Новая иранская сделка?

05.06.2019

Дмитрий ДРОБНИЦКИЙ, политолог

Это может быть газетной уткой. Или проявлением того, что американцы называют wishful thinking, то есть попыткой экспертов выдать желаемое за действительное. А желание тут очень велико. Всем бы хотелось ослабления напряженности на Ближнем Востоке. Потому что альтернатива — ​новая большая война. Как минимум региональная.

Речь идет о публикации в международной арабоязычной газете «Аш-Шарк Аль-Аусат», со ссылкой на анонимные источники сообщающей о скорой трехсторонней встрече высокопоставленных представителей России, США и Израиля, в ходе которой сирийский вопрос будет окончательно решен. Москва сохранит контроль над своим куском региона, Башару Асаду больше никто не станет говорить, что он «должен уйти», а Иран выведет свои подразделения из Сирии. При этом с Дамаска снимут санкции, авиаудары «западной коалиции» прекратятся и, возможно, спадет напряженность в Персидском заливе.

То, что ситуацию в регионе нужно «разруливать», очевидно. Большой войны не хотят ни Москва, ни Тель-Авив, ни Вашингтон. Не желают этого Дамаск и Тегеран. Казалось бы, напрашивается некий компромисс, который в той или иной степени устроил бы все стороны. Но в этом-то и загвоздка. «Все стороны» на предполагаемой встрече представлены не будут. Кроме того, Соединенным Штатам и Израилю придется скорректировать свои претензии к Исламской Республике, то есть признать, что угроза исходит вовсе не от иранской ядерной программы.

Региональных лидеров на Ближнем Востоке не два, а четыре: Израиль, Иран, Саудовская Аравия и Турция. Эти государства, мягко говоря, друг друга недолюбливают. Их жизненно важные национальные интересы зачастую серьезно пересекаются. Саудиты, проигравшие гибридную войну Ирану в Ираке и Сирии, не могут отступить из Йемена, поскольку это поставит под вопрос их доминирование на Аравийском полуострове. Иран, в свою очередь, не согласится бросить на произвол судьбы йеменских хуситов, равно как и всех мусульман-шиитов региона, потому что Тегеран за прошедшие десятилетия стал центром шиизма. Утрата данной позиции низведет его до роли заурядной ближневосточной страны, с которой перестанут считаться и чьи города можно будет безнаказанно бомбить, транслируя по CNN и BBC кадры авиаударов. Вообще говоря, Тегеран до сих пор не подвергся ковровой бомбардировке лишь потому, что иракские, сирийские, йеменские и ливанские шииты готовы в любой момент выполнить «настоятельную просьбу» аятоллы.

Когда ИГИЛ (организация, запрещенная в России. — «Культура») заполонило Сирию и Ирак, даже американцам пришлось воспользоваться помощью шиитского ополчения, которым командовали иранские офицеры из Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Башар Асад ни за что не удержал бы Дамаск, если бы не поддержка ливанской группировки Хезболла, чье военизированное крыло практически в полном составе отправилось в объятые огнем сирийские провинции по указанию Тегерана. Кроме того, в самые сложные дни, в условиях, когда армия Асада сократилась и утратила моральный дух, на подмогу поспешили ополченцы, которых снабжал оружием и боеприпасами КСИР. Он же обеспечивал их командными кадрами.

До прилета российских ВКС в 2015 году именно Иран спасал сирийский режим от полного уничтожения. По мере того как террористический халифат терял свои позиции, а саудиты утрачивали влияние даже в суннитских районах Ирака и Сирии, Исламская Республика (которая и раньше считала Дамаск своим «клиентом») все больше распространяла здесь свое влияние. Уже в 2017 году иранские военспецы, командиры и лояльные им арабские военизированные структуры вплотную приблизились к границе Израиля. Точнее говоря, к Голанским высотам, которые в еврейском государстве считаются стратегически важным укрепрайоном.

К тому же, стремясь отбить у дома Аль-Саудов охоту вмешиваться в дела территорий, отобранных у ИГИЛ, Тегеран фактически поджег юг Аравийского полуострова, втянув саудитов в затяжной йеменский конфликт, доставляющий королевству все больше неприятностей на международной арене. Так что опосредованные сепаратные переговоры между Израилем и Ираном (через США и Россию) вызовут крайне нервную реакцию Эр-Рияда. А ведь у Саудовской Аравии весьма влиятельное лобби в Вашингтоне.

Кроме того, КСА и Исламская Республика сражаются и на идеологическом фронте. Королевский дом и аятоллы соревнуются за право представлять ближневосточный модерн XXI века. Судьбы региона во многом зависят от того, какая из моделей — ​реформистского абсолютизма или исламского республиканизма — ​окажется более успешной и привлекательной для остальных государств этого непростого уголка земного шара.

Наконец, не стоит забывать и о Турции. Да, Анкара задействована в астанинском процессе. С  Тегераном и Дамаском у нее сейчас меньше разногласий, чем три года назад. Но противоречий все еще много. Вспомнить хотя бы напряженность вокруг провинции Идлиб. Есть трения и с Саудовской Аравией. В частности, по катарскому вопросу. Израиль же турки обвиняют в поддержке курдских анклавов.

Словом, дело куда сложнее размена санкций в отношении Дамаска на вывод иранских сил из Сирии. Трехсторонних переговоров для распутывания ближневосточного узла явно недостаточно. Более того, не факт, что сирийской армии и нашим ВКС удастся удержать ситуацию под контролем без участия КСИР. А уж если речь зайдет о том, что Россия должна разделять израильские и иранские силы на Голанских высотах, то эту функцию Москва обязана разменять на очень серьезные уступки со стороны западных партнеров. Точно не на простой отказ от свержения Асада.

Когда-нибудь государства и народы региона все-таки примирятся. И, само собой, не без активной помощи России. Но рискну предположить, что это станет результатом целого ряда сложных решений, а не одного лихого упреждающего вброса от просаудовской газеты «Аш-Шарк Аль-Аусат», чей офис расположен в Лондоне.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть