О бедном Фаддее замолвите слово

04.07.2014

Татьяна МЕДВЕДЕВА, журналист

июля исполняется 225 лет со дня рождения писателя и издателя «Северной пчелы» Фаддея Булгарина. Еще со школьной скамьи мы знаем, что это — нехороший человек. Недруг Пушкина, герой его желчных эпиграмм, реакционер и доносчик Третьего отделения. Просто чудовище. Но не слишком ли мы доверились оценкам горячего потомка Ганнибала? 

Впрочем, Булгарин платил ему той же монетой. Вот как он отозвался на смерть Пушкина в одном из писем: «Жаль поэта — (жертва), и великая, а человек был дрянной. Корчил Байрона, а пропал как заяц. Жена его, право, не виновата. Ты знал фигуру Пушкина; можно ли было любить (его), особенно пьяного!» Это высказывание дает понять, какие страсти в ту эпоху кипели вокруг изящной словесности: борьба различных группировок, жесткие рецензии, ядовитые эпиграммы. Булгарину доставалось по полной программе — за польское происхождение его обзывали ляхом, лакеем, продавцом «совести и рая небесного». А декабрист Кондратий Рылеев говорил Булгарину: «Когда случится революция, мы тебе на «Северной пчеле» голову отрубим». Пушкин тоже, вроде бы шутливо, предлагал «убить польского пса». 

Чуть ли не два века прошло, а клеймо, поставленное «солнцем русской поэзии» и его друзьями, не стирается. Найти эксперта по Булгарину невозможно — литературный народ шарахается от него, как от прокаженного. Между тем биография этого человека напоминает авантюрный роман. Отец участвовал в восстании Костюшко (и сына назвал в честь него Тадеушем) и был сослан в Сибирь за убийство русского генерала. Сын польского мятежника — уже под русским именем Фаддей — смог поступить в Сухопутный кадетский корпус в Санкт-Петербурге. Там ему пришлось туго из-за плохого знания русского языка и издевательств сокурсников. Но парень проявил характер, хорошо учился, писал стихи и мечтал о военном поприще. А потом резкий кульбит — Булгарин возвращается в Польшу, вступает в войска Наполеона и… воюет против России! Но вот Бонапарт разбит — и военная карьера нашего героя окончена. В 30 лет он еще никто и приезжает искать счастья в Петербург. Судьба сводит его с Николаем Гречем — вместе они займутся издательским бизнесом. Вот как Греч описывает общественные настроения той поры: «Я был в то время отъявленным либералом, напитавшись этого духа в краткое время пребывания моего во Франции (в 1817 г.). Да и кто из тогдашних молодых людей был на стороне реакции? Все тянули песню конституционную, в которой запевалой был император Александр Павлович. Оппозиция Аракчееву, Голицыну и всем этим темным властям была тогда в моде… Революции греческая, а потом испанская и итальянская, встречали в России, как и везде, ревностных друзей и поборников. Булгарин, как щирый поляк, не мог не разделять этого движения умов. В моем доме он узнал Бестужевых, Рылеева, Грибоедова, Батенькова, Тургеневых и пр. — цвет умной молодежи!»

Однако после поражения декабристов Булгарин быстро «перековался» — стал лоялен к власти. Слишком большой на него скопился компромат: ненадежная польская родословная, служба у Наполеона, дружба с бунтовщиками. Булгарин писал докладные записки в Третье отделение — это правда. В них он касался ситуации в Польше, нравственного климата в обществе, делился мыслями о цензуре и просвещении — в стиле «как нам обустроить Россию». Был ли он искренен при этом? Думаю, иллюзии неуместны: Фаддей Булгарин не был рыцарем идеи. 

Кто сегодня должен праздновать его юбилей, так это наши авторы коммерческой литературы. Ведь именно перу Булгарина принадлежит первый русский бестселлер «Иван Выжигин» — книга о приключениях нищего сироты, который благодаря своей предприимчивости превратился в наследника огромного состояния и княжеского титула. В финале романа герой с любимой женой и всем семейством селится в Крыму, потому что убежден — нет лучшего места для счастливой жизни. Да, не откажешь Булгарину в прозорливости!

«Иван Выжигин» увидел свет в 1829 году и принес его автору бешеный успех у читателей и гигантский по тем временам тираж — 7 тысяч экземпляров. Такого в русской литературе до тех пор не было. Книга переводится на иностранные языки, Булгарин купается в славе и — в потоках желчи со стороны писателей-конкурентов. К слову сказать, изданная в ту же пору «Полтава» Пушкина с треском провалилась. Эту неудачу Александр Сергеевич тяжело переживал. Пушкин и Булгарин — когда-то добрые приятели, стали со временем непримиримыми врагами, потому что олицетворяли две полярные литературные стратегии. Пушкин противопоставлял поэта и чернь. Булгарин же работал для этой самой «черни», выражаясь современным языком — для массового читателя. И это у него прекрасно получалось — и как у беллетриста, и как у издателя популярнейшей газеты «Северная пчела». 

Булгарин ничуть не устарел и сейчас. Как вам такой его афоризм: «Литература есть балованное дитя нации». Это из донесений в Третье отделение. Или: «Радуюсь, что я русский, ибо, невзирая на наши странности и причуды, нет в мире народа смышленее, добрее, благодарнее нашего. Ни в одном иностранном государстве нельзя так безопасно путешествовать, как в малонаселенной, лесной или степной нашей России; нигде так охотно не помогут несчастному, как в нашем отечестве, которое по справедливости почитается образцом веротерпимости, гостеприимства и спокойствия» — это из бестселлера «Иван Выжигин». Конечно, в этом пассаже можно усмотреть подхалимаж поляка, который изо всех сил стремится казаться настоящим русским писателем. Но читать такое приятно — особенно по контрасту с русским по крови Чаадаевым, который надолго заразил часть отечественной философии и литературы вирусами русофобии. 

Когда с головой окунешься в ту эпоху, думаешь: а куда смотрят наши современные драматурги и сценаристы? Вот Том Стоппард взял и написал «Берег утопии» — и как актуализировались для нас Герцен, Огарев, Бакунин, Станкевич. Парадокс, но лучший фильм о первой трети XIX века — «Звезда пленительного счастья» — снят по формуле: «хорошие декабристы — плохой Николай». Как мелодраму о красивой любви это смотреть можно. Но хочется об этой эпохе настоящего кино с правдивыми, а не ходульными образами. И Фаддею Булгарину нашлось бы место в этом сериале — это личность, есть что играть. Хочется верить, что найдется и толковый литератор, который увлекательно расскажет о бедном Фаддее.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (1)

  • alt

    peter20100959 05.07.2014 10:48:14

    Госпожа Медведева! Вы неправильно сформулировали тему, но, так как она, тема, многогранна и сложна, то бегло остановлюсь на том направлении, которое Вы затронули. Вы затронули тему - подачи материала. Да, нас учили и учат по методике принуждения, но "палкой" знания плохо усваиваются. То есть, знания воспринимаются не на веру, а на основе доказательств (не "по понятиям" преподавателя или учебника), которые имеют научное обоснование. Я уже писал "застенчивой" г-же Ямпольской, что из-за господства лженауки в России, к науке сегодня можно отнести только точные науки, естественные и медицину. Поэтому сегодня научное доказательство определяется техническими средствами. Когда доказательство правоты на этом не построить, то применяется метод сравнения, из которого обучающийся сам делает выводы. Но базовым критерием "правильности" всё равно остаётся интерес общества (закономерность развития общества). Я лет 10 назад предлагал директору музея "Мойка 12" положить в квартире Пушкина копии газет того времени (ну, не мог же Пушкин не следить за новостями), чтобы посетители музея могли бы "окунуться" в эпоху Пушкина и понять, и осознать поведение Пушкина и общества, его окружающего. То есть получить объёмное восприятие той эпохи, о чём Вы и пишите. Правда, директор музея от этого отмахнулся. Поэтому слова преподавателя о гениальности Пушкина пролетают мимо ушей учеников. Только с возрастом начинаешь понимать действительную гениальность Пушкина, опять же, на основе методики сравнения. Но сколько времени потеряно из такой короткой жизни человека, чтобы это понять! Не "просто так" сегодня учёные-историки доказательство строят не на основе одного документа, если нет материальных артефактов. Вы пишите об этом же, но очень размыто, с точки зрения науки. Я понимаю, что мы смотрим на одно и то же с разных точек зрения: Вы - с точки зрения обывателя, а я - по критериям науки. Вот поэтому права поговорка: безграмотные - верят, а грамотные - знают. Именно поэтому грамотных очень трудно обмануть: у них есть научно обоснованная доказательная база их правоты.
    С почтением. Поляков К. - независимый эксперт по вопросам хозяйствования.
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть