Люмпен и джихад

29.05.2013

Юрий КОВАЛЕНКО, обозреватель "Культуры"

В деловом парижском районе Дефанс неизвестный мужчина, похожий на араба, ударил ножом 23-летнего французского военнослужащего, с тяжелым ранением тот доставлен в больницу. Преступнику, одетому в мусульманскую тунику — джеллабу, удалось скрыться.

Тремя днями ранее двумя британскими исламистами в лондонском районе Вулвич был зверски убит 25-летний английский солдат Драммер Ли Ригби. «Клянусь всемогущим Аллахом, мы никогда не прекратим войну с вами, пока вы не оставите нас в покое!» — кричал один из нападавших. Убийцы даже не пытались скрыться и позировали перед камерами с окровавленными руками. Один из исламистов — 28-летний Майкл Адеболаджо — родился и вырос в Лондоне в семье иммигрантов из Нигерии. Семья исповедовала христианство, но сын десять лет назад принял ислам.

Франция в растерянности. Англия в шоке. Согласно опросам, после расправы в Вулвиче три четверти британцев убеждены в неизбежности столкновения цивилизаций в их стране. Ситуация может вылиться в гражданско-религиозную войну.

Последние события в Париже и в Лондоне явились очередными звеньями в цепи расправ, которые исламские экстремисты устраивают в западных странах, где они родились или обосновались на ПМЖ. В середине апреля 2013 года выходцы из Чечни братья Тамерлан и Джохар Царнаевы, перебравшиеся много лет назад в США, взорвали бомбу во время марафона в Бостоне. В марте 2012 года француз Мохаммед Мера, сын алжирских иммигрантов, в Тулузе расстрелял троих военнослужащих, а затем устроил бойню в еврейской школе...

Эксперты объявили о появлении «нового террористического штамма», который грозит спровоцировать беспрецедентную по своим масштабам эпидемию. Неофиты не связаны с Аль-Каидой или другими экстремистскими организациями и, по сути, являются «одинокими волками», действующими вне стаи. Множатся примеры этого феномена, который также окрестили «люмпен-терроризмом». Он распространяется стихийно и охватывает низы исламского общества. Террористами становятся молодые люди, которые родились и выросли на Западе: французы, англичане, бельгийцы — выходцы из мусульманских иммигрантских семей. Чего же они добиваются? Мстят за вторжение западных государств на родину их предков.

Несколько лет назад Аль-Каида обратилась с призывом к тем, кто готов «умереть за Аллаха», перейти к индивидуальному террору, используя имеющиеся под рукой средства. Призыв нашел отклик у части мусульман в странах Евросоюза (даже по официальной статистике, там их проживает 24 миллиона).

По данным Евросоюза, только в Сирии в рядах повстанцев против правительственных войск сражаются двести французов, а также британцы, немцы, бельгийцы, ирландцы — в общей сложности около 800 человек. Практически все они дети иммигрантов, многие имеют двойное гражданство. Пройдя «боевое крещение» в Афганистане, Ираке, Сирии, Йемене, Пакистане или на Кавказе, они возвращаются в Европу стойкими борцами за «зеленое знамя». Тот же Мохаммед Мера, устроивший расстрел в Тулузе, «стажировался» в Пакистане.

Для будущих террористов исламские университеты начинаются здесь же, в стенах Европы. На путь джихада может направить местный имам, друзья из радикальной общины. Эффективным оружием в руках новых адептов террора стал интернет — он играет роль трибуны, агитпропа и пособия по изготовлению боевого арсенала.

В свое время европейские политики делали ставку на то, что мусульмане, прибывшие на Старый континент из Ближнего Востока, Африки и Турции, постепенно интегрируются, воспримут западные «ценности». Этого не случилось. Они не изменили своего образа жизни, привычек, хранят верность своей религии. Словом, ислам не «растворяется» в западной демократии.

Прежде всего, этого не хотят сами мусульмане. Ситуация во многих западных странах становится критической еще и потому, что повсюду в пригородах-гетто ислам укрепляет свои позиции. Здесь бродит призрак мусульманского бунта, который имеет реальную социальную основу.

«Наступление ислама, сопровождающееся насилием, является важным феноменом нашей эпохи, — предупреждал еще полвека назад писатель Андре Мальро. — Недооцененное большинством наших современников, это наступление можно сравнить с началом коммунистической эпохи ленинских времен. Его последствия непредсказуемы».

Как же бороться с «новыми» террористами? Похоже, ответа пока нет. Показательны слова вице-председателя парижского суда Марка Тревидика: «Мы умеем бороться с организациями, располагающими своими структурами, но бессильны против импульсивных действий одиночек».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть