Маньяки на острие вампуки

24.11.2019

Алексей КОЛОБРОДОВ, литературный критик

Кинокомпания «Хайп» попросила господдержки от Фонда кино на фильм о серийном маньяке Андрее Чикатило. Есть сценарист и режиссер Ладо Кватания, продюсер Илья Стюарт, звучное название «Казнь» и предполагаемый бюджет в 100 миллионов рублей.

На защите проекта необходимость выделения средств аргументировали интересом актеров категории А. Как выяснилось, это Виктор Сухоруков и Александр Паль, назвавший сценарий «Казни» «крутым и крепким». Дело известное, наш киномир во многом актероцентричен, лицедеи как бы по умолчанию являются и сопродюсерами. Но вообще ситуация выглядит так, будто застройщик просит государство инвестировать в дорогой, одному ему понятный проект, поскольку в нем особо заинтересована бригада сантехников.

Концепция фильма о маньяке выглядит несколько мутно: авторы проекта обещают экранизировать вымышленные события, но личность преступника взять самую реальную. Мало, видать, у Чикатило собственных злодеяний, если надо придумывать дополнительные. Возможен и другой поворот: Андрей Романович, оторвавшийся от своего биографического носителя, будет, подобно Бэтмену, скакать по виртуальным пространствам и сюжетам, превратившись в этакий маньяческий бренд. Портал News приводит слова Ладо Кватании: «Фильм решен не в линейной подаче, его главная мысль: чтобы победить зло, нужно самому стать злом». Подобную глубину мы точно где-то встречали. И не раз.

При этом Кватания явно разумеет, о чем говорит, оперируя самим понятием Зла (пусть и на столь примитивном уровне). Логично предположить: авторы, в силу отпущенных им талантов и навыков, дадут обширную инфернальную экспозицию — ​ну а в финале всегда можно приляпать басенную мораль в духе «убить дракона», что, кстати, в случае с Чикатило выглядит категорически нелепо. Кроме того, «Казнь», судя по исходникам, задумана как шоу, а оно должно продолжаться.

Я уже писал о том, насколько это распространенный для художника соблазн: отдать Злу свободный микрофон. Дальше творцу особо и делать ничего не нужно, он становится медиумом — ​инфернальное само найдет средства подать себя выгоднейшим образом, максимально используя все наработанные методики и технологии. А средний зритель, к рефлексии и анализу не склонный, ориентированный на 3D-презентации и спецэффекты, — ​есть идеальный объект для манипуляции. Жанровые же фиговые листки — ​«детектив», «сатира», «карикатура», готовые моментально разлететься от дьявольских сквозняков, — ​если кого и способны убедить в чистоте творческих помыслов, то не конечного потребителя, а чиновника, распределяющего фонды.

Примеров множество, ограничимся самыми выдающимися. «Сало, или 120 дней Содома» Пьера Паоло Пазолини я бы и сегодня рекомендовал смотреть не в качестве драмы и триллера, а комедии, пусть и черной. Ибо наблюдать, как художник превращает притчу о развращенности абсолютной власти в площадку для реализации комплексов и фантазмов, прежде всего смешно, а не страшно. Квентин Тарантино в «Бесславных ублюдках» хотел дать альтернативную историю Холокоста, с массой положительных борцов с нацизмом. А по прошествии лет из всей увенчанной призами и премиями картины, споро и спорно объявленной шедевром, вспоминается только штандартенфюрер СС, «охотник за евреями» Ганс Ланда — ​в блистательном исполнении Кристофа Вальца — ​как персонаж наиболее обаятельный и убедительный.

Но самое любопытное в данной истории с возможным киновоплощением Андрея Чикатило — ​не конкретика, а тенденция. Здесь ведь не осмысленное тяготение к Злу и даже не соблазн запретного плода в искусстве, стремительно исчезающего как биологический вид. Скорее, тут свидетельство общего кризиса смыслов в отечественном кино (речь прежде всего о полном метре).

Последний тезис убедительно иллюстрируют свежие работы в магистральном жанре «социального кино»: «Сторож» Юрия Быкова и «Текст» Клима Шипенко. У первого, как и ранее, в «Заводе», какое-то драматическое непопадание в контекст времен и нравов: он не оставляет попыток сделать наш ответ картам, деньгам и двум стволам (сократив задачу за счет «карт»), причем на профсоюзной основе, но все это в его авторском космосе плохо корреспондирует друг с другом, а главное — ​с сегодняшним днем. Предъявы и разборки смотрятся откровенно нелепо, а несколько сильных сцен общего разбаланса не отменяют. «Текст» же, задуманный как социальная драма по модели «грязного» полицейского кино, получился одной предельно целлулоидной картинкой, растянутым на два часа экранного времени клипом средненького исполнителя, впрочем, вложившего немалый бюджет в техническое совершенство.

Но об этих явлениях хотя бы имеет смысл говорить, жанровые же фильмы неуклонно проваливаются в прокате и забываются через пару недель после премьеры. На таком фоне авторы «Казни» понимают, что рынок должен получить доброго пинка, необходим шок и трепет, прямой прорыв в инфернальное. В этом смысле Чикатило — ​фигура максимально годная, а какие ему там сюжеты с диалогами нарисуют — ​неважно, художник имеет право.

А может, все куда проще — ​сама идея, независимо от уровня и возможности воплощения, обречена на хайп. Да она уже и живет собственной жизнью: сообщается, что Кристина Асмус поспешила отказаться от роли в «Казни», поскольку один из эпизодов предполагал съемку в нижнем белье. А Кристине, дескать, и так прилетело за откровенную сцену в упомянутом «Тексте». Еще ни воза, ни коня, и неизвестно, будут ли, а хайпа уже — ​мешками выноси. Как и было сказано самим названием кинокомпании.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть