Империя террора

18.12.2014

Вадим БОНДАРЬ, публицист

Ровно 30 лет назад, 17 декабря 1984 года, по предложению СССР 39‑я сессия Генеральной Ассамблеи ООН приняла резолюцию «О недопустимости политики государственного терроризма и любых действий государств, направленных на подрыв общественно-политического строя в других суверенных государствах».

Накануне этого более чем актуального в нынешних условиях юбилея появился ряд любопытных публикаций западных аналитиков. Так, бывший помощник по экономической политике министра финансов США в администрации Рональда Рейгана, а ныне политолог и публицист Пол Крейг Робертс (выступавший и на страницах «Культуры») подтвердил: американские власти знали, что у Саддама Хусейна не было оружия массового поражения и связей с «Аль-Каидой». И что правительственные войска Сирии не использовали химического оружия. «Для Вашингтона важны были не факты, а возможность свергнуть эти правительства», — пишет Робертс. Обратим внимание: это не предположение, а признание, сделанное бывшим высокопоставленным (и высокоинформированным) сотрудником администрации США. Говоря же об отношениях с нашей страной, Робертс утверждает: Вашингтон четко дал понять, что Россия может быть полноценным участником западной политики, лишь отказавшись от защиты собственных интересов и проведения суверенного политического курса.

Похожим образом видит ситуацию и экс-советник бывшего канцлера Германии Гельмута Коля Хорст Тельчик. В интервью газете Zeit о политике Германии в отношении России он, в частности, отметил: «Теперь все разрушают, поскольку думают, что необходимо любой ценой показать русским, что их политическая система для нас неприемлема». Иными словами, Россия должна стать частью глобального Западного проекта — в противном случае к ней будет применяться политика государственного терроризма. Если так, а мы видим, что это так, не настало ли время вернуться к этому вопросу? Дать четкие оценки в новых исторических условиях: кто сейчас осуществляет государственный терроризм. И как другим государствам защищаться от этого.

Опасность более чем серьезная. В начале октября была обнародована готовившаяся полтора года новая оперативная концепция сухопутных войск США «Победа в сложном мире. 2020–2040». Документ прелюбопытнейший. По странному совпадению, он начал активно разрабатываться примерно за полгода до старта кровавых событий на Украине. В нем официально признано, что современные сражения — это не только зоны боевого соприкосновения, но и противоборства в сфере дипломатии, внутриполитические гражданские конфликты, информационные и финансово-экономические войны, жесткое технологическое противостояние, а также — еще одна новинка — так называемые поведенческие войны. Победа в последней заключается в том, чтобы заставить человека действовать по скрытно навязанной ему поведенческой программе. Благодаря чему без прямого военного вторжения происходит не только смена национальных лидеров, политических акцентов и режимов, но и на долгосрочной основе осуществляется переформатирование жизни и менталитета населения целых стран и регионов. Поведенческая война с недавних пор является важнейшим элементом национальной стратегии США по упреждающему устранению возможных угроз их тотальному доминированию.

И еще интересная деталь: один из разработчиков документа, бывший командующий войсками США и союзников в Афганистане генерал-лейтенант Дэвид Барно, назвал будущие конфликты «теневыми войнами». Но ведь теневая война — это и есть терроризм! Теневая война официально не объявляется, а, следовательно, может вестись, охватывая все новые сферы и вовлекая все новые ресурсы скрытно от жертвы агрессии. Маскируясь перед мировым сообществом под различными благовидными предлогами. Что со всей очевидностью демонстрируют события последних месяцев, происходящие вокруг России. Начальник Генштаба ВС РФ Валерий Герасимов на встрече с военными атташе ряда стран прямо сказал: «Попытки давления на нашу страну ведутся во всех жизненно важных сферах… При этом основные усилия направлены на снижение военно-экономического потенциала страны, замедление научно-технического и технологического развития в стратегически важных областях». Этим дело не ограничивается. Теневая (террористическая) война предполагает переход к стадии вооруженного нападения — это неотъемлемая часть новой американской концепции. В практической ее реализации, как видим, задействованы все союзники Штатов. Именно поэтому, пишет тот же Робертс, западные политики и СМИ настойчиво игнорируют позицию российских официальных лиц и не прислушиваются к фактам, озвучиваемым, в частности, главой российского МИДа Сергеем Лавровым.

В этой ситуации нам необходимо воспринимать политику, которая проводится против нас, именно как политику государственного терроризма. И называть вещи своими именами — ведь не стеснялся же Рейган прилепить нам ярлык «Империи зла». Тем более, что сами «партнеры» даже подталкивают нас к этому. Украинские депутаты призывали открыть против России второй террористический фронт на Кавказе, никто из западных кураторов-псевдогуманистов их за это не осуждает. Значит, поддерживают. А что остается нам? Поступать с ними, как с террористами. Поведение и политику страны выстраивать соответствующим образом. На Кавказе победить это зло смогли. Надо суметь и в мировом масштабе — ведь война уже идет.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть