Спи, наша радость, усни

03.08.2017

Ольга АНДРЕЕВА, журналист

Пепел славы ток-шоу «Пусть говорят» вот уже несколько дней реет над Первым каналом. Вчерашний алмаз, главная драгоценность в короне Константина Эрнста, на наших глазах обращается в прах. Андрей Малахов элегантно отпустил зрителям воздушный поцелуй и отправился в Сен-Тропе, оставив публику перед загадкой: уходит он к конкурентам или нет? Подробности появляются каждый день. 

Пока общественность бурлит, герой экрана трапезничает в самых дорогих ресторанах Европы, а над покинутой им Россией стоит великий стон. Краткое содержание его можно сформулировать просто: «Андрюшенька, душа, на кого ты меня оставил?!» Наш герой загадочно улыбается. Вопрос повисает в душном воздухе августа и остается без ответа. 

Вокруг пустующего трона бродят тени звездного вдовца Дмитрия Шепелева и блогера Николая Соболева. Душная атмосфера Первого канала порождает чудовищ — они делают хищные пассы и надевают овечью шкуру на волчью стать, притворяясь теми, кем быть не могут. 

Печаль российских полей понятна. Андрей Малахов был едва ли не единственным представителем телевизионной элиты, который разговаривал с нами «о самом главном». Проще говоря, об обывательски понятом добре и зле. 

Вот как звучала бы эта горькая горечь, если бы кто-то решился ее сформулировать: «Все вокруг все время болтают о каких-то глупостях. Геополитика, выборы, санкции, беды Украины, боль Донецка, валовой доход, цена барреля, но нам, простым людям, все это не нужно. Мы не хотим ничего слышать про какую-то нефть, пока не выясним точно и бесповоротно, где великое зло мира спрятало великое добро. Нам нужно знать это немедленно, потому что незнание делает жизнь невыносимой. Пока добро томится в неволе, мы не представляем, как нам жить. Мы не понимаем, почему мужа уволили с работы и он пьет, сын получает двойки по математике и вот уже два месяца пьет вместе с отцом, а соседка вечно скандалит. Мы не понимаем! В чем подвох?

Мы ощущаем мир, как острый недостаток любви и нежности. Мы не в курсе, что нам делать и куда бежать, чтобы все стало на свои места. Пока добро не найдется, мир будет неуклонно и неотвратимо распадаться, а мы обречены вечно бежать вверх по эскалатору, который идет вниз. Мы взбираемся всю жизнь и страшно устали. Но никто не говорит нам самых нужных слов, кроме Малахова. 

Мы точно знаем, что местонахождение добра хорошо известно ответственным людям, но они это от нас скрывают. Только один Андрей об этом догадывается, что-то явно подозревает. Давайте соберемся в кружок, все вместе, все 150 миллионов. В середине сядет добрый ведущий, протрет свои очки, поговорит с нами о добре и ни слова не будет врать про макроэкономику. Мы поплачем, выпьем, споем хорошую песню хором, может быть, нам станет легче и, может быть, даже мы все вместе что-нибудь надумаем и хотя бы приблизительно поймем, где надо искать добро». 

А Малахов устроился поудобнее на шезлонге возле бассейна, потянул было руку к бокалу с коктейлем, но передумал и задремал. 

Пока он спит, а стон несется, есть пять минут поговорить всерьез о не слишком заметной на первый взгляд, но принципиальной подмене. Нет никакой разницы, на каком канале будет выступать телеведущий. Не имеет значения, выйдет ли вообще его программа: если что, на ее место поставят другую. И через год никто не вспомнит о Малахове. Сейчас это, конечно, звучит немного вызывающе, но так уж устроены медиа: герои здесь сменяют один другого быстро. Ругать «попсу» — дело легкое и благодарное, находить в ней потаенные смыслы — еще более интересное занятие. Но стоит, пожалуй, ответить на стон: без лукавства, презрения и злобы. 

Любая малаховская передача — поиск виноватых в ситуации, когда неправыми оказываются все, кроме самого ведущего. Он весь в белом, а вокруг — как бы «Россия», которая в поисках добра и правды предает друг друга, кидается с кулаками на мать и соблазняет несовершеннолетних. Если искать алмазы в навозе, можно и камней не найти, и изрядно испачкаться. Подмена — именно здесь, обман состоит в том, что зрителя научили думать, что «не счесть алмазов в каменных пещерах». В итоге же — из «Пусть говорят» это буквально следует — ничего, кроме навоза, и не остается. Это как играть в «однорукого бандита», надеясь на джекпот: пару раз перепадет небольшой выигрыш, а потом, в азарте, отдашь последние штаны. 

Но ведь на самом деле наша страна не такова. Здесь есть место всему, не одной же дряни и гадости, глупости и пошлости. А если кому-то вдруг кажется обратное, то это ошибка. 

Пусть, может быть, Андрей Малахов поспит еще, громкий плач по нему утихнет, и вдруг все окажется не так плохо, и никакого спрятанного добра больше искать не придется. Вместо этого лучше жить чем-то, что выходит за пределы барахтанья в повседневности, всех этих склок и дрязг из-за зощенковского еще ершика, молений на замужество etc. 

Не пропащие же мы люди, в самом деле.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть