Иван Затевахин: «За издевательство над животными надо давать долгие реальные сроки»

23.02.2016

Елена СТАХОВА

Он знает, зачем птицам перья и почему вымерли динозавры. Он понимает язык дельфинов и защищает репутацию «бойцовых» псов. Автор и ведущий программы «Диалоги о животных», редактор двух «собачьих» журналов написал книгу «Собаки и мы. Записки дрессировщика», которая имеет все шансы стать настольной для любителей четвероногих друзей.

культура: В названии книги уже расставлены приоритеты: сначала собаки, затем мы. Это Ваша позиция?
Затевахин: Как правило, человек заводит собаку, хотя, конечно, бывает и наоборот. Когда мы «усыновляем» животное из приюта или выбираем щенка, какой-нибудь один столь проникновенно заглядывает в глаза и душу, что не забрать невозможно. Однако мы, как существа более интеллектуально продвинутые, ответственны за питомцев и должны стараться узнать, что творится у них в голове. А собаки и так понимают людей лучше нас самих — такова природа. Это они в процессе эволюции из волка «прилепились» к нам. Они выбрали такую стратегию выживания — жизнь с человеком. Выживать с человеком можно по-разному. Можно постараться и поруководить им. Не обязательно с помощью зубов — некоторые отлично пользуются иными способами. Все эти взгляды, мимика, вздохи... Любой собачник знает, о чем я. Наша же задача прийти к некоему компромиссу с питомцем, чтобы он делал то, что нужно нам, получая взамен то, что требуется ему. Книга больше об этом, то есть, скорее, о собаках.

культура: Вы известный любитель терьеров буль-группы и давно защищаете их от общественного мнения. В частности, утверждаете, будто они просто стали жертвой лживой социально-политической кампании...
Затевахин: Когда в конце 20-х годов в США заговорили о необходимости запрещения собачьих боев, отдельные зоозащитные организации раскрутились, собирая богатые пожертвования. Зрелище окровавленных псов действует на обывателя безотказно. Однако вместо того чтобы уничтожить само явление, стали бороться с животными (так проще, это ведь не с криминалом «бодаться»), причем войну объявили тем, кого ранее считали национальной породой, собаками-няньками. Собачьими боями занимались (и занимаются) единицы, но тысячи людей держали представителей буль-группы в качестве семейных. Питбуль вообще был символом США в Первой мировой: достаточно познакомиться с фотографиями и газетами того времени. В 30-е, благодаря невероятной по объему кампании, удалось все поставить с ног на голову, попутно освоив огромное количество денег. Ведь все эти акции, организация, плакаты, метания краски требуют денег.

Отдельно обращаю внимание — речь не о всемирно известных природоохранных фондах, ведущих действительно благородную борьбу за сохранение дикой природы. В общем, псевдозоозащитникам удалось связать участие определенных собак в боях с агрессией по отношению к человеку. Хотя логика явно хромая. Дескать, раз дерутся, значит опасны. 

культура: Сюжеты о нападениях бойцовых псов на человека всегда вызывают резонанс.
Затевахин: Недобросовестные журналисты все случаи покусов списывали на питбулей. Однако гончие, лайки, борзые не менее агрессивны к себе подобным, но никто не делает из них людоедов. Более того, проводились специальные научные исследования с выборкой из нескольких сотен собак, и оказалось, что представители буль-группы делят первое место из всех пород в категории «френдли» с голден-ретриверами. Возможно, благодаря этому, а во многом и проснувшемуся здравому смыслу, сейчас маятник, надеюсь, качнулся в обратную сторону. Обычные люди держат этих собак, в социальных сетях ведут широкую кампанию по реабилитации питомцев. И недели не обходится теперь без сообщений, о том, как какой-нибудь семейный «буль» спас ребенка от змеи, предупредил о пожаре, защитил от грабителя. 

культура: В 90-е «булей» брали для охраны семьи. Вы тоже дрессировали своего Геру для этой миссии. Пришлось ли ему хоть раз применить свои навыки?
Затевахин: Дрессировка для защиты была в какой-то степени обязательной для всех крепких собак того времени. Представители буль-группы очень легко обучаются, ради хозяина готовы на все. Это настоящие члены вашей семьи. А для охранной службы больше подходят специальные полицейские — представители рабочих линий бельгийских, голландских, немецких овчарок, некоторые ротвейлеры. Но в 90-е эти породы были либо «никакие», либо сложные для содержания в однокомнатной квартире с двумя гиперактивными детьми, а про малинуа мы тогда еще ничего не знали. А у нашего Геры, по сути, имелся один недостаток — со временем проявилась сильная неприязнь к кобелям. Двое детей, Гера, плюс кошка Пуша — вся эта компания отлично ладила между собой. Что касается применения Геры как защитника, хватало одного внешнего вида: хулиганы обходили нас стороной.

культура: В книге Вы приводите данные исследований японских ученых о том, что при контакте человека и собаки в крови обоих существенно повышается уровень окситоцина, так называемого «гормона любви». Неужели все объясняется только химией?
Затевахин: Строго говоря, все в наших поступках объясняется химией. И любовь не исключение. Гормоны регулируют наше поведение, ничего в этом особенного нет. Окситоцин из их числа. Другое дело, богатейшая гамма чувств, которая покоится на «химическом» фундаменте. Наши переживания и мысли. Но это уже психология людей, я в ней не специалист.

культура: Слышала, что Вы с женой познакомились на площадке... 
Затевахин: Было это давно, я еще зарабатывал деньги дрессировкой собак, как раз для защиты владельца. В одной из групп занималась моя будущая жена Лена. Познакомились, встретились во внеслужебное время, оказалось, на многие вещи смотрим одинаково, возникла та самая химия... 

культура: Вспоминаю историю об одной пожилой пациентке. Ей прикрепили датчик, фиксирующий физическое состояние. Как выяснилось, она регулярно чувствовала себя лучше лишь в те полчаса, что играла с питомцем. Как Вам кажется, кто кому больше нужен: мы животным или они нам?
Затевахин: Пожалуй, одинаково. Они без нас не могут, а мы без них. Что до собак-терапевтов, то эта практика широко используется сейчас и в России, и за рубежом. Конечно, сама по себе собака человека не вылечит. Но поднять настроение и, следовательно, улучшить общее самочувствие вполне способна. Кстати, собакой года в США несколько лет назад избрали питбуля-терапевта Элли, вместе с хозяйкой ходившую в палаты к тяжелобольным. Она им «улыбалась», виляла хвостом, заглядывала в глаза, позволяла себя тискать — в общем, получала удовольствие сама и поднимала настроение людям. 

культура: Считается, что интеллект собак выше, чем у большинства братьев наших меньших. Некоторые переходят дорогу на зеленый свет, двигаются строго по «зебре», ездят в метро с пересадками. Как Вы можете это объяснить?
Затевахин: Действительно, это исключительно сообразительные животные. Более того, считаю, естественный отбор способствует выживанию, как тому ни сопротивляется шоу-селекция, наиболее умных собак. Именно такие получают преимущество при разведении служебных, спортивных, охотничьих и даже собак-компаньонов. Что касается бездомных — тут вообще все очевидно. Чтобы выжить в городе, необходимо быстро и хорошо соображать.

культура: Существует точка зрения, что «двор-терьеры» самые толковые. Согласны?
Затевахин: Нет. «Гении» особенно часто встречаются у собак «рабочих» — будь то охотники, спортсмены, «службисты». А в среднем тут, наверное, примерный паритет.

культура: Мне кажется, собаки разбираются в людях и очень точно считывают отношение к хозяевам. Вы доверяете собачьей оценке?
Затевахин: На самом деле оценке собственного питомца можно доверять только в условиях, когда его ничто не подталкивает к какому-либо выбору. Любая собака старается, если у нее нет других задач, подстроиться под человека. Если взять караульных или защитных псов, то они ко всякому незнакомцу должны относиться подозрительно. С другой стороны, многие собаки по природе «рубахи-парни». Если их специально не готовили к обратному, они готовы вилять хвостом и проникновенно заглядывать в глаза любому встречному.

культура: Какие породы не подходят одинокой женщине?
Затевахин: Смотря какая женщина. Встречал субтильных девушек, вполне управлявшихся со свирепыми кавказскими овчарками. Все зависит от суммы знаний и навыков. Для начала лучше брать собаку попроще, средних размеров, не очень энергичную, нужно быть готовым заниматься с ней дрессировкой. А крупные служебные псы не для новичков. Кстати, сейчас по количеству обращений на «укрощение строптивых», по моим разговорам с действующими тренерами, лидируют лабрадоры. Они и убегают, и квартиры разрушают, и к другим четвероногим, бывает, задираются. Это физически очень мощная и энергичная порода, охотничья в прошлом и часто в настоящем. Ну и кобели порой страдают, так сказать, завышенной самооценкой. «Марли и я» замечательный фильм, помните? Там все правда.

культура: Кому противопоказано иметь животных? 
Затевахин: На мой взгляд, ответ очевиден — тем, кто их не любит, кто берет животное, чтобы повысить свою самооценку, потешить самолюбие или в чисто коммерческих целях.

культура: На городских окраинах все чаще встречаются собачьи стаи, порой ведущие себя довольно агрессивно. Как правильно вести себя с ними?
Затевахин: Мне кажется, проблема сильно преувеличена. Кроме того, стаи существуют не сами по себе, они живут около человека, зачастую там, где их специально привечают: в гаражах, на стройках. Сторожам удобно иметь бесплатных помощников, которые, в силу собачьей психологии, охраняют территории «своих» людей. Там лучше вообще не ходить. Если же судьба забросила в такое место, держитесь максимально уверенно, возьмите палку или камень и спокойно, не торопясь, двигайтесь туда, куда шли, делая вид, что на хвостатых попутчиков внимания не обращаете. Если те заходят сзади, а они будут пытаться это делать, обернитесь и продемонстрируйте предмет в руках. В общем, уверенность в себе и создание у собак ощущения, что вы вооружены, залог нормального перехода через опасную зону. 

культура: Многие родители не видят ничего страшного, когда любимое чадо отрывает крылья бабочке или препарирует лягушек. Где кончается детское любопытство и начинается жестокость? 
Затевахин: Никуда не денешься, согласно законам природы, в определенный период у детей развивается все, что связано с агрессией, которая у «гомо сапиенс» играет большую роль, нежели у других биологических видов. Разумеется, надо объяснить ребенку, что такое хорошо и что такое плохо. Если не сбалансировать развитие агрессивного комплекса и способности к сопереживанию, жди беды. 

культура: Вот мы все очень возбудились в связи с событиями в Дании, где убили жирафа Мариуса. И почему-то забыли, как несколько лет назад подростки забили насмерть палками кенгуру в Ростовском зоопарке. А последние случаи, когда белой медведице на острове Врангеля скормили взрывпакет, а на Камчатке живому морскому льву пилили морду «болгаркой», вообще за гранью. В Рязани запоздало задержали трех отморозков, убивших кота петардой и заснявших свое живодерство на видео. Вполне логично, что за прошедшие десять лет они успели отсидеть по серьезной уголовной статье... Каким должно быть наказание за измывательство над животными?
Затевахин: Я считаю тех, кто совершает подобные преступления, ущербными и опасными для общества. Их следует изолировать — то есть уголовно наказывать, с долгими реальными сроками. Например, в США за жестокое обращение с животными (в том числе за организацию собачьих боев, избиение четвероногих) выносят весьма ощутимые приговоры — до двадцати лет. В Китае за такие фокусы с дикими животными вообще смертная казнь. Есть повод задуматься нашим законодателям. 

культура: В программе «Диалоги о животных» зрители видели Вас в компании самых разных зверей. Наверняка много курьезных историй остается за кадром. 
Затевахин: Бывали разные случаи, но ничего криминального не происходило, ну разве что однажды сбежал ручной и доброжелательный медведь, побегал вдоволь и дал себя увести дрессировщику. Еще как-то меня тяпнул за подбородок сетчатый питон. Но душить не стал: боялся он почему-то (возможно, от меня сильно пахло гримом), даже, извините, обгадился. Ну а во время съемок в дикой природе любой инцидент — это ЧП, чреватое очень плохими последствиями, поэтому профессионалы их стараются заранее избежать, тщательно готовятся к процессу. 

культура: Есть ли у Вас шрамы, оставшиеся от укусов?
Затевахин: Да полно, но еще с тех времен, когда я готовил собак для защиты. Специального снаряжения не было, все делали сами, вот оно порой и подводило, псы его и «разбирали», и прокусывали, но от совсем уж страшных травм Бог миловал.

культура: Какие животные у Вас сегодня в доме? 
Затевахин: Только Горка. Его изображение красуется на обложке книги. Он прошел необходимое обучение и обладает всеми навыками защитной собаки.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть