Законный лайк

04.10.2018

Станислав СМАГИН, публицист

Владимиром Путиным в Госдуму внесен законопроект, частично декриминализирующий статью 282 Уголовного кодекса («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»). Теперь предлагается заводить уголовные дела, только если гражданин обвиняется в совершении противоправных действий повторно в течение года.

Кроме того, в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях вносится новая статья, название которой звучит так же, как у 282-й. В пояснительной записке говорится, что поправки призваны исключить случаи привлечения к уголовной ответственности за деяния, совершенные однократно и не представляющие серьезной угрозы для основ конституционного строя и безопасности государства.

Разумеется, предложения выглядят адекватной и конструктивной мерой. Но есть несколько нюансов, каждый из которых заслуживает отдельного упоминания.

О смягчении всерьез задумались лишь когда использование 282-й статьи перешло все границы разумного. Собственно, президент на прямой линии 7 июня, отвечая на вопрос депутата Сергея Шаргунова, признал, что не нужно доводить «до маразма и абсурда» ситуацию с уголовными делами за лайки и репосты. Один человек вывешивает картинку с надписью аршинными буквами «Бога нет», а второй жмет внизу на «сердечко» и оказывается на скамье подсудимых. Это явный перегиб, тут и обсуждать нечего.

К сожалению, подобная практика — бездумной и резкой реакции на сетевые высказывания — проникла во все сферы. Недавно случился громкий скандал. После поражения московского «Спартака» от грозненского «Ахмата» известный болельщик, актер Дмитрий Назаров, опубликовал в Instagram стихотворение, в котором раскритиковал главного тренера команды, итальянца Массимо Карреру. Вскоре наблюдатели обнаружили под постом лайк капитана «красно-белых» Дениса Глушакова, и разгневанный наставник отправил игрока в дублирующий состав. Напрасно футболист оправдывался, мол, поставил отметку «на автомате», листая обширную ленту и даже не вникая толком в содержание конкретных сообщений. Не помогло.

О поправках задумались, когда «маразм и абсурд» приняли гротескные формы. Но ведь, напомним, и общество, и многие политические деятели постоянно били в набат по этому поводу. Претензии к 282-й статье высказывались не только потому, что она слишком жестока, но и потому, что исполнялась однобоко. По ней преследовали за лозунги вроде «русский, не пей» или за цитаты из произведений Достоевского, Тютчева (доставалось и тем, кто вспоминал высказывания императора Александра III). При этом реально экстремистские, написанные «языком ненависти» материалы этносепаратистов и религиозных радикалов оставались безнаказанными. Вспомним, как многие деятели, привыкшие к тому, что 282-я писана не про них, удивились, когда покойного Антона Носика привлекли за призыв убивать сирийских детей и женщин. Мол, а нас-то за что?

И, наконец, последнее. Пока поправки выглядят мягким паллиативом. Предлагается «на первый раз» в ряде случаев не применять уголовную ответственность, заменив ее на административную, со штрафом или обязательными работами. Однако большинство «дел о лайках» вряд ли стоят и такого наказания.

То есть новый законопроект — шаг в нужном направлении, но пока еще осторожный. Весь корпус статей и актов, связанных с экстремизмом, разжиганием ненависти, оскорблением чувств, требует полной «перепрошивки» и на выходе должен соответствовать таким параметрам, как адекватность применения, разумность и отсутствие перекосов.

Свобода слова ограничена в любом, даже самом демократическом государстве, и есть ряд тем, сфер и вопросов, которые требуют жесткой реакции власти. Такова норма, исключений нет. Однако, прежде чем карать (иногда это необходимо, иногда — неизбежно), нужно сделать так, чтобы общество соглашалось с разумностью наказания, понимало, что человек, отправляющийся за решетку, — преступник.

Сажать бедняка за украденную булку хлеба — не помогать государству, но вредить ему, выставляя сущим Левиафаном. Лишать свободы за репост глупой картинки — расписываться в том, что иных мер работы с обществом изобрести нельзя. Конечно, можно. Именно над этим и стоит думать. И параллельно заниматься смягчением законов и ужесточением обязательности их исполнения.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть