Игорь Бриль: «Импровизации можно научить»

23.03.2012

Артем ЛИПАТОВ

До 25 марта в Москве проходит 9-й музыкальный конкурс-фестиваль «Рояль в джазе», организованный Минкультуры РФ и Государственным музыкальным колледжем эстрадного и джазового искусства.

Конкурсанты — в основном студенты и школьники, которые приезжают со всех концов страны и даже из-за рубежа.

В рамках «Рояля в джазе» проводятся мастер-классы: своими секретами уже делились Иван Фармаковский, Яков Окунь, Джордж Кейблз и другие. А непременным десертом к конкурсу являются концерты джазовых музыкантов. В этом году, к примеру, в программу «Рояля в джазе» включены выступления трио Алексея Иванникова, трио Владимира Нестеренко, трио Всеволода Тимофеева и ансамбля легендарного трубача Германа Лукьянова «Каданс Миллениум». Также в рамках конкурса-фестиваля пройдет уникальный мастер-класс, в котором примут участие пианист Яков Окунь, контрабасист Макар Новиков, саксофонист и флейтист Сергей Головня и американский барабанщик Уиллард Дайсон.

Мы встретились с председателем жюри конкурса-фестиваля, профессором РАМ им. Гнесиных, народным артистом РФ Игорем Брилем.

культура: Почему такой акцент на рояль?

Бриль: Вообще-то это начало начал. В джазе многие лидеры биг-бендов — именно пианисты: Дюк Эллингтон, Каунт Бейси, а фортепианное трио — вообще один из самых популярных джазовых форматов состава.

культура: То, что в рамках «Рояля в джазе» параллельно с конкурсной программой проходят мастер-классы, мне кажется, очень важно. Таким образом конкурс становится не только смотром достижений, но и мероприятием серьезного образовательного значения.

Бриль: Да, это важно еще и потому, что наряду с приглашенными музыкантами их проводят бывшие наши выпускники. А это серьезный импульс для того, чтобы ребята продолжали заниматься жанром. Понимаете, конкурс конкурсом, а жизнь жизнью: люди потом выходят в творческую среду, где возможны разные варианты… Ведь к нам приходят и те, кто знаком с джазом, и те, кто о нем представления не имеет. Впрочем, замечу, что есть ребята, которые действительно хотят заниматься джазом. Их немного, но они есть. И еще очень важный момент — мы учим не только владению инструментом. У студентов есть возможность освоить начала импровизации, а это уже композиторское мышление.

культура: Импровизация — это ведь дар, своего рода язык, на котором разговаривают джазовые музыканты… Разве ему можно научить?

Бриль: Если есть этот дар, его можно развивать. Импровизация — это не просто язык, но еще и определенный опыт общения.

культура: А как обстоят дела в области джазового образования в России? Есть ли некая система?

Бриль: Скорее нет. Как правило, все зависит от конкретных педагогов. Существуют кафедры в очень небольшом количестве российских вузов. Серьезно ведется обучение в нескольких училищах, музыкальных школах и двух вузах — в Академии имени Гнесиных и консерватории в Ростове-на Дону.

культура: Что Вы можете сказать о тех, кто сегодня слушает джаз? Стал ли он окончательно элитарным жанром или, наоборот, более демократичным?

Бриль: Аудитория джаза разная: есть и старшее поколение, испытывающее ностальгию, но есть и молодежь, которая пытается уйти от надоевшей попсы. Знаете, бывает так: даже человека, попавшего на концерт случайно, могут привлечь два-три звука. Отсюда начинается углубленный интерес, покупка дисков, посещение концертов. Очень жаль, что джазом не занимаются психологи, что они не рассматривают этот феномен с точки зрения науки — там для них найдется масса интересных вещей.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть