Испанское барокко, не будь ко мне жестоко

20.04.2016

Александр МАТУСЕВИЧ

Фото: Елена Лапина

Детский музыкальный театр имени Наталии Сац и маэстро Эндрю Лоуренс-Кинг представили оперу «Любовь убивает».

Еще относительно недавно Россия не выказывала особого интереса к музыке эпохи барокко, а теперь активно включилась в мировой тренд и полюбила старину.

В столице играют сразу две барочные программы, одна другой сложнее и заковыристее, и любителям старинной музыки, чьи ряды с каждым сезоном прирастают, приходится буквально разрываться между представлениями. В Зале имени Чайковского Александр Рудин дает раритеты столпов зрелого барокко Генделя и Хассе, тогда как Дом музыки зовет на еще больший эксклюзив — первый опыт барочной оперы Испании.

Диковину представил Детский музыкальный театр имени Наталии Сац вместе с британцем Эндрю Лоуренсом-Кингом. Труппа празднует в нынешнем сезоне 50-летие и целый год удивляет необычными премьерами. Спектакли и концерты в честь юбилея играются не только во Дворце Синей птицы на проспекте Вернадского, но и буквально по всей Москве. Дом музыки устроил «сацевцам» целый абонемент под названием «Ренессанс и барокко». 

Фото: Елена Лапина

Сотрудничают с признанным авторитетом аутентизма Кингом не впервые. Несколько лет назад по инициативе критика Алексея Парина и худрука театра Георгия Исаакяна здесь родился уникальный проект — постановка одной из первых в мировой истории опер «Представление о душе и теле» Эмилио де Кавальери. Своего рода предтеча, из которой композиторы позднего Ренессанса начали созидать оперу как таковую, вскоре покорившую мир. Происходило это не только в Италии, но и в культурно и языково родственной Испании, где Хуан Идальго де Поланко написал на либретто Педро Кальдерона де ла Барка барочную оперу «Любовь убивает». Как и у итальянцев, в ней действуют герои античных мифов, боги Олимпа и абстрактные фигуры — добродетели. 

В музыкальном плане первый испанский опус имеет свое неповторимое лицо — национальное и по духу, и по букве. Огромную роль играет ансамбль гитар, состоящий из инструментов самого разного размера и строя. Кроме них — старинные арфы и ударные. Подобно итальянцам, Идальго использует речитативы: боги и богини, сверхъестественные существа, воплощающие магические силы, не столько поют, сколько, разговаривая, напевают. Что же тогда остается другим персонажам? Им предназначены баллады — пространные рассказы в стиле менестрелей, повествующие о жизни и превратностях судьбы. Там же, где в итальянской опере полагается развернутая ария, испанцы используют танец, чьи ритмы и мелодии вполне заменяют монологи. 

Фото: Елена Лапина

Исполнение в Доме музыки заявили как концертное, но театральный коллектив не мог обойтись без «живой» инсценировки. Режиссер Георгий Исаакян открывает действо появлением испанской инфанты Марии-Терезии, к чьей свадьбе с будущим королем-солнцем Людовиком XIV опера и была приурочена. Визуального разнообразия добавляют костюмы — в них перемешаны античность, барокко и современность, сказочность и повседневность. Солисты периодически примеряют звериные маски, чем вносят в действие элемент игры и лишают концерт свойственной ему статичности. Активизирована роль хора как комментатора (хормейстер Вера Давыдова). 

Обаяние испанской оперы — в необычном звучании инструментальных тембров (секстет гитар — иберийский эксклюзив, ничего подобного больше не было нигде — ни в Италии, ни во Франции, ни в Англии) и в зажигательных танцевальных ритмах, предвещающих рождение знаменитых сарсуэлы и фламенко. Солистам Олесе Титенко, Вере Азиковой, Татьяне Ханенко, Юлии Макарьянц, Денису Болдову и Олегу Банковскому оказалось под силу сделать далекую от нас эпоху по-настоящему интересной и захватывающей.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть