Дело «Мастера»

28.11.2013

Вадим БОНДАРЬ, публицист

Отзыв лицензии у «Мастер-банка», одного из крупнейших игроков на отечественном финансовом поле, вызвал — ну, если не панику, так по меньшей мере беспокойство за стабильность нашей денежной системы. Официальная причина суровых санкций со стороны Центробанка — предоставление недостоверной отчетности и неоднократные нарушения требований по борьбе с отмыванием доходов, полученных преступным путем. На счетах «Мастер-банка» зависло порядка 47 млрд рублей частных лиц. Под ударом оказались тысячи вкладчиков и держателей пластиковых карт, бизнес сотен небольших и десятков крупных компаний. 

Незадолго до «Мастер-банка» своих лицензий лишились крупнейший тульский банк «Первый экспресс» и Акционерный банк «Пушкино». А всего за вторую половину года, по первое ноября включительно, лицензии потеряли 14 банков. Причем глава ЦБ Эльвира Набиуллина не исключила новых отзывов лицензий у нарушителей. Но простому вкладчику неведомо, законны или нет операции банка, где он хранит свои сбережения. Вдруг ЦБ найдет какое-то нарушение, и тогда что — прощайте, денежки?

Наша банковская система как айсберг. Мы видим только его верхнюю часть. Что скрыто в подводных глубинах, доподлинно не знает, пожалуй, никто. Дефолты, аферы с авизо, кредитами и бюджетами всех уровней, отмывание, обналичка, вывод активов, преднамеренные банкротства, обслуживание всевозможных грязных бизнесов — чего только не было в истории нашей молодой, но уже изъеденной финансовыми термитами банковской системы. Под воздействием экономической и политической конъюнктуры она неоднократно мутировала, и теперь это такая глыба, с таким множеством всевозможных вкраплений, что ситуацию в ней с большой осторожностью комментируют даже сами банкиры. 

Основанный в 1992 году «Мастер-банк» является одним из таких вкраплений, переживших с российской банковской системой все ее метаморфозы. Произошедшее с ним и его собратьями по закрытию, по всей видимости, является свидетельством начала очередного этапа преобразований в финансовой сфере страны. Основными их направлениями будут: завинчивание гаек в отношении тех, кто склонен к рискованным операциям, повышение прозрачности и, наконец, слияние и укрупнение банков. 

Все это глобальные тенденции. В мире идет активная борьба с уклонением от налогов, с офшорами, с непрозрачностью, финансовыми рисками, и «банками-прачечными». Мы, очевидно, тоже решили идти в ногу со временем и ведущими мировыми державами. С одной стороны, это должно поднять доверие иностранцев к нашей финансовой системе, повысить ее эффективность и законопослушность, а с другой, решить и собственные проблемы: экономике и бюджету, как никогда прежде, нужны деньги — дефицит бюджета в следующем году, как ожидается, составит 389,6 млрд рублей. А они через банковские «дыры» уходят совсем в других направлениях. 

Кроме того, многочисленные отечественные частные банки активно привлекают средства населения, фактически вынимая их из реальной хозяйственно-экономической сферы. Получив деньги вкладчиков, частные банкиры не спешат вкладывать их в реальный сектор. Слишком хлопотно и не слишком доходно. Мировой кризис, низкий спрос, погодные аномалии... Другое дело — финансово-биржевые спекуляции или теневой бизнес. Там все быстро и выгодно. Ни тебе налогов, ни отчетности. Выгодно для банкиров, разумеется. Даже если банк на чем-нибудь погорит, главные игроки из числа его руководителей и учредителей в накладе не останутся. 

Но иногда за ними, «мастерами» своего дела, приходят. Бежать за границу малоэффективно — велики шансы, что выдадут: за политику не спрячешься, а с финансовыми нарушениями борются по всему миру. Тенденция, однако.  

А теперь вернемся к простому вкладчику, который не знает, окажется ли его банк в числе тех, у кого отзовут лицензию. И паникует. С государственной точки зрения это хорошо. От такой паники в итоге выигрывают госбанки (те, в которых государству принадлежит контрольный пакет) и государство в целом. Госбанки крупны, сильны и надежны. Поэтому те, кто начнет сомневаться в частниках, понесет свои деньги государственным банкирам, даже несмотря на то, что там процент поменьше. А госбанки — это уже открытый путь к инвестированию средств в реальную экономику, вот и польза для государства.  

Второй путь увеличения потока в реальный сектор — привлечение денег граждан на фондовый рынок, чтобы больше покупали акций различных предприятий. На сегодняшний день в ценные бумаги инвестируют не более одного миллиона россиян. Для сравнения, в Индии, например, — 6 млн, в Бразилии — 20, а в Китае — аж 94 (больше, чем в США, там 90 млн). 

Отечественные чиновники не одну голову сломали над тем, как стимулировать инвестиционную активность населения, растрясти, так сказать, матрасно-депозитные авуары. Недавно правительство согласовало поправки в Налоговый кодекс, направленные на то, чтобы сделать банковские вклады для населения менее привлекательными, чем инвестирование в ценные бумаги. Для этого Минфин предложил использовать метод кнута и пряника: предоставить владельцам акций налоговые льготы, одновременно предприняв ряд мер, ухудшающих условия по банковским вкладам. 

То есть делается все, чтобы перекрыть населению пути к «легким» деньгам и заставить его вкладывать в реальный сектор. Наступление идет буквально по всем фронтам. Вводят лицензии на сдачу квартир. В Думу внесли законопроект об отмене хождения американского доллара. Да, он не пройдет, но опять же — тенденция. Теперь вот и за частные банки взялись. Так что не только в нарушениях дело — будто о них не знали год или пять лет назад. Просто тогда было еще не время. А сейчас — пора.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть