Мы из вечного

14.11.2019

Антон КРЫЛОВ, журналист

В соцсетях и таблоидах активно муссируется хобби ученого, убившего в Санкт-Петербурге аспирантку и пытавшегося по частям утопить труп в Мойке — историческая реконструкция. Доцент истфака СПбГУ и правда стоял у ее истоков в России. Но при этом подчас делается странный вывод: мол, «все они такие», реконструкторы, и нет ничего удивительного в том, что произошла трагедия, — хорошо бы этих странных людей взять и запретить.

Вообще-то подобное называется «кровавый навет» и не имеет принципиальных отличий от утверждений, что евреи пьют кровь христианских младенцев, а русские спят и видят, как бы побыстрее захватить весь мир. Людям свойственно бояться и не любить то, что они не могут понять. Если преступник, скажем, в свободное время занимался классическими танцами или привозил магнитики на холодильник из посещенных городов, то вряд ли злодеяние свяжут с его хобби. Но чуть более редкое и необычное занятие неизбежно вызовет попытки объяснить крамолу увлечением.

Допустим, подозреваемый ездит на мотоцикле. «Ага, байкеры, да все они потенциальные преступники, я сам в кино видел», — неизбежно вспомнит обыватель какой-нибудь американский фильм про «Ангелов ада». И ничего, что подавляющее большинство российских байкеров — законопослушные люди, среди которых есть и представители органов власти, и деятели культуры, и популярные журналисты: вспомним, что Сергей Доренко умер именно за рулем мотоцикла, на котором возвращался домой.

Подозрительны почти все коллекционеры, кроме вышеупомянутых собирателей магнитиков. Опять-таки виновата массовая культура: во многих детективах преступником оказывается страстный нумизмат, готовый на любые козни ради нового экземпляра.

Охотник? Да это же точно потенциальный убийца — смог выстрелить в зайца — значит, сможет и в человека. Рыбак? То же самое, да и все они пьяницы запойные, мы из анекдотов знаем. Походник? Очень опасен, явно умеет пользоваться топором, да и кто знает, чем они там в чаще занимаются...

Но особенно настороженно в обществе относятся к реконструкторам. Ну, скажите, какой нормальный гражданин будет надевать костюм Наполеона или Аттилы и скакать на коне навстречу таким же ряженым? Нет, никак нельзя такое дозволять, в СССР подобного не было и сейчас не нужно!

А вот теперь, пожалуй, пора сменить тон на более серьезный. Реконструкторское движение — не самодеятельность для так и не повзрослевших любителей поиграть в войнушку. Это серьезная историческая дисциплина, что, собственно, и подтверждает участие в подобных мероприятиях кандидатов и докторов наук.

Человек, который своими руками сделал доспех времен Пунических войн, как правило, разбирается в деталях отношений Древнего Рима и Карфагена лучше, чем среднестатистический школьный и даже вузовский преподаватель истории. И тем более это касается тех, кто реконструирует новейшие эпохи, о которых сохранилось достаточное количество письменных и материальных источников.

Фраза о том, что народ, не знающий прошлого, не имеет будущего, повторяется настолько часто, что к ней начали относиться как к чему-то очевидному, но не обязательному — мол, искусственный интеллект и нанотехнологии важнее. Однако, как мы уже пятый год наблюдаем на Украине, если людей на протяжении пары десятилетий пичкать лживой историей, то вырастает поколение, которое вообще не способно ни о чем думать, кроме ущемленного национального достоинства и факельных шествий под ритмичные выкрики.

Настоящие реконструкторы изучают не чужие больные фантазии, а реальные исторические источники. Настоящие реконструкторы ухаживают за воинскими захоронениями и памятниками, а не уничтожают их, как это происходит на той же Украине или в Польше. Настоящие реконструкторы в подавляющем большинстве своем истинные патриоты России (да, есть те, которые увлечены нападавшими на нашу страну французами или немцами, но их значительно меньше).

Среди участников археологических раскопок, к слову, тоже немало тех, кто в той или иной степени увлекается реконструкцией, а археология — это фундамент, на котором высится здание исторической науки.

Наконец, достоверность фильмов и массовка, которую не нужно обучать верховой езде, владеть мечом или шпагой, правильно держать винтовку, — это тоже зачастую заслуга реконструкторов. Порой режиссеры, снимающие малобюджетное кино, пытаются обойтись без них, снимая в итоге развесистую клюкву, над которой смеются и специалисты, и публика.

Словом, историческая реконструкция — не просто хобби, и уж тем более не увлечение исключительно для тех, кому хочется спрятаться от сегодняшних проблем в уютном девятнадцатом или каком-нибудь древнем веке. Это важное научное и общественное явление.

Пытаться на основании совершенного 63-летним доцентом преступления наложить санкции на реконструкторское движение есть приблизительно то же самое, что и требовать проверить психику всех доцентов или всех 63-летних мужчин. Еще можно, кстати, прошерстить всех живущих поблизости от Мойки — логики будет не больше, но и не меньше, чем в бессмысленных и вредных нападках на тех, кто бережно хранит нашу историю.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть