Музеи — посольства мечты

28.02.2019

Егор ХОЛМОГОРОВ, публицист

Игроки рынка уверяют, что в этом году интерес к внутреннему туризму будет только разгораться. И едва сойдут снега — да что там, уже в первые весенние длинные выходные, — то есть 8 Марта, жители мегаполисов устремятся по Золотому кольцу и далее.

Именно музеи больших и малых городков Центральной России в ходе подобных каникул становятся главной целью соотечественников. Но в неизбежном при нынешних социально-экономических реалиях снижении региональных отчислений на культурную сферу они-то и могут пострадать в первую очередь — слишком часто чиновники о них забывают, плохо понимая, для чего эти институции вообще нужны.

Вместе с тем сегодня очевиден естественный восстановившийся спрос русского туриста на родные палестины — чай, наши красоты и диковины не хуже. И в самом деле часто не хуже — если не гибнут от наплевательского отношения и бесноватой злобы, как Успенская церковь в Кондопоге прошлым летом. Когда же государство строит хорошие дороги, то сесть в свой автомобиль или удобный автобус и отправиться постигать Русь — что может быть соблазнительнее?

Активно разъездившийся в последние годы внутренний турист первым делом ищет в новом для себя городе музей. Причем чаще всего не новомодный — «Ведра и Коромысла» (туда он тоже заглянет, но попозже), — а вполне обычный, краеведческий, тот самый, где можно узнать подробности об истории и природе местности.

Хорошо, если этого туриста встречает, как в Вытегре на Вологодчине, новенький музей с увлеченно подобранной коллекцией: от старинных кокошников, макетов разрушенных церквей и кирпичей местной фабрики рассказ экспозиции ведет через перипетии Гражданской войны, освещенные с обеих сторон, до трагичной и героической истории отряда девушек-минеров эпохи Великой Отечественной. И тут же рядом — подводная лодка холодной войны, чудом переехавшая на водохранилище, и музей поэта Клюева, и маленькая старая ГЭС с увлекательной экспозицией, посвященной основе инфраструктуры старой России — Мариинской водной системе...Такие города покидаешь с ощущением, что сам там едва ли не всю жизнь прожил.

Однако много где (не будем показывать пальцем) обнаруживаешь замшелые экспозиции, составленные в соответствии с указаниями чуть ли не XXV съезда КПСС. Старая жизнь сведена до обрубка, минувший век — до партийной казенщины, а нынешнего нет и вовсе. И эту пустоту не заполнят никакие усилия энтузиастов. Региональный музей — основа местной исторической идентичности и, что не менее важно, общенациональной. Только тогда, когда на материале своего города и края прочувствуешь тысячелетнюю историю России, ты сможешь стать реальным патриотом большой и малой Родины.

Иногда история эта героическая и веселая, как в масштабном музее Рыбинска, некогда центра волжского купечества и бурлацкого труда. Иногда щемяще-болезненная, как в музее затопленной Мологи, расположенном буквально в паре кварталов. Но прикосновение и к той, и к другой реальности просветляют ум и очищают душу. Из совокупности таких впечатлений и появляется то, что Василий Розанов называл «мечтой своей родины», на нехватку которой он сетовал более столетия назад.

«У нас нет совсем мечты своей родины. И на голом месте выросла космополитическая мечтательность.... Учась в Симбирске — ничего о Свияге, о городе, о родных (тамошних) поэтах — Аксаковых, Карамзине, Языкове, о Волге — там уже прекрасной и великой. Учась в Костроме — не знал, что это имя — еще имя языческой богини; ничего — о Ипатьевском монастыре. О чудотворном образе (местной) Феодоровской Божией Матери — ничего. Учась в Нижнем — ничего о «Новгороде низовыя земли», о «Макарии, откуда ярмарка», об Унже (река) и ее староверах», — писал Розанов.

Действительно, местный музей должен быть посольством Мечты Своей Родины, и уделять ему нужно первостепенное внимание. А это подразумевает не только новую и высокопрофессионально сделанную экспозицию, но и постоянное сотрудничество с археологами и реставраторами, внимание, уделяемое издательской деятельности — не только красочным буклетам, но и серьезным научным фолиантам. Нет более счастливой находки для историка, чем найти локальный сборник научных статей на достаточно узкие и заковыристые, но вместе с тем очень важные темы. С другой стороны, музей может и должен быть центром местных событий, связанных с возрождением традиций — исторических реконструкций, ярмарок традиционных промыслов, входящих в моду старинных украшений и одежды.

Давайте будем честны, у местного театра или оркестра, хотя они, безусловно, крайне важны, есть пока не столь много шансов достичь уровня общенациональной значимости (впрочем, это не повод держать их в запустении — напротив, к развитию в полноте необходимо стремиться). А вот каждый региональный музей имеет абсолютное значение, поскольку в нем наличествует то, чего нет и не может быть в остальных — уникальные памятники именно этой земли.

По-хорошему, нам бы связать все краеведческие музеи в единую цепь, превратить в единое пространство исторической памяти — так, чтобы перемещение от одного к другому явилось для нас этапами постижения себя. И в подобной сети могут быть сотни и тысячи уникальных точек. Как только наш внутренний туризм начал возрождаться и появились русские путешественники, разрабатывающие новые маршруты, оказалось, что памятников, достойных внимания, в каждом обжитом уголке России — великое множество. И это несмотря на столетие войн и революций, несмотря на запустение и разрушение столь многого. Мы все-таки богаче, чем думаем. Главное — уметь «мечтать свою Родину» и желать сию сказку сделать былью.



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть