Чехия: конец вацлавской эпохи

01.02.2013

Михаил ЩИПАНОВ

Уже после первого тура дебютных в истории Чехии прямых президентских выборов стало ясно, что нового лидера этой постсоциалистической страны будут звать не Вацлав. В отличие от двух первых ее глав — Гавела и Клауса, которых выбирали не всенародно, а стараниями чешского парламента.

В принципе, выборы в Чехии стали своеобразным референдумом по болезненной теме нового общеевропейского тренда — жестких бюджетных сокращений. И символично, что в финале президентской гонки сошлись левые, коих олицетворял бывший премьер Милош Земан, и правые в лице действующего главы МИДа, потомка знаменитого княжеского рода Карела Шварценберга.

Министр вел себя с княжеской снисходительностью. Даже нарушил процедуру голосования, положив в урну свой бюллетень с помаркой около собственной фамилии, но без конверта, вопреки правилам. Однако этот потерянный голос не стал решающим. Разрыв между соискателями бывшего королевского дворца в Праге составил без малого десять процентов.

Ситуация в Чехии для нас небезразлична. Об этой небольшой центрально-европейской стране можно даже спеть известную строку из Владимира Высоцкого: «А там на четверть бывший наш народ!» Чехия, конечно, не Израиль, но по объему приобретаемой там нашими соотечественниками недвижимости она уступает только Болгарии и Испании. И это притом, что морских пляжей под Прагой до сих пор не обнаружено. Да и условия приобретения домов и квартир иностранцами — весьма жесткие. Но несмотря на все формальные преграды, курортные Карловы Вары местные уже не без некоторого раздражения называют русским городом, где на «великом и могучем» уже не только ресторанное меню, но и многие вывески.

Понятно, что такие инвестиции с Севера для Чехии — вещь немаловажная. И на примере курортной экспансии можно проиллюстрировать старую истину: грош объединяет даже непримиримых противников. Не секрет, что годами наши отношения были далеки от безоблачных. Но времена правления русофоба-правозащитника Вацлава Гавела, когда местные власти сквозь пальцы смотрели на откровенно бандитские нападения на наших туристов и предпринимателей, основывавших в Праге первые совместные предприятия, давно канули в лету. Появилось прагматичное сознание, что не только русский бизнес, но и массовый туризм — это столь нужные деньги для страны с весьма стесненным бюджетом. И избранный левый президент — в некоторой степени надежда на расширение такого притока. Подобная перспектива для Праги психологически важна. Перефразируя Фолкнера, можно сказать, что государство, как человек, может долго жить даже на те деньги, которые только ожидаются.

И уж совершенно точно, Чехия теперь не последует примеру той же Литвы, которая поспешила примкнуть к «списку Магнитского», начав выискивать в своих банках «крамольные» российские вклады. Вспомним, что и при прежнем президенте Вацлаве Клаусе чехи смогли-таки оттолкнуть от себя навязчивое предложение штатовского локатора ПРО. А ведь американское искусство выкручивания рук партнерам давно стало притчей во языцех. Впрочем, если тот самый список будет поддержан (как нам сейчас угрожают) Европейским союзом, сильному нажиму Брюсселя Прага едва ли сможет долго сопротивляться.

Что касается перспектив отношений Чехии и России в целом, в этой сфере вряд ли что-либо принципиально изменится. Чехи — очень прагматичная нация. Жизнь на историческом и географическом перекрестке предопределила спокойные отношения с любыми партнерами. Вот и с нами Прага предпочитает выстраивать ровные связи, не педалируя старые проблемы и делая ставку на экономику.

Конечно, Москва не станет первым адресом официального визита пана Земана, но можно не сомневаться, что такие контакты с российскими коллегами — не за горами. Ведь и западные инвесторы зачастую приходят в эту страну, рассматривая ее в качестве экономического коридора, ведущего на Восток.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть