Где совесть, брит?

21.06.2013

Игорь ДМИТРИЕВ, обозреватель "Культуры"

А ведь Николай Романов мог бы уцелеть! Более того, шансов на такой исход было значительно больше, чем на трагическую развязку. Поначалу крови не хотели и сами революционеры. Почти всех членов фамилии Романовых, в том числе вдовствующую императрицу и сестру Николая II с родственниками, они тщательно охраняли, а затем отправили за границу. Свергнутого царя с женой и детьми тоже хотели отправить в Великобританию — к его кузену, королю Георгу V. Однако венценосный монарх не принял российского брата. «Время обнаруживает, что прячут складки коварства». Этот афоризм из шекспировского «Короля Лира» как нельзя более применим к британскому монарху.

Стоит только увидеть фото короля Георга, и сомнений в его родстве с Николаем II не останется. Сделать это, кстати, могли все, кто в прошлом году посмотрел нашумевший английский фильм «Король говорит!». Портрет молодого Георга и привычный нам образ последнего российского самодержца — это просто одно лицо. Их матери были сестрами, датскими принцессами. Более того, родственником двух монархов был и немецкий кайзер Вильгельм II, что, впрочем, не помешало им начать Вторую мировую войну — между своими странами. Как говорится, ничего личного...

Понятно, что после отречения Николая II лучшим исходом для него была бы эмиграция в Лондон. Путь в Берлин был, по понятным причинам, закрыт. Согласно общепринятому мифу, злостные вожди революции мечтали замучить монарха и его семью, а потому и послали их на расстрел. Мол, если и были другие варианты, то только в несбыточных мечтах поклонников самодержца. Отнюдь. Напомним, что между арестом Николая II и казнью прошло долгих 16 месяцев. Временное правительство пыталось отправить Николая II и его семью в Англию. Увы, там ответили отказом. Британским родственникам нужна была смерть прямых претендентов на российский престол…

Невероятно? Но вот факты. После Февральской революции свергнутый монарх оказался под домашним арестом в Царском Селе. Вскоре он написал записку с просьбой о выезде в Англию, и Временное правительство поручило решить эту проблему Александру Керенскому, который и занимался ею до самой Октябрьской революции. В анналах зафиксирован целый ряд обращений от двух поочередных глав российского МИДа к британскому послу по этому поводу. Чрезвычайная следственная комиссия вынесла вердикт о невиновности монарха, что означало «зеленый свет» на его отправку за границу. Более того, новая российская власть готова была снабдить семью Романовых «щедрой пенсией».

Увы, встречного энтузиазма из Лондона не последовало. Личный секретарь короля отписал своему министру иностранных дел: «Присутствие императора и императрицы не понравится публике и, конечно, ухудшит позицию короля и королевы...» Все, чем расщедрился Георг в адрес своего кузена, это ни к чему не обязывающая сочувственная телеграмма: «…Я искренно думаю о тебе. Остаюсь навек твоим верным и преданным другом…» Как писал тот же Шекспир: «Лаской лжец умеет прикрываться».

О том, что революционеры — причем и февральские, и октябрьские — не жаждали истребления августейшей семьи, говорят судьбы остальных ее членов. Не только перешедший на сторону революции кузен Николая II, великий князь Кирилл Владимирович, но многие благополучно дожили свои дни в эмиграции…

Малоизвестна, но очень красноречива история крымского «пленения» вдовствующей императрицы Александры Федоровны, сестры Николая II Ксении Александровны с мужем и детьми, бывшего главнокомандующего русской армией Николая Николаевича и других великих князей — всего свыше десяти человек. Фактически для их защиты от кровавой расправы уже через несколько дней после Октябрьской революции был прислан по мандату Ленина отряд матросов от севастопольского Совета. Об этом писал в своих мемуарах великий князь Александр Михайлович, в чьем имении и происходили эти события: «В дополнение к укрытиям для пулеметов я помог матросам возвести еще несколько укреплений вокруг нашего дома». Эту удивительную историю подтверждал и генерал Врангель: «Команда, охраняющая императрицу и великих князей, относилась к ним с полным уважением и большой внимательностью. Начальник команды, матрос Черноморского флота, проявлял подчас совершенно трогательное отношение».

Представляете? В дни, когда каждый боец на счету, послать отряд на круглосуточную охрану великих князей — в том числе жены и дочери Александра III? В те годы в Советской России так не охраняли даже ее лидеров. А когда Крым в 1918-м взяли немцы, большевики благополучно передали им всех Романовых. Более того, Александр Михайлович уговорил немцев, чтобы его продолжал охранять «весь отряд «революционных» матросов во главе с Задорожным». Позже всех крымских Романовых приняла на свой борт британская эскадра, и Мария Федоровна — тетка Георга V — была тепло принята английским монархом. Это и стало последним действием в операции по спасению Романовых.

В чем же разгадка такой избирательности? Почему один и тот же король фактически дает санкцию на убийство одних русских родственников и радостно приглашает к себе других? Да просто потому, что первые являлись прямыми претендентами на русский престол, а вторые — нет. С их эмиграцией началась безнадежная конкуренция за трон, отлично спародированная в фильме «Корона Российской империи».

Британская корона не была заинтересована в реставрации монархии в России. Во-первых, это заставило бы Лондон передать ей обещанные по итогам Первой мировой войны проливы Босфор и Дарданеллы, а с ними и Константинополь-Стамбул. Во-вторых, Британия рассчитывала на то, что Россия неминуемо увязнет в болоте Гражданской войны, чему должна была подсобить и оккупация Антантой. Ослабнет — и бери ее тогда голыми руками со всеми недрами и просторами. В-третьих, еще один важный аспект: в начале века Николай II разместил в США огромный — не менее десяти пароходов — золотой вклад. Его когда-нибудь пришлось бы отдавать. Кто знает, не получила ли британская корона свой процент за то, что не протянула руку помощи свергнутому монарху? Добавим к этому еще и 150 чемоданов с драгоценностями царской семьи, уплывших в Англию в 1917 году...

Как писал Шекспир, «опасна власть, когда с ней совесть в ссоре»...

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (1)

  • alt

    Кирилл 27.06.2013 06:07:03

    "О том, что революционеры — причем и февральские, и октябрьские — не жаждали истребления августейшей семьи, говорят судьбы остальных ее членов"
    Ну да, всего лишь 18 человек расстреляли после 17 года. Видимо сами Романовы вынудили.
    Главное виновных на стороне найти, англичане оказывается виноваты...
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть