Леонид Борткевич и Анатолий Кашепаров: «Хочется, чтобы «Песняры» жили вечно»

27.08.2014

Денис БОЧАРОВ

В первый календарный день осени лучший (не великий, не легендарный, а просто-напросто лучший) отечественный эстрадный коллектив «Песняры» отмечает 45-летие. К сожалению, его основателя, Владимира Мулявина, уже более десяти лет нет с нами. Но главные вокалисты ансамбля, Леонид Борткевич и Анатолий Кашепаров, до сих пор в строю. Именно с ними в преддверии знаменательной даты и пообщался корреспондент «Культуры».  

культура: Итак, «Песнярам» — 45. С какого эпизода началась творческая деятельность коллектива? Почему датой образования ансамбля считается 1 сентября 1969 года?
Борткевич: В этот день художественный совет минской филармонии постановил: возглавляемая Владимиром Мулявиным группа «Лявоны» имеет право официально называться вокально-инструментальным ансамблем. Хотя на самом деле реально «Песняры» начали функционировать как единый коллектив с 1970 года. Тогда в Москве проводился конкурс артистов эстрады, по итогам которого группа стала лауреатом, заняв первое место. Кстати, о «Лявонах». Когда ехали на фестиваль, задумались: ну что это за название такое? Какое-то кривоватое, незвучное. Стали думать. И бас-гитарист Леня Тышко предложил: «Песняры». В белорусской народной традиции песняр — поэт, бродячий музыкант. Да и на русское восприятие это слово хорошо ложится, сразу возникает ассоциация с песней. Название всем понравилось.  
Кашепаров: Для меня история «Песняров» началась, по большому счету, с приходом в группу в 1971 году. Хотя, конечно же, я хорошо знал о ней, очень ею гордился, она казалась какой-то недосягаемой. И когда меня Мулявин пригласил на прослушивание, накануне всю ночь не спал: волновался, боялся, что не справлюсь, — не пошел. И уже спустя три месяца меня Владимир Георгиевич встретил у кинотеатра со словами: «Ну что же ты не явился? Давай завтра к десяти утра». На этот раз уже не стал искушать судьбу. И с тех пор все понеслось, закрутилось...

Анатолий Кашепаров и Леонид Борткевич

культура: Сегодня «Песняры» — настолько растасканный по кусочкам бренд, что непосвященному человеку не так просто разобраться в ситуации. Ведь только официально зарегистрированных коллективов, в названии которых присутствует слово «песняры», как минимум пять. В чем принципиальное отличие возглавляемого Вами ансамбля от остальных? 
Борткевич: Прежде всего, в самом подходе к музыкальной составляющей. Ведь мы играем нотка в нотку то, что написал Мулявин. То есть стараемся не отходить от корней. А потом — что тоже немаловажно, — в нашем коллективе выступают два ведущих вокалиста, с которыми ВИА «Песняры» у подавляющего большинства слушателей всегда ассоциировались. Это я и Анатолий Кашепаров. Именно мы являлись первыми исполнителями главных хитов ансамбля. Толя пел «Вологду», «Я не могу иначе», «До третьих петухов», а ваш покорный слуга — «Александрину», «Березовый сок», «Белоруссию»... Так что факты, как говорится, налицо. 
Кашепаров: Когда мы выступаем на концертах, и люди видят на сцене меня или Лешу (Анатолий Ефимович называет Леонида Леонидовича не Леней, а Лешей. — «Культура»), они не могут оставаться равнодушными. По их непосредственной реакции чувствуется: «Ну, наконец-то настоящие, нормальные «Песняры» выступают, а не какой-то суррогат подсовывают». Вот вам и все отличие. Когда мы все собрались в начале 70-х (а именно состав 70-х — начала 80-х следует считать «золотым», несмотря на то, что количество людей, в разные годы переигравших в «Песнярах», исчисляется десятками), это было словно знак свыше. То же самое можно сказать и о гении Мулявина, за которым всегда оставалось последнее слово. Не имея академического музыкального образования ни по части игры на гитаре, ни в том, что касается композиции, он обладал необычайным даром музыкального видения.

культура: Когда мы ведем речь о «Песнярах», от разговора о Владимире Мулявине действительно не уйти. Кем он был для вас, каким остался в памяти?
Борткевич: Это человек, который, если так можно выразиться, сделал всю мою судьбу. Первый раз — в 70-м, когда пригласил в свой коллектив. До этого я был солистом группы «Золотые яблоки». А второй — в 80-м. Тогда поступил в ГИТИС, и Володя сказал: «Выбирай — либо ГИТИС, либо «Песняры». Ибо совмещать учебу с гастрольной деятельностью крайне проблематично. Но доучиться мне хотелось, поэтому вынужден был из ансамбля уйти. А вскоре уехал в Америку. И тут произошел третий эпизод, связанный с  Мулявиным, как с человеком, переломившим мою судьбу. В 90-х он приехал ко мне в США и сказал: «Что ты тут делаешь? Возвращайся обратно». Убедил. Я все в Штатах оставил, и вот с тех пор по сей день работаю здесь. А недавно из Америки вернулся Толик Кашепаров, который тоже пробыл там длительное время, и влился в мой коллектив. И если прежде группа называлась «Песняры Леонида Борткевича», то сегодня мы от этих «управленческих» наименований отказались. Поскольку вместе с Толей начинали примерно в одно время — нынче мы вновь с ним полноправные партнеры. А если конкретнее: просто золотые голоса золотого состава ансамбля «Песняры», заслуженные артисты Республики Беларусь. 
Кашепаров: Помимо всех его бесспорных музыкальных талантов, для нас Мулявин всегда был прежде всего нормальным мужиком. Общительным, но при этом немногословным, доброжелательным, с потрясающим чувством юмора. Он полностью соответствовал роли лидера, и никто не собирался ее оспаривать. Владимир Георгиевич был ведущим, а мы ведомыми, но Мулявин никогда этого не демонстрировал. 

культура: А что сегодня подпитывает и вдохновляет «Песняров»? Какова основная творческая мотивация? Записываете новые песни? Дождемся ли выхода альбома с абсолютно свежим материалом? 
Борткевич: Знаете, у нас столько нового накопилось! Но проблема заключается в том, что в репертуаре «Песняров» огромное количество хитов. И на концертах все хотят слышать прежде всего их. Все эти «Александрины», «Алеси», «Вероники» и прочее, прочее, вы сами знаете... Мы не имеем права разочаровывать публику. Попробуй исключить из программы какую-то песню — аудитория тут же отреагирует: мол, давай «Вологду», «Белоруссию»! Поэтому вставить в концертный сет новое очень тяжело. За исключением огромных трехчасовых выступлений, где удается показать свеженькое.
Кашепаров: Надеюсь, новые композиции «Песняров» обязательно прозвучат. Уже одно то, что мы с Лешей вновь воссоединились, поклонники встретили на ура. И это серьезная заявка: следовательно, творчество коллектива ожидает новый виток. Не забывая наших обязательств перед аудиторией и прекрасно осознавая, что зрители хотят слышать старые хиты, мы создаем и новые вещи. Поэтому смотрим в будущее с оптимизмом: поклонников ансамбля ждет еще не один альбом. 

Хотя сложности с выпуском музыкальной продукции, конечно, предвидим. Ведь жизнь нынче не та, что раньше. В те годы мы предпочитали иметь сто друзей, а не сто рублей. Сейчас закон джунглей — каждый сам за себя. Повсюду деньги, рынок, нажива. А я, хоть и прожил долгое время в Америке, по сути остался человеком из Советского Союза, и во мне все капиталистическое как-то не очень приживается.

культура: А что же заставило вас в 80-х покинуть столь успешный и популярный коллектив? Наверняка, помимо ГИТИСа, были и иные причины (Анатолий Кашепаров, как и Леонид Борткевич, в 80-х годах учился в ГИТИСе. — «Культура»)? 
Борткевич: Моей женой тогда была Ольга Корбут, четырехкратная олимпийская чемпионка по спортивной гимнастике. Ей предложили в Штатах контракт: предоставили зал с целью тренировать детей. Нам дали дом, создали все условия. Получилось так, что, отправляясь в США по Ольгиному контракту, я задержался на десять лет. А она до сих пор там живет.
Но вернувшись по приглашению Мулявина на проводившийся в Могилеве фестиваль «Золотой шлягер» и исполнив после десятилетнего перерыва «Березовый сок», я расчувствовался до слез. Вновь вспомнил, в чем мое истинное призвание и где мое место. Ибо кем я был, если бы остался в Америке, даже боюсь предполагать. У меня нет деловой хватки, природного стремления делать деньги. Мы, белорусы, вообще довольно простые, бесхитростные люди.  
Кашепаров: СССР тогда разваливался, а мне было больно это видеть — распад страны не смог принять. «Песняры» всегда являлись советскими артистами, и воспринимать нас в отрыве от того государства мне казалось не совсем правильным. К тому же, возможно, мы просто выросли из рубашки — успели пройти определенный этап, надо было сделать передышку. Хорошее всегда заканчивается. Но далеко не каждый артист может похвастаться таким количеством хорошего, что оставила после себя наша группа.  

культура: «Песняры» — уникальное явление на отечественной эстраде. Вы, возможно, единственный советский коллектив, который в своем творчестве не равнялся на западные поп-музыкальные тенденции. «Песняры» создали совершенно неповторимый стиль, основанный на славянской, «корневой» вокальной и исполнительской традиции. Понимали ли вы сами эту особенность или творили, что называется, по велению сердца? 
Борткевич: Когда мы ездили по стране в одной обойме с другими популярными коллективами, своего лидерства и какой-то исключительности не осознавали. Но лет десять назад мне Валера Ярушин (руководитель ВИА «Ариэль». — «Культура») подарил книгу, в которой написано, что в негласной табели о рангах — никаких хит-парадов тогда ведь не существовало — мы постоянно занимали верхние строчки. Другое дело: в те годы просто не было времени оглянуться назад и посмотреть на себя со стороны. А ведь нас часто приглашали на различные пафосные мероприятия, проводившиеся на правительственном уровне. Некоторые даже называли «придворным коллективом». Но мы никогда не кичились собственным успехом.  
Кашепаров: Дело в том, что «Песняры» были интернациональным ансамблем — не белорусским, украинским, еврейским или еще каким бы то ни было. И когда мы ездили по огромной стране с концертами, не зацикливались на том, в какой именно республике в данный момент находимся и с людьми какой национальности общаемся. Для нас это был Советский Союз — союз братских народов. Да, конечно, приятно, что сегодня многие ассоциируют Беларусь с «Песнярами» — ансамблем уникальным, без ложной скромности соглашусь с вами. Но главное — мы были артистами большого единого государства.   

культура: Нынешней осенью Александре Пахмутовой, написавшей для «Песняров» немало хитов всесоюзного значения, исполнится 85 лет. Поддерживаете ли сегодня с ней отношения, связывает ли вас что-нибудь, помимо воспоминаний? 
Борткевич: Раньше общались довольно плотно. А сегодня многое зависит от географии — то есть, если мы в Москве, стараемся не упустить случая созвониться, поговорить. Надеемся, наше творческое сотрудничество не закончилось. Еще поработаем с Александрой Николаевной. 
Кашепаров: Возможно, многие не помнят, но именно я был первым исполнителем прекрасной пахмутовской песни «Я не могу иначе». Долго к ней не возвращался, а сейчас вновь пою с огромным удовольствием. Валентина Толкунова, в версии которой эта вещь знакома большинству слушателей, впоследствии просила у меня прощения (смеется). А с Александрой Николаевной мы до сих пор дружим и периодически общаемся.   

культура: Сегодня среди представителей артистических профессий тренд: выпускать мемуары, автобиографии. Наступит ли время для серьезного литературного труда, посвященного творчеству «Песняров»? Несомненно, такая книга имела бы успех...
Борткевич: Вообще-то, немногим более десяти лет назад, в 2003 году, у меня уже выходила книга, которая называлась «Песняры» и Ольга». Это не совсем то, что можно было бы назвать окончательной солидной «песняровской» монографией, но все же. А сейчас в работе довольно объемная рукопись, которая, надеюсь, однажды увидит свет. Просто все нет времени не то что попытаться ее издать — хотя бы перечитать и придать некий упорядоченный вид. Но я хочу лично довести сей труд до ума, поскольку предвижу массу ошибок, фактических искажений и неточностей, а то и просто сплетен, если за написание книги, посвященной «Песнярам», возьмется кто-то, не знакомый с историей коллектива изнутри. 

Но монографии и воспоминания — одно дело. Куда интереснее то, что у нас уже лет десять как лежит антология на двадцати пяти дисках, включающих в себя 268 песен, шесть крупных литературно-музыкальных композиций и две рок-оперы. Но на то, чтобы все это издать, банально нет средств. 
Кашепаров: Сделать книгу действительно было бы интересно. Но тут вот какая история: Леша помнит одно, а я — другое. И как это привести к общему знаменателю? Хотя такая идея витает в воздухе: возможно, нечто подобное мы рано или поздно сделаем. Время покажет.    

культура: Не могу под конец беседы вас, как наших братьев-славян, не спросить про то, как воспринимаете сложившуюся обстановку на Украине... 
Борткевич: Понимаете, никаких лишних слов здесь ляпать не хочется. Тем более, что «Песняры» всегда старались не лезть в политику. Но, конечно, определенная гражданская позиция есть. И, с учетом того, насколько информирован нашими телевидением и прессой, я, разумеется, на стороне России. Считаю, что виновата Украина. А как иначе? Убийство стариков и детей — разве это чем-то можно оправдать? 
Кашепаров: Откровенно говоря, подобного развития событий никак не ожидал. Просто не в состоянии постичь, как такое вообще могло произойти. И чем дальше, тем сложнее понять, каким образом эту ужасную ситуацию разрулить. Страшное дело: взяли и полоснули бритвой по многовековым душевным взаимоотношениям. Очень, очень больно... 

культура: Дабы не заканчивать на минорной ноте, позвольте спросить, каким вам видится будущее «Песняров»? Ставите ли определенные глобальные задачи, остались ли нереализованными какие-то амбиции?
Борткевич: Амбиция простая, хотя, возможно, не самая скромная — хочется, чтобы «Песняры» жили вечно. Так как материала, написанного Мулявиным, но по сей день не изданного, хватит еще лет на сто. Это потрясающие песни, и нам хотелось бы вдохнуть в них жизнь.
Кашепаров: Задачи ставились раньше. А сегодня зарекаться и вести «плановое хозяйство» бессмысленно. Сейчас мы вновь набираем обороты — ну и, дай-то Бог, чтобы это продолжалось как можно дольше. 

У нас обязательно будет большой юбилейный концерт в Москве, правда, пока не могу назвать точную дату. Определяемся со сроками.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть