Двойное правосудие

25.04.2015

Владимир ХОМЯКОВ, сопредседатель движения «Народный Собор»

Знаменитое, долгое и многотрудное дело о хищениях в «Оборонсервисе» близится к финалу, и по законам драматургии тут-то и начались неожиданности. Обвинение запросило для главной фигурантки, Евгении Васильевой, целых восемь лет. Но условно. Холдинг «Оборонсервис» был создан в рамках начатой в 2008 году реформы оборонного ведомства. Предполагалось, что он возьмет на себя обеспечение всей хозяйственной деятельности армии, а военным останется только служить. При этом Минобороны избавлялось бы от «непрофильных активов», которые планировалось распродать, а деньги — направить в бюджет. И на это дело вместо «устаревших» советских штабистов решено было поставить команду «эффективных менеджеров» из коммерческих структур. Почему-то никто не подумал, что допускать вчерашних коммерсантов (а коммерсант, как и чекист, «бывшим» не бывает) к дорогостоящим материальным объектам — все равно, что хорька пригласить в курятник.

Лишь когда не любимый армией министр был отставлен и против него возбудили дело по статье «Халатность», копнули и под «Оборонсервис», возглавляемый «очень близкой подругой» Сердюкова Евгенией Васильевой. Размеры хищений впечатляли. Тут и незаконная передача в аренду минобороновской земли с нанесением ущерба государству в 1 млрд. руб., и хищение акций более чем на 190 млн. руб., и ряд афер с военным имуществом на общую сумму 600 млн. рублей… Всего в деле 12 эпизодов — мошенничество, легализация преступных средств, превышение и злоупотребление должностными полномочиями. По оценкам юристов, все вместе тянуло лет на 12 лишения свободы.

Телеэкраны транслировали кадры роскошной 13-комнатной квартиры Васильевой в центре Москвы, изъятых у нее при обыске более 1000 ювелирных изделий общим весом 19 кг, 57 000 драгоценных камней — бриллиантов, изумрудов, рубинов, коллекции дорогостоящих часов. Люди не злорадствовали, они просто хотели, чтобы «каждому по заслугам». То есть, если герой — то орден, а если вор — тюрьма и конфискация.

Но бесконечно тянулось следствие, и тема «сладкой парочки» постепенно отошла с первых полос куда-то на задворки новостей. Тем временем изобличили пособников хозяйки «Оборонсервиса» — «стрелочников», как водится, сурово наказали: дали от 2,5 до 5 лет. Что же касается главных фигурантов — Сердюкова и Васильевой, то к ним следственные органы проявили поистине запредельное сочувствие. Сердюков заявил, что ни о каких хищениях понятия не имел, и следствие ему тут же поверило. Васильеву же поместили под домашний арест в ее шикарной квартире, где она могла свободно сочинять стихи, заниматься живописью и раздавать интервью. Параллельно, если верить СМИ, шло давление на свидетелей в лучших традициях «лихих 90-х». Трое из четверых свидетелей как-то незаметно превратились в обвиняемых.

Но страна продолжала ждать справедливости если и не в отношении «неприкасаемого» экс-министра, то хотя бы главной исполнительницы. И вот — свершилось! Начался долгожданный суд, на котором прокуратура, объявив, что все инкриминируемые Васильевой эпизоды доказаны, потребовала сурово ее наказать, осудив на целых восемь лет. Последовавшего затем уточнения: «условно» не ожидал никто. В шоке были не только все присутствующие и, вероятно, все отсутствующие в зале россияне, но и даже сами следователи, которые вели дело.

Но, народу, недвусмысленно дали понять, что не важно, сколько ты наворовал и у кого, а важно, кто ты есть и к какому властному клану относишься. Потому что за украденную из гардероба шубу дают срок. И за угнанную машину — тоже. Но когда человека, укравшего три миллиарда, то есть — три тысячи (!) дорогих (по миллиону рублей за штуку) условных машин, фактически отпускают проживать наворованное, это означает только одно — в стране есть две принципиально разные касты граждан и два уголовных кодекса для каждой из них.

Заметьте, подельница Васильевой Динара Билялова, укравшая на порядок меньше и при этом активно сотрудничавшая со следствием, получила, тем не менее, реальный срок. А Васильева, вины не признавшая, — срок условный. Почему? Осмелюсь предположить: потому, что не сдала тех, кого сажать наше правосудие не то что не может, а просто боится. В итальянской мафии это называется «омерта» — закон молчания. Как это называется в российской мафии, не знаю, но что действует — это точно. Молчишь, не сдаешь своих — и тебя отмазывают, начинаешь сознаваться — отправляешься на нары в назидание остальным.

Не хочу говорить о возможной коррупции в прокуратуре, принимающей столь экстравагантные решения. Может, и не было ее, коррупции. А был обычный звонок, сообщивший, что «есть мнение» дело Васильевой замять. В точности так же, как в позднесоветские отмазывали от заслуженной уголовной ответственности сынков номенклатурных папаш, твердо знающих, что закон — это не для них. Помнится, случаи эти, просачиваясь в массы, сильно бесили народ, и в час Икс стали далеко не последним поводом для свержения КПСС, а затем — и для разрушения страны, допускающей у себя подобные мерзости.

Увы, похоже, что история наши, с позволения сказать, «элиты» ничему не учит. Ибо пытаясь облегчить участь Васильевой и даже не пожурив очевидно виновного Сердюкова, они нанесли пробивающимся с начала «Русской весны» росткам общенационального единства такой вред, какой не смогли бы нанести все оппозиционеры и их забугорные хозяева вместе взятые.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть