Клоунесса под «Дождем»

11.02.2014

Владимир ХОМЯКОВ, сопредседатель Партии Великое Отечество

Публичной политике необходимы клоуны. Злобные паяцы, озвучивающие время от времени вещи совершенно провокационные, чтобы посмотреть, как на это отреагируют окружающие. Причем вовсе не обязательно, чтобы сами они думали то, что говорят: просто у них роль такая. Или имидж. Или политический заказ.

В либеральной тусовке роль злобного паяца вот уже много лет бессменно исполняет мадам Новодворская, обладающая завидной способностью излагать даже самый параноидальный бред хорошим литературным языком. Что придает этому бреду видимость «откровения» в глазах восторженных поклонников. На самом же деле, мировоззрение Валерии Ильиничны до крайности примитивно и прямолинейно. Выдержано в лучших традициях прозападной российской интеллигенции, готовой с восторгом принять от передового западного барина что угодно: хоть плеть, хоть оккупацию. И люто ненавидящей всех, кто этому препятствует. Именно о таких писал еще Федор Тютчев: «Напрасный труд — нет, их не вразумишь, — / Чем либеральней, тем они пошлее…»

Валерия Ильинична то заранее одобряет будущую бомбардировку американцами Ирана, как до этого одобряла бомбардировки Белграда, то превозносит Ющенко и гетмана Мазепу, то, повесив в своей московской квартире портрет Бандеры, из российского далека подает советы «майдаунам» — «остановить метро, транспорт, устроить всеобщую политическую стачку, кампанию гражданского неповиновения». Последним деянием нашей героини стала защита канала «Дождь».

Если кто помнит, в 50-е годы американские самолеты-разведчики периодически вторгались в воздушное пространство СССР. Не с целью что-то высмотреть, а с целью проверить дееспособность нашей противовоздушной обороны. Так продолжалось до тех пор, пока на вооружении советской ПВО не появились зенитные ракеты и первый американец не был сбит. Примерно таким же «разведчиком», проверявшим на глубину нравственного падения наше общество, являлся в течение долгого времени канал «Дождь». Вот это проглотили? Попробуем еще наглее, еще бесцеремоннее! Ах, и на это промолчали? Тогда пойдем еще дальше…

И вот — не рассчитали, нарвались на ракету. У каждого народа есть «красная линия», переступать которую недопустимо — даже если на дворе стоит эпоха всеобщего безверия и нравственной деградации. У нас это тема Великой Отечественной. А потому заданный «Дождем» вопрос, нужно ли было сдать Ленинград, чтобы сберечь сотни тысяч жизней, был воспринят российским обществом так, как в Израиле, например, восприняли бы вопрос о том, «стоило ли советским солдатам переходить границу и рисковать жизнью, освобождая уцелевших узников Освенцима». То есть, как нечто недопустимое, автоматически выводящее задавшего подобный вопрос из числа «рукопожатных». В итоге на «Дождь» обрушился ураган возмущения, а кабельные операторы стали отказывать ему в эфире — не «по приказу путинского режима», а из естественного чувства брезгливости и боязни замазаться отношениями с подобным клиентом.

Что, разумеется, до крайности возбудило всю либеральную тусовку и ее бессменный символ — Валерию Ильиничну. «Карать за жалость к женщинам, к детишкам и старикам, карать за вопрос, не слишком ли это дорого: платить за несданный город полутора миллионами умерших от голода, — это конечно, фашизм. Когда что-то превыше жизней нонкомбатантов», — ничтоже сумняшеся, заявила она на либеральном сайте Грани.ру, не забыв в очередной раз уравнять СССР и Германию, Сталина и Гитлера, наших дедов и тех, кто приходил, чтобы, исполнив вековую мечту «цивилизованной Европы», стереть нашу Родину с лица земли.

Что ж, ничего нового: как говорят медики, «состояние пациента стабильно тяжелое». То есть, сознание зависло где-то между юношеским диссидентством, русофобскими мифами, параноидальной ненавистью к «этой стране» и навязчивой идеей, что спастись от «дикости» мы сможем, только сдавшись кому-то, кто расположен западнее нас.

При этом, кляня «накинувшуюся на «Дождь» фашиствующую свору», к собственно германским фашистам Валерия Ильинична относится в своей статье заметно терпимее. Ну, за исключением группы «фанатиков» и Гитлера, приказы которого, как она считает, никто из «цивилизованных» солдат вермахта особо и не выполнял. Как, например, Паулюс, который, в отличие от возглавлявших оборону Ленинграда «таких же фанатиков», «сдался сам и спас жизнь своим солдатам и офицерам»! Более того, Валерия Ильинична ни на минуту не сомневается, что ни разрушать, ни затапливать Ленинград немцы не собирались — все это большевистская пропаганда! И напротив, ее крайне возмущает поведение советских войск, которые почему-то «взрывали водокачки, жгли посевы… угоняли скот», не оставляя всего этого врагу.

Вообще, сама идея о защите какой-то там Родины для мадам Новодворской дика и непонятна. Она убеждена, что тогда, в 1941-м, следовало бросить все и бежать, как поступали незадолго до этого все любезные ей цивилизованные европейцы. Ну, в крайнем случае — эвакуировать из Ленинграда, Киева и Минска подлежащих уничтожению евреев…

«Что «летающие крепости» союзников сделали с Дрезденом и Берлином? Оставались одни руины. И тоже восстановили. Все можно восстановить — кроме полутора миллионов человеческих жизней», — поучает она. Как видно, не зная, что при разрушении Дрездена обожаемые ею союзники убили там более 250 тысяч гражданского населения — тех самых «нонкомбатантов», ради спасения которых она призывала сдать Ленинград… Да и немцы на оккупированной советской территории миндальничать с населением отнюдь не собирались: уже на первом этапе войны планировалось истребить всех цыган и евреев, да еще 30 миллионов славян. Это только на первом этапе и до Урала.

Но в сдаче всей европейской территории страны Валерия Ильинична большой трагедии не видит. «Ну, сдали бы Москву, Ленинград, ушли бы войска за Урал. Все равно союзники не оставили бы в живых гитлеровскую гадину. Но и сталинская не сидела бы в Ялте. Освобожденные не Сталиным, а США и Великобританией, мы жили бы иначе, и Восточная Европа не попала бы под иго, и не было бы послевоенного террора и «дела врачей». Мы сэкономили бы миллионы человеческих жизней, а проигравшему Сталину ставили бы условия союзники. Перестройка началась бы скорее».

Всё! Больше не могу это цитировать — противно. Как противно было еще в 90-х слушать разного рода либеральных недоумков, рассуждающих 9 Мая, что «сдались бы Гитлеру, пили бы сейчас баварское пиво». В приличном обществе таким не подают руки, как не подали бы ее мадам Новодворской и ей подобным. Но, к сожалению, изувеченная 20-летними либеральными экспериментами Россия все еще больна. Дай Бог ей выздороветь, и, может быть, тогда, словно сыпь со здорового тела, исчезнет вся эта бравирующая своей мерзостью либеральная смердяковщина. Та, о которой тот же Тютчев написал когда-то: «Как перед ней ни гнитесь, господа, / Вам не сыскать признанья у Европы: / В ее глазах вы будете всегда / Не слуги просвещенья, а холопы!»

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть