Валерий Кипелов: «Пение — мое естественное состояние»

07.12.2018

Денис БОЧАРОВ

На сцене Adrenaline Stadium состоялся концерт группы «Кипелов», посвященный 60-летнему юбилею его основателя и бессменного лидера. Один из лучших вокалистов отечественного рока ответил на вопросы «Культуры».

Фото: Евгений Стукалин/ТАСС

культура: Примерно две трети своей жизни Вы провели на профессиональной сцене. Когда начинали, предполагали, что сможете так долго продержаться в высшей музыкальной лиге? Существует ли рецепт творческого долголетия?
Кипелов: Главное условие для достижения успеха, причем не обязательно в области музыки, а вообще в любой отрасли человеческой жизнедеятельности, — получать удовольствие от того, чем занимаешься. Именно так было со мной. Сколько себя помню, всегда пел: когда был совсем еще карапузом, меня ставили на стульчик, и я что-то исполнял для гостей — не по принуждению, мне это искренне нравилось. Потом пошел в детский хор.

Словом, пение — мое естественное состояние. Я этим занимаюсь не только на сцене, но и вне ее — например, когда собираемся с родственниками на Новый год и по прочим календарным поводам. Пою с удовольствием, причем абсолютно по-трезвому, поскольку никаких спиртных напитков не употребляю с 1995 года.

Однако, когда я только начинал, совершенно не предполагал, что у меня сложится длительная артистическая карьера. Хотя выбор, откровенно говоря, был невелик, поскольку с малых лет передо мной стояла дилемма — спорт или музыка. Это были два моих главных увлечения. Причем на первых порах спорт даже перевешивал, но здесь веское слово сказала мама, так как ей очень хотелось видеть меня именно музыкантом. Отправить меня учиться играть на баяне — ее инициатива.

Ну а далее все закрутилось само собой, здесь моя история едва ли уникальна. Самодеятельный коллектив, затем Ансамбль песни и пляски, знакомство с участниками ВИА, такими, как «Синяя птица», «Добры молодцы». Они и посоветовали мне попробовать свои силы на профессиональной сцене.

Довольно долгое время моя музыкальная деятельность балансировала на грани. И в группе «Шестеро молодых», и в коллективе «Лейся, песня», где я успел поработать, особой уверенности не чувствовал. Нас периодически закрывали, распускали, в результате чего окружающие все чаще стали намекать, что хватит, мол, валять дурака — пора найти нормальную работу, заняться серьезным делом, например, пойти на нефтеперерабатывающий завод. Кстати, я некоторое время действительно трудился по специальности — техником по обслуживанию электронно-вычислительных машин...

У нас есть альбом «Жить вопреки». Думаю, его название в известной мере отражает мой творческий путь. Какие бы препятствия ни возникали, музыка все равно пробивала себе дорогу, став в итоге делом моей жизни. Выбрав эту непростую колею, надо быть готовым к различным трудностям, и поэтому главное здесь — не сдаваться, верить в себя, в свою звезду, если угодно.

культура: Вы не являетесь участником «Арии» уже без малого двадцать лет, однако для подавляющего большинства наших рок-меломанов понятия «Валерий Кипелов» и «Ария» до сих пор остаются синонимичными. Следите ли за свершениями Ваших бывших коллег? Новый альбом «Проклятье морей» успели оценить?
Кипелов: Не знаю, слушают ли «арийцы» то, что делаем мы, но я за их деятельностью слежу и с новым альбомом, конечно же, ознакомился. Хотя бы по той причине, что основной автор текстов у нас один — Маргарита Пушкина. Другое дело, что пускаться в развернутые комментарии мне бы не хотелось, это не очень красиво и этично. Но я рад, что парни до сих пор в строю, сохранили своих поклонников и продолжают радовать их новыми программами.

культура: Вас с «Арией» объединяет не только «пушкинский фактор», назовем его так. Сугубо музыкальная ниша, которую занимают оба проекта, тоже весьма родственные. Как, по Вашим наблюдениям, новое поколение воспринимает патетическую героику, изначально заложенную в хард-энд-хеви? Ведь сейчас не сказать, чтобы было уж очень рок-н-ролльное время — оно, скорее, хип-хоповое.
Кипелов: На недавнем концерте в Питере подошел ко мне мальчик с родителями, предварительно договорившийся о встрече. Ему невозможно было отказать. Он рассказал, что даже написал письмо Деду Морозу, в котором просил сделать так, чтобы Валерий Александрович после концерта уделил ему несколько минут. Очень хотелось юному поклоннику меня лично поздравить с юбилеем, сфотографироваться и взять автограф. Этот мальчишка сказал, что знает почти все наши песни, подарил мне две пачки мармелада — я был растроган до глубины души.

Так что раз уж дети с радостью впитывают в себя ту героическую эстетику, которую мы развиваем в своем творчестве, то что говорить о более взрослом поколении. Нет, наша аудитория не выглядит законсервировавшейся во времени, она постоянно пополняется новыми рядами. Причем молодежь не просто приходит для того, чтобы попрыгать и оттянуться — они становятся полноправными участниками действа, поют с нами, сливаются с музыкантами в едином душевном порыве. Не очень люблю новомодные словечки, но то, что происходит на наших выступлениях, порой напоминает флешмоб: например, публика запускает на сцену бумажных голубей, я на них расписываюсь и отправляю обратно в зал. Бывает очень трогательно и волнующе.

культура: Термин «попса», равно как и само явление, раздражает?
Кипелов: Не то чтобы раздражает — скорее, порой удручает. Артисты этого жанра могут быть умными, образованными и начитанными, но даже они не пытаются скрыть тот факт, что просто зарабатывают деньги. Открыто заявляют: «Мол, я знаю, что дурачу людей, ну и что с того? Зато я нашел свою нишу, и мне за это неплохо платят».

Я же всегда старался относиться к тому, чем занимаюсь, не с коммерческих позиций. Да, мы зарабатываем музыкой, но если бы стоял выбор между суммой гонорара и качеством концерта, второе, несомненно, перевесило бы. Когда нам заявляют нечто вроде: «Мы вам дадим внушительную сумму, но звук, свет и сама площадка, будут, увы, не по высшему разряду», всегда отвечаю: «Нет, мы лучше прогнемся по деньгам, но планку опускать не будем».

культура: А всегда ли, по Вашим собственным ощущениям, удается держать эту самую планку? Ведь одно дело — петь в двадцать пять лет, и совсем другое — в шестьдесят.
Кипелов: Все мы люди, и у каждого есть свои проблемы. Порой заболеешь, но все равно стараюсь, что называется, соответствовать. Единственное, что могу себе в редких случаях позволить — чуть-чуть поменять музыкальную канву. Если, допустим, чувствую, что ту ноту, что прозвучала на записи, я в данный конкретный момент взять не готов, то лучше спою ее на терцию ниже, чем буду лезть из кожи вон. Но зато это прозвучит уверенно и спокойно.

культура: Ну и напоследок — вопрос-каламбур. Бывают ли у Валерия Кипелова такие ситуации, когда что-то настолько накипело, что этим нельзя не поделиться?
Кипелов: Всякое бывает. Например, в последнее время стараюсь держать себя в руках, не поддаваясь на провокации, когда читаю в блогах заметки, озаглавленные примерно так: «Почему Кипелов должен уйти со сцены». Есть люди, которые меня уже давно провожают.

Но на одном из последних концертов нам был оказан настолько теплый и восторженный прием, что я не мог не расчувствоваться, а заодно и вставить шпильку злопыхателям: «Ребята, после такого выступления если и уходить со сцены, то только вперед ногами». А если серьезно, то когда я пойму, что более не в состоянии поддерживать достойный уровень, первым честно скажу поклонникам и самому себе: «Пора заканчивать». Но пока, слава Богу, держусь, есть силы и возможности работать.


Фото на анонсе: Антон Новодережкин/ТАСС



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть