До первых петухов

03.02.2017

Тамара ЦЕРЕТЕЛИ

В Музее русского лубка и наивного искусства открылась экспозиция, посвященная году огненного Петуха. Хотя на самом деле, китайский гороскоп — лишь повод поговорить о гордой птице, у нас ведь и своих навалом.

Причем и среди наших встречаются огненные. Народное сознание упорно наделяет драчуна «пламенной» символикой — все благодаря яркому оперению и алому гребешку. Отсюда даже пошло выражение: «Пустить красного петуха». А уж если во сне явится «масляна головушка, шелкова бородушка», жди пожара — во всяком случае, в такую примету раньше безоговорочно верили.

Словно нарочно выставка «Петушиное величие» расположилась в зале, который сотрудники музея называют «красным» — из-за цвета стен. Совпадение, конечно, случайное, но символичное. В этом пространстве и поселились полотна современных российских наивных художников. Наив в данном случае надо понимать буквально: представленные авторы — самоучки. Никакой академической подготовки, «обремененности» линейной перспективой  — самодеятельность чистой воды. И самокритичность.

«У меня на картинах дома все время налево заваливаются», — жалуется Вера Третьякова, в прошлом педагог, в настоящем наивист. Показывает свою работу: «Петушок, приносящий удачу». Жизнерадостную сельскую сценку написала в Вологодской области, в маминой деревне. «Изображаю, что вижу. Фантазии нет совсем», — продолжает она сеанс самоедства. «А я по фотографии рисую, хотя не умею — не учили», — подхватывает тему Альфия Киреева. Дай бог, чтобы и дальше не учили — не портили. «Некрасиво не люблю, а красиво не получается...» — гнет свою линию автор, кстати, бывший менеджер по продажам. «Решила самостоятельно освоить акрил — и вот результат: «лицо» у петуха не вышло, видите?» —  расстраивается Альфия. Наверное, это самый скромный в стране менеджер по продажам.

Зато ее коллега по художественному цеху Светлана Дружкова, говорят, не комплексует, рисует, как хочет. Хоть ей и доставалось от профессионалов —  за «неправильность». Тем временем ее «Петух» — одно из самых интересных произведений на выставке. Великолепное чувство цвета, густые мазки — экс-преподавательница музыки вправе уже никого не слушать. Не боится критики и Виктор Лисицкий — знаменитый спортсмен, пятикратный серебряный призер Олимпийских игр по гимнастике. Рисовать начал в 60 лет, поработав до этого тренером, заведующим кафедрой, супервайзером... «Я ничего не оканчивал, но у меня свое видение. Знаете, гимнасты ведь летают вверх-вниз, у них хороший вестибулярный аппарат, в пространстве себя отлично чувствуют. Мне тоже комфортно на «просторах» своих картин», — говорил мастер «Культуре». Комфортно ощущают себя на холсте и его герои, хотя поставлены в щекотливую ситуацию. «Кот и петух» — озаглавил художник полотно, где усатый хищник пытается цапнуть «золотого гребешка». 

Альфрид Шаймарданов. «И пропоет петух»

Не столь безобидного прочтения удостоился герой выставки у Альфрида Шаймарданова. Его петух — явно хтонического происхождения. Тут автор следует народным представлениям — согласно им, гордое пернатое создание имеет демоническую сущность и состоит в родстве с ползучими гадами. Не зря мифического василиска, способного убить одним лишь взглядом, изображали в виде петуха с хвостом змеи. К тому же вылупился он из яйца, снесенного пожилым самцом курицы... Что до картины Шаймарданова, то там кочет — апокалиптический персонаж. И предвещает он не начало нового дня, а конец света. Само название — «И пропоет петух» — отчетливо отсылает к Откровению Иоанна Богослова, перефразирует каноническое «И седьмой Ангел вострубил». В общем, совсем не наивная трактовка образа. Да и сам художник не так прост, как кажется, скорее всего, кое-какая профессиональная школа за плечами у него все же имеется.

Остальные видят героя со шпорами более привычным — у большинства это вестник зари, певун (кстати, славянские названия птицы восходят именно к глаголу «петь») и олицетворение победы света над тьмой. Корни у такого образа тоже мифологические — «золотому гребешку» приписывали способность прогонять нечистую силу. Живучими оказались представления, что с первым петушиным криком исчезают оборотни, ходячие мертвецы, ведьмы и прочие вредоносные существа. А если птица закукарекает вечером, в неурочное время, значит, она видит какую-нибудь нечисть и выживает ту со свету. После ночной «песни» пернатого люди крестились и приговаривали: «Слава Богу! Свят Дух по земли, а дьявол сквозь земли». Поляки и вовсе считали: услышав истошный петушиный возглас, сатана столбенеет от ужаса. Даже уподобляли кукареканье ангельскому пению.

Эту светлую, победоносную сторону птицы с удовольствием отражают художники. Названия картин говорят сами за себя: «Утро в деревне» (Елена Ятченко), «С первыми петухами» (Юрий Рыбкин), «Золотой петушок» (Владимир Мизинов). Ведь, в конце концов, наив — искусство радостное и праздничное, изображающее мир не реальный, а идеальный. И отсылающее к тем далеким временам, когда деревья были большими, люди — добрыми, а рай — еще не потерянным.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть