Трудности перевода

25.08.2014

Марк АГАТОВ, член Союза писателей Крыма

В воскресенье, 24 августа, Украина впервые отметила день своей независимости без Крыма. Киевские политологи продолжают посыпать голову пеплом: как случилось, что крымчане были столь единодушны в желании воссоединиться с Россией? Была ли политика украинизации полуострова недостаточно жесткой? Или, напротив, «жовто-блакитные» эмиссары переусердствовали так, что сами подготовили Крым к переходу под московскую руку? Попробуем разобраться.

Как известно, формально «украинским» русскоязычный Крым стал в 1954 году. Поначалу особых изменений местные жители не почувствовали. Народ, как и прежде, говорил на родном языке, на нем же оставался официальный документооборот, при этом интернационализм как господствующую идеологию советского государства никто не отменял.

На русском говорили и прибывшие в Крым из Киева национальные кадры: среди них было просто не принято выставлять напоказ свои украинские корни в тех районах союзной республики, где местное население поголовно пользовалось титульным языком СССР. В беседе с корреспондентом «Культуры» один из бывших комсомольских лидеров смог назвать только два периодических издания, которые выходили в Крыму на двух языках: районная газета в Красноперекопске, украинский выпуск которой насчитывал 300 экземпляров, и областная «Крымская правда». Более того, первую вывеску на украинском языке наш собеседник увидел в Ялте лишь в 1958 году, то есть спустя четыре года после передачи полуострова в состав УССР. (На одном из местных магазинов было написано «Скупка речей», то есть вещей.) На мове в Крыму тогда говорили разве что переселенцы с Украины, обосновавшиеся в сельской местности. Не изменило языковую ситуацию и включение украинского языка в школьную программу уже в 1954-м. На тот момент из 2193 учителей начальных классов крымских школ лишь 94 (то есть чуть более 4 процентов) знали украинский. Но и они не имели опыта преподавания этого предмета.

Другим немаловажным фактором, сдерживающим украинизацию Крыма в советский период, был многомиллионный турпоток со всех уголков страны. Несмотря на то, что Киев продвигал культуру УССР на полуострове, путем гастролей украинских театров и хореографических коллективов, тем не менее на бытовом уровне русский язык оставался самым удобным для крымских жителей и туристов.

Все изменилось в 1991 году после объявления на Украине независимости. Во-первых, Киев, как ни старайся, не мог освоить туристический и рекреационный потенциал полуострова. Здравницы перешли на работу исключительно в летнее время. Врачи, медсестры и педагоги, то есть основное на тот момент трудовое население Крыма, с осени вынуждены были наниматься на работу не по специальности. Одни торговали на рынках, другие превращались в «челноков». Среди врачей, работавших в санаториях, большой удачей считалось пристроиться на зиму по месту основного трудоустройства охранником или дворником. Но поскольку курорты при этом худо-бедно работали, обслуживая в основном внутренний рынок, появился спрос и на знание мовы среди крымчан, занятых в туризме, сфере услуг и розничной торговле. Жители западной Украины требовали от работников гостиниц и санаториев, чтобы с ними говорили на государственном языке. Руководители здравниц вынуждены были брать на должности администраторов украинцев.

На местном властном уровне при этом доходило до гротескных ситуаций. Правильно выбранная идеология помогала предприимчивым местным руководителям «решать вопросы». В Евпатории, например, чтобы заасфальтировать улицу Шевченко, где местные чиновники и бизнесмены выстроили элитные дома и гостиницу, пришлось установить памятник поэту. Возле этого памятника чиновники и небольшая группа граждан из проукраинских организаций возлагали цветы в дни государственных праздников. А вот другой, параллельной с Шевченко, улице Московской, разумеется, не повезло. Просить деньги на ее реконструкцию местные руководители не рискнули из-за идеологически неверного названия.

Весьма показательной была в Евпатории и чиновничья возня вокруг памятника главному русскому поэту. Сначала его хотели установить в центре города у театра имени А. С. Пушкина, напротив местного горисполкома, но после того, как из Киева пришли установки на усиление украинизации, чиновники стали искать для «Александра Сергеевича» более подходящее место, подальше от людских глаз. С этим не согласилась местная интеллигенция, после чего тему установки памятника Пушкину вообще замяли.

Впрочем, некоторым всемирно известным писателям повезло гораздо меньше. В 2008 году по приказу министра культуры Украины из библиотек изъяли русскоязычное наследие, которое якобы несет идеологию коммунизма и великодержавного шовинизма. В «черный список» попали не только исторические книги, собрания сочинений и мемуары деятелей советской эпохи, но и художественная литература. В том числе Маяковский с Булгаковым. Если к западу от Днепра подобная авантюра прошла без сучка, то в Крыму была встречена сдержанным ропотом. Пожилые библиотекарши прятали книги дома, будто бы вернувшись во времена своего военного детства.

Чем еще запомнились крымчанам годы жизни в украинском Крыму? Табличками на домах с украинскими надписями, запретом рекламы на русском языке и тотальным насаждением мовы в теле- и радиоэфире. Особенно гротескным выглядело «Русское радио», вещающее на украинском языке. Конечно, к этому можно было и привыкнуть. Не нравятся украинские телеканалы и радиопрограммы — купи спутниковую антенну, правда? Но что было делать пенсионерам в аптеках, где им приходилось изучать аннотации к лекарствам на чужом языке? Серьезные проблемы возникали у людей при подписании документов в банках, у нотариусов, в судах, государственных и частных конторах. Все официальные бумаги заполнялись исключительно на украинском языке. Незнание языка впоследствии не освобождало от ответственности по сделкам и кредитным договорам. Не добавило популярности Киеву и переписывание на украинский лад фамилий, имен и отчеств в паспортах. Так, скажем, автор этих строк в паспорте, помимо его воли, превратился из Марка в Марко.

Но на этом украинские чиновники не остановились. Чтобы доказать окончательную победу над «московитами», они предложили властям Евпатории поднять над городом самый большой флаг Украины. Местные чиновники взяли под козырек, и гигантское «жовто-блакитное» полотнище украсило курорт и Книгу рекордов Украины. Потом ее пополнили новые похожие достижения: самая большая метла Евпатории, самый короткий трамвайный маршрут, самый большой чебурек…

Украинские власти, казалось бы, сделали все возможное для изгнания русского языка и русского духа из Крыма. Они переписали образовательные программы в школах, заставив подавляющее большинство детей изучать родной язык как иностранный. Без знания мовы стало невозможным поступить ни в один украинский вуз (включая крымский) и аспирантуру, а при поступлении на чиновничьи должности претенденты вынуждены были сдавать экзамен на знание государственного языка. В том числе в Крыму. Разумеется, для русскоговорящего почти на сто процентов региона это были крайне некомфортные и унизительные условия сосуществования. Поэтому-то «вежливые люди» и нашли в Крыму настолько безоговорочную поддержку.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть