Водительские права и родительские обязанности

22.03.2013

Владимир ПЕРЕКРЕСТ, обозреватель "Культуры"

Есть такой старый хохляцкий анекдот. Два кума выпивают, им, как водится, не хватило. Рванули в магазин, но перед самым носом дверь захлопывается. И тут с досады один кум другому — хрясь по носу! «За що, куме?», — с обидой спрашивает пострадавший. «А що робыты?» — философски изрекает кум.

Эту присказку употребляют, когда не знаешь, что делать, и более того — что ни сделаешь, получится только хуже. Теперь ее впору вспоминать водителям маршруток в тот самый миг, когда к ним в машину будет садиться девятилетняя девочка без денег на проезд.

Нашумевшая история о бессердечном водителе, который высадил школьницу на 16-градусный мороз лишь за то, что у нее не оказалось 40 рублей на билет, и бедная девочка топала пешком от ВДНХ до платформы «Лосиноостровская», покрасовавшись пару дней среди самых обсуждаемых в стране новостей, благополучно сошла на нет. Но осадок, как говорится, остался.

Много странностей в этом сюжете. СМИ пишут, что девочку высадили. Но ведь как обычно бывает. ВДНХ — конечная остановка. Люди заходят в маршрутку, и тут же кладут денежку. Водитель наметанным глазом оценивает кучку, быстро делит в уме на стоимость проезда и сверяет результат с количеством пассажиров. Если кто-то не заплатил — извольте покинуть машину.

Тогда получается, что девочку высадили тут же, на остановке. Зашла, не заплатила, вышла. Но в этом случае она могла дождаться следующей машины, а вот не стала почему-то этого делать. Пошла до «Лосиноостровской» пешком. Выходит, если пошла, то знала дорогу. А если знала, то, видимо, не первый раз ходит этим маршрутом. Правда, опять не складывается картинка. На маршрутку девочка садилась в пять вечера, а нашли ее на «Лосиноостровской» около полуночи. Расстояние — 6,5 км, пешком с остановками два часа максимум. Спрашивается, где же она была остальное время?

Еще нестыковочка. Музыкальная школа, а если точнее, детская школа искусств имени Мамонтова, которую посещала девятилетняя Женя Мельникова, находится по адресу: Ярославское шоссе, 65. Это километр с небольшим от платформы «Лосиноостровская», пешком от силы минут 15. Зачем же она поперлась, извините, на ВДНХ? К тому же маршрутка №333, о которой речь, делает остановку как раз около школы.

Короче, чем глубже вникаешь, тем больше появляется вопросов, тем более странной кажется эта история, тем меньше в нее веришь.

В девять вечера мать девочки забила тревогу и обратилась в полицию. Потом оставила заявку в волонтерской службе (в полиции, что ли, дают телефоны волонтеров?), через два часа в районе собираются 50 добровольцев, а еще через час они находят девочку и вручают маме. Лихо, не правда ли? Может быть, так все и было, но уж больно смахивает на рекламный сюжет волонтерского движения.

И все-таки, даже если бы этой истории не было, ее следовало бы выдумать. И рассказывать в качестве приложения к инструктажу водителям перед выездом на маршрут. Правда, что там точно должно быть написано, сказать не берусь. Высаживать ребенка на мороз посреди дороги, конечно, нельзя. Но призывать водителей возить пассажиров, пусть даже малолетних, бесплатно, может, думаю, лишь тот, кто сам готов оплатить их проезд — из собственного кармана. На всех юных безбилетников моего кошелька, пожалуй, не хватит.

Но еще большими буквами, чем для водителей, эту инструкцию нужно написать для родителей. Да, это здорово, когда ребенок не слоняется после школы без дела, а занимается музыкой. Но если ты, родитель или родительница, по каким-то причинам не можешь сопровождать дочь на занятия и обратно, позаботься о том, чтобы кто-то делал это вместо тебя. Тем более что, как выяснилось, девочка Женя уже не раз убегала из дома. Судьба Евгению хранила, но кто знает, вернется ли она домой после очередного побега? Думала ли об этом ее вполне не бедная, судя по телевизионной «картинке», мама, в очередной раз полагаясь на «авось»? Может быть, надо было прервать на время музыкальные занятия и поработать с психологом, эти специалисты есть сейчас в каждой школе. Склонность к бродяжничеству у детей и подростков — увы, нередкая и достаточно изученная проблема.

Мы много спорим о ювенальной юстиции — вводить ее или нет. Нас пугают перегибами, страшными историями о том, как за обычную и вполне уместную в иных ситуациях родительскую строгость злые социальные тети могут забрать ребенка из дома. Но что, скажите, делать с беспечными мамашами? Неужели их нельзя вразумить, не дожидаясь кардинальных юридических изменений, ведь и у действующего законодательства рычагов хватает.

Следственный комитет РФ оперативно возбудил дело по статье «оставление в опасности» в связи с подозрением, что девочку высадил на мороз водитель. Но когда выяснилось, что никакого водителя не было, дело затихло. Постойте: а мама? Разве она не оставила в опасности своего ребенка, отсылая достаточно далеко от дома (они живут в Мытищах)? Тем более, непростого ребенка, имеющего столь опасную тягу к многочасовым скитаниям. Конечно, сажать мамашу (а статья предусматривает реальный срок) — это чересчур. Но серьезная беседа со следователем и передача вопроса о ненадлежащем исполнении своих обязанностей в социальную службу, думаю, ее бы вразумила. Потому что это у водителей — права, а у родителей, пока их дети не достигли совершеннолетия, — обязанности.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть