороде с 19 по 22 июля и где будут показаны лучшие работы «Святой Анны». Ведем переговоры с Краснодаром, чтобы привезти к ним наши ленты. Так что постепенно география расширяется. 

культура: Что, на Ваш взгляд, дает режиссеру работа в коротком метре?
Пореченков: Такой формат — это прежде всего мощный заряд. Необходимы ясность мысли, четкость взгляда и сила приемов. Именно так оттачивается мастерство. Но и большим режиссерам следует время от времени, чтобы почиститься от штампов и прочих «ракушек», что нарастают на любом художнике, обращаться к этому жанру. Ставишь задачу, снимаешь короткий метр, и вся шелуха слетает.

культура: Вы так увлеченно говорите, а никогда не хотелось самому оказаться по другую сторону камеры? 
Пореченков: У меня был не слишком удачный опыт. Но, если честно, я пока еще в артисты не наигрался. 

культура: Вам ближе так называемое фестивальное или зрительское кино? 
Пореченков: Человеческое. Мне интересно исследование героя, что с ним происходит, как он меняется за то короткое время, что появляется на экране. К сожалению, мир пошел по пути массового кино со спецэффектами, графикой, невероятным звуком. И во всей этой какофонии про человека забыли. А ведь все самое интересное происходит у него внутри. Потому что каждый из нас неповторим. Большое кино нивелирует, стараясь сделать всех абсолютно одинаковыми. Не случайно сегодня даже супергерои стали абсолютно идентичными, у них только костюмы отличаются, а все остальное как под копирку. 

Мне кажется, нашему кинематографу нужно двигаться совсем в другую сторону. Я не говорю, что не должно быть развлекательных картин, но давайте все-таки задумаемся, что происходит с человеком, с его мироощущением. 

культура: На экраны только что вышел фильм «Тень». Ваш герой влюбляется в портрет женщины из прошлого и ищет ее в настоящем... Полагаете, бывает любовь с первого взгляда? 
Пореченков: Да чего только не случается в нашей жизни. Как только мы не пытаемся сами себя запутать. Например, ищем любовь в интернете. Переписываемся, посылаем фотографии, общаемся, даже толком не представляя, кто скрывается под ником. Но «Тень» намного глубже, чем это может показаться. Это история об одиночестве, шансе найти свою любовь, обрести веру, когда вокруг и внутри практически все разрушено и жизненных сил практически не остается. 

культура: В последнее время Вас чаще увидишь на экране, чем на театральных подмостках. С чем это связано? 
Пореченков: С большой загрузкой в кино. Только что закончились съемки сериала для Первого канала «Потапов и Люся». Что касается театра, надеюсь, Юрий Бутусов соберет опять нашу команду: Михаила Трухина, Константина Хабенского и меня, и мы вместе поработаем. Пока делаем инсценировки. 

культура: А есть фильмы, в которых Вы никогда не согласитесь участвовать?
Пореченков: Ну, мы исключаем кино для взрослых, хотя... (смеется).

культура: Вы не только артист, но и продюсер. Что может, на Ваш взгляд, коренным образом переломить ситуацию в нашем кино и вернуть ему былую славу?
Пореченков: К сожалению, сегодня у нас нет индустрии. Мы все делаем на коленке, каждый раз изобретая велосипед. Чтобы она появилась, должна заработать система. Одну из центральных ролей в ней, на мой взгляд, могли бы сыграть как раз фестивали. Это кажется, что они не нужны, люди пришли, потусовались, выпили шампанского, и все. Ничего подобного. Фестивали — это площадки для общения, где кинематографисты могут смотреть фильмы друг друга, делиться наработками. У нас есть «Кинотавр», ММКФ и несколько отдельных смотров. Так вот необходимо, чтобы они выстроились в четкую цепочку.

культура: Как Вы относитесь к квотированию отечественного кино? 
Пореченков: Мне кажется, все подобные истории плохо заканчиваются. Все в наших руках. Мы должны выработать свой прием, чтобы привлечь публику. Если проблема, которая освещается в картине, интересна, то и зритель пойдет. Больше того, дело не только в финансировании. Когда ты хочешь снимать, горишь темой, то обязательно сделаешь. Я, почувствовав, что дышать не смогу, если не буду учиться в театральном, нашел в себе силы и поступил. Такая же заряженность нужна и любому режиссеру. Так хочу снимать кино, что не могу иначе. Если денег не дадут, то за три копейки возьмусь, но должен высказаться.


Фото на анонсе: Алексей Куденко/РИА Новости

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть