900 страниц русского золота

18.01.2013

Александр ПАНОВ

Одним из главных культурных событий минувшего года стал выход в конце ноября в издательстве «Северный паломник» 14-го тома «Истории русского искусства», над которой работают Государственный институт искусствознания и привлеченные специалисты. Эта книга посвящена искусству первой трети XIX века.

Несмотря на презентацию в Третьяковской галерее и робкие немногословные отклики в прессе, появление книги, которая только что добралась до магазинов и библиотек, осталось практически незамеченным. А ведь это подвиг искусствоведов и полиграфистов. Конечно, чтобы осилить 900-страничное научное издание (хотя все тексты написаны доступно, а некоторые — не без литературной лихости), требуется время. Но и так понятно, что этот том — не только подвиг, но и чудо.

Цифра 14 не должна вводить читателя в заблуждение. На самом деле это лишь второй отпечатанный том из готовящихся 22-х. Первый, посвященный искусству Киевской Руси, вышел в 2008 году. Нынешний был полностью готов уже в позапрошлом ноябре и в выходных данных помечен 2011-м. Но денег на издание не нашлось. Помогла 200-летняя годовщина Отечественной войны — издание книги вошло в официальную программу празднеств.

Впрочем, если публикация очередных томов пойдет такими темпами, по книге в пятилетку, завершение эпопеи застанут даже не внуки наши, а правнуки. Впрочем, «История русского искусства» по своей масштабности и рассчитана на века. Вот только наука не стоит на месте. (Классическая «История» в 13 томах, выходившая под редакцией Игоря Грабаря с 1953-го по 1969-й, увы, безнадежно устарела. Сейчас даже пишут по-другому.)

У книги пятнадцать авторов и столько же тематических разделов. У каждого текста свой индивидуальный стиль, свой взгляд на мир и своя методология. Охват материала претендует на академическую полноту. Под «искусством» тут понимаются не только живопись, графика, скульптура и архитектура, но и церковная стенопись, иконопись, музыка, балет, драматический театр и театрально-декорационное искусство. Отдельной главы удостоился костюм, о котором увлеченно рассказывает главный специалист в этой области Раиса Кирсанова. Не умаляя достоинств прочих авторов, скажем, что именно ее текст читается как захватывающее расследование. Хотя, казалось бы, что нам до моды начала XIX столетия?

Полифония авторских интонаций и подходов не означает разноголосицы. У книги есть общая философия, основные тезисы которой сформулированы во «Введении» доктором искусствоведения Глебом Поспеловым. Основная идея такова. Первая треть XIX века — «золотой век» русской культуры, отличавшийся «особой гармонией мировосприятия», «пора уравновешенной ясности». При этом то время примиряло феномены не то чтобы противоположные, но разные по сути. Гражданское и частное, публичное и приватное, высокое и обыденное, патриотическое соединение с властью во время войны и оппонирование ей вплоть до восстания декабристов. Культуру столиц и провинции, усадебный быт и светские салоны. А самое главное — напыщенный имперский ампир и построенный на полутонах и перепадах настроения романтизм. В противостоянии двух стилей заключалась главная коллизия эпохи. Позже в конкурентную борьбу в 1830-е годы вступит салонный академизм.

Все эти внутренние столкновения, складывающиеся в «гармоническое равновесие», и исследуют авторы тома на разнородном материале, поражая эрудированностью не только в своей области. Тут нет «специалистов, подобных флюсу».

Напоследок нельзя не отметить роскошную полиграфию (отпечатано в Италии) и богатейший иллюстративный ряд. В метро этот том не откроешь. Даже для университетской лекции он тяжел. Книгу нужно неспешно листать за домашним столом, представляя себя персонажем «золотого века».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть