Найк — это бренд

16.05.2019

Денис БОЧАРОВ

23 мая в столичном зале Vegas City Hall состоится концерт Найка Борзова. Человек, написавший хиты «Лошадка», «Верхом на звезде», «Три слова», никогда не был по-настоящему мейнстримовым персонажем, но никогда и не исчезал из поля зрения поклонников. «Культура» побеседовала с одним из самых незаурядных российских рок-музыкантов.

Фото: Евгений Стукалин/ТАСС

культура: Ваш концерт состоится непосредственно в день рождения. Это осознанное решение или так получилось само собой — просто личный праздник совпал с графиком выступлений?
Борзов: Дело в том, что для меня наилучшая форма времяпрепровождения — играть и сочинять. Так уж исторически сложилось. Поэтому, видимо, хотелось одним выстрелом «убить двух зайцев»: устроить подарок для самого себя и заодно порадовать как давних поклонников, так и просто людей, которым нравятся мои песни.

Поэтому и программа концерта предполагается праздничная — весьма обширная и самая разнообразная. Помимо того, что прозвучат все хиты и знаковые песни из разных альбомов, будут исполнены и не столь широко известные композиции. Также сыграю несколько новых вещей, которые вообще никто пока не слышал.

культура: Кстати, о новых вещах. У Вас, насколько я знаю, на этот год запланирован выход нового альбома. По информации из Сети, он будет называться «ТВА». Не поясните, что означает данная аббревиатура? И вообще, как ее стоит читать: по-русски или по-английски?
Борзов: Второе. «Ти-би-эй» имеет определенное отношение к тому, о чем пойдет речь в новой программе, хотя какое именно, не скажу. Да и вообще не уверен, что таково в итоге будет название диска. Кстати, еще сравнительно недавно я сомневался в том, что буду выпускать альбом. Поскольку полагал, что это никому не интересно, с коммерческой точки зрения абсолютно невыгодно, и единственный более-менее оправданный повод для студийных релизов на физических носителях — устроить под это дело крупное турне. Ведь, согласитесь, время альбомов, в том самом классическом понимании, к которому привыкли меломаны со стажем, стремительно уходит.

Но мы не ищем легких путей. И поскольку нормальные герои всегда идут в обход, подумав, решили, что все-таки пластинку делать будем. Правда, перед этим выпустим несколько синглов — как сейчас поступают многие поп-исполнители. Это, на мой взгляд, правильный шаг. Последнее время довольно плотно сижу в студии, написал кучу песен, которые потребуют своей адекватной реализации. Но когда именно альбом увидит свет, пока сказать не могу.

культура: В продолжение затронутой Вами темы. Однажды Вы сказали, что пиратские диски не подписываете. Возможно, с учетом незавидной судьбы физических носителей, в ближайшем будущем вообще ничего подписывать не придется?
Борзов: Думаю, формат CD вернется — но скорее в виде фетиша, нежели как самоценная вещь, какой он являлся еще лет 15–20 назад. Сейчас, например, в определенной, «хипстерской» среде вновь популярен фотоаппарат «Polaroid», а ведь, казалось, его дни давным-давно сочтены.

Но дело в том, что мы живем во «фрикоделическое» время, и вот именно на фоне этой моды определенные молодые чудаки вновь будут ходить с кассетными плеерами, снабженными поролоновыми наушниками или еще чем-нибудь в этом роде. Но делать они это будут не из желания послушать музыку в старом добром формате, а из банального стремления выделиться на общем фоне.

В этой тенденции есть что-то не только забавное, но и трогательное. Я и сам недавно приобрел два кассетных магнитофона, один из них — «родом» из давно не существующей страны ГДР. Не знаю, правда, зачем они мне нужны, но так что уж, пусть будут (улыбается).

культура: Наверное, потому, что желание «осязать» музыку, несмотря на стремительное развитие цифровых, «виртуальных» технологий, все равно неистребимо?
Борзов: Конечно. Тактильные ощущения очень важны в любом аспекте человеческой жизнедеятельности. Это как сравнить секс по интернету, посредством веб-камеры, с занятиями любовью с конкретным человеком. Несмотря ни на что, мы остаемся людьми физического, материального мира. А для того чтобы полностью раствориться в виртуальной действительности и наслаждаться ею, нужно быть виртуальными существами.

культура: Вы на профессиональной сцене уже без малого тридцать лет. Как бы оценили публику, приходящую на Ваши концерты? Взрослеет ли она вместе с Найком Борзовым, или восприятие творчества от возраста не зависит?
Борзов: Не хочу показаться нескромным, но, мне кажется, я стараюсь сочинять мелодичную музыку с нетривиальными текстами, которую стремлюсь доносить до аудитории в качественном исполнении. Поэтому и мой среднестатистический слушатель — это красивый, адекватный и думающий человек, который очень любит жизнь и хочет насытить ее приятными моментами. А именно это и надо делать, пока мы есть на земле.

культура: Вас называют одним из пионеров отечественного инди-рок-движения («indie», сокр. от англ. independent — независимый. — «Культура»). Каково это — быть музыкантом вне тусовки? Поди непросто сегодня выживать артисту с подобной жизненной и творческой позицией?
Борзов: Ну почему же, мир, как говорится, не без добрых людей. Да, тех, кто оболванен попсой, хватает, но очень многие все понимают и адекватно оценивают ситуацию. И именно с теми, кто игнорирует этот тотальный «зомбинг», мне по пути. Такие парни и девушки и составляют круг моего общения.

культура: Не могу не спросить про песню «Я знаю три слова, три матерных слова», которая в начале ХХI века звучала из каждого пылесоса. Когда-то Вы говорили, что эта композиция лично Вам не особо нравится, и даже какое-то время сомневались, стоило ли ее записывать вообще. Не изменилось ли со временем отношение к ней? Ведь, как ни крути, это «визитная карточка» Найка Борзова...
Борзов: Я как-то с ней свыкся и даже сумел полюбить. Исполняю практически на каждом концерте. В ней есть очень приятный момент: бывало, начну ее играть, а петь уже вроде как и необязательно — публика все делает за меня. Знают все слова наизусть, и когда заловое исполнение происходит гладко, я даже начинаю какие-то вокальные интервалы подыскивать, чтобы получилось исполнение «на голоса».

Не знаю, как насчет «визитной карточки», скорее, это некий билет, позволяющий совершить путешествие во времени: ведь у каждого человека с той или иной песней есть определенные ассоциации, связаны какие-то воспоминания, а многие мои сегодняшние слушатели на момент создания этой вещицы еще вообще не родились. К чему лукавить: любому автору приятно, когда у него в арсенале есть номер, который живет так долго.

культура: Найка Борзова порой называют отечественным Ником Кейвом. Как Вам такая параллель?
Борзов: Ну и пусть называют, если им так хочется. А мне, например, нравятся The Beatles.

культура: Вот уж никогда бы не подумал...
Борзов: Ну почему же... Особенно ранние монофонические альбомы, под завязку набитые замечательными мелодиями и глупыми текстами — по-моему, прекрасное сочетание. Частенько их переслушиваю, причем не для того, чтобы впасть в детство — мне действительно по душе их сыроватое монозвучание.

культура: Вы сочиняете постоянно?
Борзов: Нет, моему сочинительскому процессу свойственен накопительный эффект, назовем его так. То есть могу долгое время вообще ничего не писать, а потом за довольно короткий срок выдать уйму песен. Порой бывает, когда на создание той или иной вещицы меня вдохновляют определенные конкретные события, но в целом я стараюсь писать вневременные тексты.


Фото на анонсе: PHOTOXPRESS


 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть