Вадим Писарев: «Театр помогает Донецку выстоять»

07.07.2016

Елена ФЕДОРЕНКО

Народный артист Украины Вадим Писарев, руководитель «Донбасс Оперы», как называют Донецкий национальный академический театр оперы и балета имени А.Б. Соловьяненко, — человек известный. Лауреат многих международных конкурсов, обладатель престижных наград, среди них — приз ЮНЕСКО «Лучший танцовщик мира», он не оставил коллектив в тяжелые времена. О том, как живут театр и его зрители сегодня, почетный гражданин Донецка рассказал «Культуре».

культура: Когда мы беседовали с Вами в конце 2014 года, Вы сказали, что официально отправили труппу в отпуск без сохранения содержания и решили не проводить в Донецке традиционный XXI фестиваль «Звезды мирового балета». 
Писарев: Тогда театральное здание оказалось в плачевном состоянии: от взрывов вылетели окна и двери, осколки многое повредили. Снаряды попали в складские помещения, декорации семи лучших спектаклей полностью сгорели. Мы объявили отпуск и, честно говоря, не понимали, как долго он продлится. 

Просто-напросто не знали, что делать. Но актеры заявили, что готовы работать, несмотря ни на что, то есть инициатива исходила от труппы.  Тогда мы вместе с директором Василием Рябеньким прервали паузу. Вставили окна, провели необходимый ремонт. Василий Иванович вскоре умер — уверен, что из-за переживаний за театр, который открыл сезон в разгар войны. Ему было всего 55, сердце не выдержало. 

культура: Все артисты вернулись в труппу?
Писарев: У каждого своя судьба. Кто-то перешел в театры Одессы и Львова, некоторые примкнули к московским коллективам. Сейчас в балетной труппе 35 человек, в оперной — 30, на них держится репертуар. Скажу без ложной скромности: наш театр — один из лучших. Артисты выходят на сцену совсем не так, как раньше. Кордебалет и хор, не только солисты, отдают искусству свои силы до донышка. Понимают, каждый спектакль может оказаться последним. Они видели много горя: сегодня есть человек, а завтра — нет. Фестиваль «Звезды мирового балета» в ноябре 2015 года мы провели, хотя предыдущий пропустили, но тогда шла настоящая война и подвергать гостей опасности мы не рискнули. 

культура: Сегодня ситуация изменилась?
Писарев: Стала стабильно боевой. По центру города стреляют гораздо меньше, а на окраинах Донецка и в близлежащих Ясиноватой и Авдеевке схватки не прекращаются. Мы каждый день слышим выстрелы, ни суток затишья. 

культура: Народ напуган?
Писарев: Это ужасно, но все привыкли просыпаться под взрывы, собираться, идти на работу. Жизнь все равно продолжается.

Свято-Иверский женский монастырь

культура: Сейчас гибнут люди в городе?
Писарев: Да. Но не так много, как раньше. Сильно пострадали жилые дома и инфраструктура в микрорайоне «Текстильщик» и в районном центре Марьинка. Ничего не осталось от огромного и популярного рынка в Петровке, что на пути к аэропорту. Уничтожен и сам аэропорт. Свято-Иверский женский монастырь, расположенный по соседству, тоже не выдержал обстрелов. Варварски изуродованы все постройки, старинное кладбище, прекрасный фруктовый сад. Огонь не прекращается, люди теряют свои дома.

культура: Где размещаются те, кто остался без крова?
Писарев: Ищут пристанища. Помогают друзья, родственники, соседи. Впрочем, жители Донецка стараются заранее об этом не задумываться. Я и сам не знаю, куда пойду, если окажусь в такой ситуации. Недавно снаряд попал в кухню квартиры 9-этажного дома, где живет наша солистка Юля Червякова. К счастью, ее не было. Помог театр: привезли кирпичи, заделали дырку. Таких случаев немало. Мы никого не бросаем в беде: вставляем выбитые взрывной волной окна, латаем пробитые осколками крыши. 

культура: По-прежнему, как в разгар боевых действий, кто-то спускается ночевать в подвалы?
Писарев: Сейчас — нет, но все к этому готовы. В каждом подвале — вода, соль, сухари, спички, предметы первой необходимости. Люди живут с христианской надеждой, ставят к окнам иконы. Оказавшись однажды во время взрывов на улице, я был потрясен: из каждого дома на меня смотрели святые лики — такого никогда раньше не видел. 

Фото: donbassopera.com

культура: А что впереди?
Писарев: Нужно, чтобы признали Донбасс как республику, народ должен проголосовать. Выборов ждем давно, сначала их планировали на осень 2015-го, потом — на нынешний июль, теперь, похоже, и до конца года провести не удастся. Пора принимать решения, восстанавливать разрушенное, а о том, что впереди, никто сказать не может. Полная неизвестность. Ситуация сложная, непредсказуемая, все устали от войны, реакции притупились. Типичная картина: сидят на лавочке пожилые женщины, беседуют, невдалеке шарахнуло. Они на секунду сделали паузу, прислушались и... продолжают разговор, не сдвинувшись с места. Народ, конечно, сплотился, друг другу помогают, нет равнодушных. С другой стороны, нервы напряжены так сильно, что некоторые стали замыкаться. Это можно объяснить — слишком много страданий и горя перенесли жители Донецка. На Украине говорят: «Моя хата с краю, ничОго не знаю» — к сожалению, начал появляться холодок отчуждения. Самое страшное, гибнут люди. После тех потерь, что понесли обе стороны, в ближайшее время к миру не прийти. Единственный путь — сесть за стол переговоров.

культура: На сайтах указывают разное число жертв. Каким цифрам верите Вы?
Писарев: Нам говорят о 10 000 погибших мирных жителей, но все местное население умножает этот показатель на десять. Уничтожено огромное количество людей. Все друзья моего детства, с которыми мы росли в одном дворе, погибли. Многие пошли в ополчение, одни были убиты в боях, другие — на блок-постах, а кого-то случайная пуля настигла на улице. Испытываешь мучительную боль, когда на твоей земле убивают. 

культура: Вы же имели возможность уехать, но остались в Донецке...
Писарев: Как я мог бросить маму, учеников, труппу? Театр помогает жителям выстоять. Он объединяет людей, укрепляет веру, несет любовь. Тут не просто высокие слова. В Донецке интерес к театру жил всегда, а сегодня намного вырос. На улице висят афиши, в зрительном зале горит свет, рассаживается публика, и горожане невольно думают: жизнь налаживается. На всех спектаклях — аншлаги, артисты ощущают, что нужны соотечественникам, как никогда. Всем им я очень благодарен за то, что играют с полной отдачей. Работает балетная школа, занимаются и те, кто может платить за обучение, и те, чьи родители попали в сложное финансовое положение. Ребята влюблены в танец и горят желанием освоить профессию. Если бы вы видели их глаза — они ведь настоящие дети войны, под звуки выстрелов учатся, репетируют, возвращаются домой. Так каждый день. 

Фото: donbassopera.com

культура: Театр живет в обычном режиме? 
Писарев: С начала войны вечерние спектакли отменены, делали показы в полдень. В дни сильных обстрелов работу прекращали еще раньше. Сейчас в городе стало спокойнее, начинаем в 16 часов. Восстановили все оперы и балеты, декорации которых уничтожила война. Среди них — «Летучий голландец», «Аида», «Кармен». Недавно, 11 июня, состоялась премьера «Лебединого озера». Хотели показать один раз до закрытия сезона, но желающих попасть на балет оказалось так много, что повторили в выходной день. Восторженно встретила публика и премьеру «Царской невесты». Театр на подъеме. Наша земля богата талантливыми людьми.

культура: Ведь и Сергей Прокофьев — уроженец Донецкой области?
Писарев: Да, земляк. Композитор родился в селе Красное, там сохранилась церковь, где его крестили. 25 лет назад открыли музей, тогда много экспонатов передали из Москвы — рояль, ценные бумаги с автографами, ноты Сергея Сергеевича. Не случайно, когда мы проводим конкурс Сергея Лифаря, то одним из условий заявляем подготовку номера на прокофьевскую музыку. В этом индивидуальность нашего смотра. Мы хотим, чтобы на родине композитора не забывали его сочинений. Сам музей сейчас на стороне украинской.

культура: Радикалы призывают забывать все русское...
Писарев: Это, знаете, менталитет провинции. Я не представляю, как без шедевров русской классики будет существовать Украина, да и вообще — весь мир. Без Чайковского, Бородина, Шостаковича... А как без Пушкина жить? Классика принадлежит всему человечеству.

культура: А если Вы решите показать гостям музей Прокофьева — пустят?
Писарев: Я бы даже предлагать такое не стал. Есть риск попасть в зону боевых действий, угодить под шальной снаряд или нарваться на заминированную территорию. 

Фото: Анатолий Морковкин и Геннадий Хамельянин /ТАСС

культура: Вы — мировая звезда, Вас нарасхват приглашали театры, Вы же вернулись в Донецк. Почему? 
Писарев: Не место красит человека, а человек — место. Здесь моя родина, я танцевал на этой сцене и почувствовал, что благодаря своим связям, авторитету и мировой известности смогу привезти в Донецк лучших артистов, организовать фестиваль, конкурс, гала-концерты. Где родился, там и пригодился. Решение не было спонтанным, в начале 1990-х, когда еще работал в Дюссельдорфе, в Немецкой опере на Рейне, в числе группы учредителей (среди них — народная артистка Украины Инна Дорофеева, партнерша и жена Вадима Писарева. — «Культура») открыл балетную школу при Донецком театре. Понимал — если есть школа, значит у труппы есть будущее. 

культура: Как складываются судьбы выпускников?
Писарев: Они выступают в разных театрах мира. Яна Саленко — одна из лучших балерин Европы. Денис Черевичко — ведущий солист Венской Штатс-оперы. Выпускники — везде: в Москве и Санкт-Петербурге, в Словакии и Амстердаме. Многие танцуют в Донецке. Вроде бы и могут найти место получше, а остаются, ждут новых спектаклей и ролей. Другой бы взял чемодан да поехал туда, где платят больше и пули не свистят. Здесь же нам всем нелегко, но команда сложилась надежная. Это люди, с которыми столько пережито и которых нельзя бросить. 

культура: Как в театре с заработками?
Писарев: Зарплаты и пенсии получаем ежемесячно. Вполне приличные. Бывают и премии. Сегодняшнее руководство республики видит, что искусство сильнее, чем танки, поэтому старается поддержать театр. Если опубликуете наш разговор, то обязательно подчеркните, что искусство спасает мир, оно против любой войны. Мы не хотим, чтобы люди убивали друг друга. Разрушить то, что создавали твои предки и ты сам, оказалось легко. Теперь надо по крупицам все собирать. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть