Сергей Мазаев: «Сегодня у людей мороз в головах»

04.02.2014

Денис БОЧАРОВ

14 февраля в столичном «Главклубе» и 16-го — в питерском «А2» пройдут концерты, на которых самая эстетская и разноплановая в музыкальном отношении отечественная рок-группа «Моральный кодекс» представит долгожданный альбом «Зима». В преддверии этих мероприятий корреспондент «Культуры» пообщался с лидером коллектива Сергеем Мазаевым.

культура: Вы получили классическое музыкальное образование по классу кларнета. Не самый распространенный инструмент у артистов, занимающихся поп- и рок-музыкой. Почему именно кларнет?
Мазаев: Это получилось случайно. Я пришел в Дом пионеров Дзержинского района в детский кружок духовых инструментов — учиться играть на горне. Его освоил довольно быстро, недели за три. Но мне захотелось остаться в оркестре. Подошел к руководителю, сказал: хочу стать трубачом. На что дирижер ответил примерно так: «Если есть желание играть на трубе, иди в другой оркестр, потому что у нас трубачей — как собак нерезаных. А вот с кларнетистами — проблема. Хочешь остаться — учись играть на кларнете». С тех пор так на нем и играю.

культура: Насколько мне известно, не только на нем. Вы вообще один из немногих отечественных рок-музыкантов, кого можно с полным основанием назвать мультиинструменталистом.
Мазаев: Ну, не такой уж я и «мульти». Играю на кларнете, различных саксофонах и — на ученическом уровне — на флейте. Об остальных инструментах, конечно, имею представление, могу даже кого-нибудь научить, но профессионально играть на них в оркестре не умею.

культура: Большинству слушателей Сергей Мазаев известен прежде всего как лидер рок-группы «Моральный кодекс». Однако этим сфера Ваших музыкальных интересов не исчерпывается: возглавляете эстрадный оркестр, руководите струнным квинтетом. Как бы сами расставили приоритеты?
Мазаев: Конечно, «Моральный кодекс» является главным проектом. Вокруг него вертится все остальное. В группе отвечаю за ряд организационных, общих вопросов — музыкой у нас в основном руководит гитарист Коля Девлет-Кильдеев. Вообще, команда состоит из очень грамотных музыкантов. Без ложной скромности, считаю: «Моральный кодекс» — лучший на сегодня коллектив в стране. Не в плане популярности, а в том, что касается качества игры и профессионального отношения к делу.

культура: На днях выходит альбом «Зима». Расскажите о нем. Есть ли у столь лаконичного названия какая-нибудь концепция?
Мазаев: Возможно, не совсем концепция, но общая мысль такова: сегодня у людей мороз в головах. Мне очень досадно, что перестали уважать прогресс, нет должного отношения к учителям, врачам, ученым — то есть к тем, кто, по сути, строит нашу цивилизацию. Люди, обладающие реальными научными знаниями, почему-то находятся на заднем плане. Уже не говорю о музыкантах и артистах: их труд — вообще последнее, что нужно народу. А ведь по уровню культуры можно судить о том, в каком состоянии находится общество. Оно больно, но для лечения надо знать диагноз. Так вот, этот мороз в головах — и есть своего рода диагноз.

Живем в одной стране, мы все — единый организм. Держим кулачки, дабы все было хорошо — в частности, успешно прошла Олимпиада. Я не верующий человек, но молюсь всем богам, чтобы они вместе собрались и поддержали нашего президента, оградили от неприятностей неспортивного характера.

культура: А насколько Вам самому интересен всеобщий информационный всплеск, вызванный Олимпиадой? Будете следить за соревнованиями? Вообще, Сергей Мазаев — спортивный человек?
Мазаев: Считаю себя таковым: когда-то активно занимался плаванием, лыжами. Поэтому околоспортивная суета — кто у кого сколько украл, и так далее — неинтересна. То, что люди об этом рассуждают вслух, вообще похабно. Об этом должны говорить следственные органы — причем когда кого-то поймали за руку. Меня волнуют исключительно спортивные страсти, разворачивающиеся вокруг предмета, ради которого люди и собираются. Достижения, рекорды, первые места — важен только спорт.

За состязаниями буду следить пристально. Кстати, однажды присутствовал на Олимпиаде. В 2006 году меня пригласили в Турин, где я в Русском доме играл для наших спортсменов. Очень праздничная атмосфера, запомнилась навсегда. А сейчас, помимо всего прочего, крайне важно, чтобы и без того замечательный город Сочи стал по-настоящему цивилизованным, красивым европейским курортом.

культура: Давайте вернемся к новой пластинке. Почему ее выхода пришлось ждать так долго? Ведь последний студийный альбом «Морального кодекса» был выпущен семь лет назад…
Мазаев: Дело в том, что финансового стимула к постоянному выпуску пластинок нет. Они не приносят серьезных доходов, при этом требуют больших материальных и эмоциональных затрат. Альбомы записываем по мере появления музыкального материала: накопился — решили сделать диск. Выпустим его на виниле, CD и даже, не исключаю, напечатаем для коллекционеров небольшим тиражом на компакт-кассетах.

культура: Кроме двух больших концертов в Москве и Питере, не планируете предпринять в поддержку «Зимы» крупное турне? Ведь в 2014-м у «Морального кодекса» не один достойный инфоповод для торжеств — группе исполняется 25 лет, да и у Вас ближе к концу года грядет личный юбилей. Будете отмечать?
Мазаев: Что касается гастролей с новым альбомом, то сейчас об этом говорить сложно. Ими надо заниматься отдельно, а пока нам соответствующих предложений не поступало. С другой стороны, планов предостаточно. Помимо презентации диска «Морального кодекса», буду играть в различных усадьбах со струнным квинтетом. С ним же — ориентировочно в апреле — выступлю в Доме музыки. Затем, чуть позднее (опять же в ММДМ, в Светлановском зале) хочу устроить концерт с эстрадным оркестром. В октябре в «Крокус Сити Холле» состоится большое выступление, посвященное 25-летию группы. И, наконец, в декабре планирую отметить собственное 55-летие. В рамках этого мероприятия надеюсь объединить программы всех трех проектов.

культура: Один из главных хитов «Морального кодекса» — песня «До свидания, мама!». Не боитесь, что она пострадает в ходе антитабачной кампании? Там ведь есть строчки: «Может, поедем ко мне заодно: выпьем, покурим, посмотрим кино»?
Мазаев: Не боюсь. Знаю, что подобные идеи периодически возникают, но исходят они от малообразованных людей, которые считают себя специалистами во всех сферах человеческой деятельности.

культура: Вы принимали участие в съемках телефильма «Место встречи изменить нельзя»: в одном из эпизодов четвертой серии, в сцене задержания Фокса в ресторане, Вас можно увидеть среди музыкантов оркестра. Были ощущения, что присутствуете при создании ленты, которая впоследствии станет культовой?
Мазаев: Ничего подобного. Мне вообще не нравилось, как этот эпизод снимался — затянуто, рутинно. Я ведь тогда не знал, что одна постановка света занимает уйму времени. Недоумевал: почему никто ничего не делает? А там каждый лучик, каждая тень играли огромную роль. Уже позднее, повзрослев, понял — это обычный кинопроцесс. Но тогда мне, 19-летнему юноше, служившему в музыкальной роте и убежавшему ночью в самоволку по приглашению друга (платили на съемках прилично), все эти тонкости были невдомек.

Высоцкого видел живьем — и то мельком — только в той сцене, когда он с криком «Угрозыск!» вскочил на стол. Хотя, представляете, я ведь родился в том же самом дворе, что и Владимир Семенович. Не увлекаться его творчеством было невозможно: песни раздавались чуть ли не из всех водосточных труб.

культура: Есть ли у музыкантов «Морального кодекса» какой-то моральный кодекс? Особенности поведения, негласные правила общения?
Мазаев: Мы научились бороться с собственной первобытной непримиримостью. В нашем обществе ведь как бывает: когда люди друг с другом несогласны, они неизбежно начинают воевать, вместо того, чтобы при помощи диалога и взаимных уступок приходить к консенсусу. В итоге созидательные процессы останавливаются. Поэтому наш главный моральный кодекс — не мешать движению вперед. Надо находить в себе силы соглашаться с обстоятельствами. И мы, к счастью, научились это делать. Несмотря на конфликты, которые, конечно, неизбежны, мы уже четверть века вместе.

культура: Какие-нибудь нереализованные амбиции остались?
Мазаев: Конечно, но сегодня об этом говорить смешно. Мы уже не молодые и горящие, как в самом начале пути. И прекрасно понимаем: все, чего можно было бы в этом бизнесе достичь — всякие там «Грэмми» и прочее, — осталось на Западе. Это их игра. С другой стороны, мы известная на всю страну рок-группа, у которой есть устойчивый «электорат», любящий нашу музыку.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть