Страсти в вишневом саду

29.06.2012

Евгения КРИВИЦКАЯ

Московская филармония закрыла сезон редко звучащей оперой Масканьи «Друг Фриц».

Сын ливорнского булочника Пьетро Масканьи в 1890 году в одночасье завоевал популярность, выиграв конкурс на лучшую одноактную оперу. Это была «Сельская честь», драма кровавых страстей и зашкаливающих эмоций. «Друг Фриц» (1891) — вроде бы лирическая комедия про то, как убежденного холостяка Фрица, богатого эльзасского землевладельца, не обремененного никакими заботами и горестями, друзья хотят женить. Есть и симпатичная девушка Судзель, тайно в него влюбленная. Интригу закручивает местный раввин Давид, заставляющий молодых людей задуматься о браке.

Казалось бы, что трагичного в этой ситуации? Ничто не препятствует счастью, кроме собственной рефлексии и робости. Однако музыкальная команда, собранная в проекте филармонического абонемента «Оперные шедевры», закрутила такие страсти, что куда там мексиканским сериалам!

В третьем действии, когда Фриц впадает в депрессию, тоскуя о Судзель, а потом объясняется ей в любви, на слушателей обрушиваются шквалы слезоточивых мелодий, высокие ноты пригоршнями летят в зал, а филармонический оркестр под предводительством итальянца Антонино Фольяни бушует так, словно это не история двух скромных влюбленных, а апокалипсис сегодня. Американский тенор Стивен Костелло так вжился в партию страдальца Фрица, что выходил на сцену Концертного зала имени Чайковского меланхолично потупив глаза. Впрочем, трагическая маска не мешала ему демонстрировать прекрасный вокал.

«Друга Фрица», пожалуй, дважды слушать не захочется: драматургия аморфна, да и партитура не блещет мелодическим богатством и контрастами. Организаторы опять-таки не позаботились о публике: опера, которая в России ставилась единственный раз, в 1893 году (!), звучала без бегущей строки и без подробного либретто в программке. Учитывая формат «концертного исполнения» и отсутствие сценографии, все подробности переживаний Фрица, нюансы его взаимоотношений с другими персонажами остались «за кадром».

Лишь несколько эпизодов этой оперы свидетельствуют о том, что Масканьи умел создавать шедевры. К ним, безусловно, относится знаменитый дуэт в вишневом саду: Фриц и Судзель (в образе сладкоголосого мексиканского сопрано Айлин Перез) вместе собирают сладкие плоды, не решаясь открыть друг другу сердца. Публика с особым сочувствием внимала излияниям героев, зная, что в жизни Костелло и Перез — счастливая супружеская пара.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть