Поставить на «поток»

04.08.2016

Станислав ТАРАСОВ, политолог

августа Реджеп Эрдоган прилетит в Санкт-Петербург, где его примет Владимир Путин. Визит станет первой зарубежной поездкой президента Турции после подавления военного мятежа. Договоренность о встрече, напомним, была достигнута после того, как г-н Эрдоган принес официальные извинения нашему народу за сбитый в сирийском небе российский бомбардировщик. 

До ноябрьского инцидента отношения Москвы и Анкары развивались по восходящей. Стороны заявляли о намерениях довести товарооборот до 100–150 млрд долларов, планировались такие грандиозные проекты, как строительство АЭС «Аккую», газопровода «Турецкий поток». Не говоря уже о расширении туристического бизнеса. Только в 2014 году 4,5 млн россиян отдохнули в Турции, что принесло ей более 3 млрд долларов.

Долгие годы двум государствам удавалось претворять в жизнь доктрину «экономика — отдельно, политика — отдельно». Но после вероломной атаки на наш Су-24, возвращавшийся на базу после бомбардировки позиций ИГИЛ, уже политика стала диктовать условия экономического сотрудничества. По оценкам экспертов, российские санкции уже обошлись туркам более чем в 12 млрд долларов — в четыре раза дороже, нежели надеялась Анкара, идя на конфронтацию.

Поэтому Турция и стала изыскивать возможности для нормализации отношений. После извинений Эрдогана наметилось сближение, однако кто знает, насколько бы растянулся этот процесс. Неожиданным катализатором стал неудавшийся переворот. Позиция Путина, выразившего соболезнования по поводу человеческих жертв, вызвала мощный отклик в турецком обществе. «Мы получили безоговорочную поддержку от России в противоположность многим другим странам», — отметил министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу. 

Действительно, российско-турецкое сближение сопровождается заметным осложнением взаимодействия Турции с Западом. В первую очередь с США — из-за живущего в Пенсильвании богослова Фетхуллаха Гюлена, которого Эрдоган считает главным инициатором и идеологом провалившегося путча. Анкара предупредила: отказ экстрадировать Гюлена на родину «может нанести непоправимый ущерб двусторонним отношениям». К этому добавляются и разногласия с Евросоюзом, обвиняющим Турцию в несоблюдении прав человека. Брюссель заявляет о чрезмерном числе уволенных и арестованных в связи с переворотом граждан. 

Еще одним раздражителем стал вопрос о предоставлении Турции безвизового режима за помощь в размещении беженцев. Глава МИД страны выдвинул европейцам ультиматум: если до середины октября требование Анкары не будет удовлетворено, заключенное в марте соглашение по беженцам окажется под угрозой. Эрдоган тем временем заявил о готовности сотрудничать с Ираном и Россией для решения региональных проблем. Это может стать поворотным моментом в геополитических приоритетах страны. СМИ уже сообщали о смене сирийского курса Анкары, похоже, стартовал и процесс нормализации отношений с Египтом, а следом и трансформация всей арабской политики. 

Эти факторы придают особое значение предстоящей встрече в Санкт- Петербурге. Запад оценивает ее по-разному. Одни эксперты уверены, что Эрдоган «переметнется к российскому блоку», дабы ослабить давление со стороны США и ЕС и избежать внешней изоляции. Другие убеждены в том, что и Москва получает возможность разыграть свою карту с Турцией — это позволит более активно воздействовать на ситуацию на Ближнем Востоке. Правда, в интервью телеканалу CNN г-н Чавушоглу поспешил успокоить Запад: «Наши отношения с Москвой — не альтернатива отношениям с НАТО или ЕС». Раз так, то и для Кремля новый альянс с Анкарой не должен выглядеть «дружбой против Запада», и здесь Путин и Эрдоган, скорее всего, сделают соответствующие оговорки.

Пока между сторонами проходит интенсивный диалог по восстановлению прежних экономических связей, но в новых условиях. Когда заговорили о реанимации «Турецкого потока», это, как сообщает Reuters, мигом «вызвало тревогу в Евросоюзе». Газопровод не только укрепит российские позиции на европейском рынке, лишит Украину статуса транзитера голубого топлива, но и перекроет альтернативные поставки углеводородов из Каспийского региона, сделав здешних экспортеров — Азербайджан и Туркмению — более зависимыми от мнения Москвы. И если раньше в качестве «ударного копья» на данном направлении выступала только Россия, то сейчас она получит возможность выдвигать ряд требований к ЕС, консолидируясь с Турцией. Вот почему в Брюсселе с такой настороженностью ждут результатов встречи в Санкт-Петербурге.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть