Армен Григорян: «Сегодня артисты навязывают себя публике»

21.06.2018

Денис БОЧАРОВ

Группе «Крематорий» исполняется 35 лет, столько же минует с момента выхода дебютного альбома «Винные мемуары», ставшего настоящей классикой отечественного рока. Кроме того, тридцать лет назад началась активная гастрольная деятельность коллектива. С его бессменным лидером, вокалистом, гитаристом и автором песен Арменом Григоряном пообщался корреспондент «Культуры».

Фото: Александр Рюмин/ТАСС

культура: Какие мероприятия запланированы в связи с юбилейными датами?
Григорян: Отмечать будем постепенно, попытаемся в этом году пройти основные фазы нашего развития. Начинали мы как квартирный, акустический ансамбль и поэтому стартовать решили с ряда концертов под общим собирательным названием «У Тани на флэту». Примечательно, что впервые в таком формате выступаем не только в столице, но и за пределами МКАД. Ранее нам казалось, что формат а-ля квартирник — это преимущественно московская, ну, может быть, еще питерская «фишка», однако недавно выяснили, что и за пределами кольцевой тема пользуется спросом.

Закончим акустическую часть празднования концертом в Мурманске, после чего в гастрольной жизни «Крематория» наступит перерыв, связанный с записью синглов и съемкой нескольких клипов. В середине октября большим концертом в Архангельске откроется основной музыкальный банкет, кульминацией станут выступления в столичном клубе «RED» и в питерском «Космонавте» — это уже в конце года.

Словом, график плотный, насыщенный — от Сахалина (который, кстати, посетим впервые) до Калининграда. Правда, есть у меня подозрения, что более я на столь длительные туры соглашаться не буду, поскольку со временем, как ни крути, ощущаешь утомительность бесконечных переездов. Если рассматривать творческую жизнь как некий комплекс энерго- и трудозатрат, больше всего сил уходит именно на крупномасштабные турне.

культура: Начав три с половиной десятка лет назад как полулюбительский проект, подозревали ли Вы, что музыка в итоге станет делом всей жизни?
Григорян: Серьезное музыкальное будущее я связывал с группой «Атмосферное давление», которую основал еще в конце семидесятых. Мы играли напористый хард-рок и, записав в 1978-м магнитоальбом, мнили себя классическим англоязычным коллективом. Поскольку, несмотря на то, что у нас в стране были хорошие ансамбли («Машина времени», «Воскресение», «Оловянные солдатики» среди прочих), все же русский рок я до поры до времени всерьез не воспринимал — мне искренне казалось, что подобная музыка должна исполняться на английском.

Но однажды, услышав Майка Науменко, начал потихоньку писать русские тексты. Благодаря ему понял, что можно с успехом выражать собственные мысли на родном языке и облекать их в песенную форму. Постепенно накопилось несколько вещей (первая из них называлась «Крылатые слоны»), которые стали звучать в кругу друзей и находить весьма теплый прием. Первые наши записи осуществлялись весьма кустарным способом и зачастую создавались случайными людьми. И только после того как в группу пришли барабанщик Андрей Сараев, бас-гитарист Сергей Третьяков, скрипач Михаил Россовский (кстати, этот состав «Крематория» многие по сей день считают «золотым»), я ощутил, что мечты, которые никогда не являлись частью некоего бизнес-плана, начали постепенно сбываться.

Вскоре после того как в 1988-м альбом «Кома» был признан весьма авторитетным на тот момент питерским журналом «Аврора» лучшей рок-записью года, нам стали предлагать концерты, запись альбомов, появилась возможность снимать видеоклипы. Словом, двери начали открываться, и как-то незаметно музыка стала основной профессией. Именно тогда уяснил, что если что-то искренне любишь, непременно добьешься своего.

культура: Каким было самое яркое первое музыкальное впечатление? За гитару решили взяться под влиянием The Beatles, как и подавляющее большинство российских исполнителей Вашего поколения?
Григорян: Конечно, «Битлз», «Стоунз», а также Black Sabbath, Led Zeppelin и далее по тексту — все это замечательно. Однако я всегда считал, что величайший гитарист и композитор в роке — Фрэнк Заппа. Несмотря на то, что у него порядка ста альбомов, этот артист никогда не повторялся. Если бы он в свое время не попал в сферу наших интересов, музыка «Крематория» была бы не столь разнообразной. Поскольку, помимо мелодики и драйва, у Заппы было очень интересное музыкальное мышление, весьма разностороннее, что меня страшно привлекало. Так что Заппу я считаю своим учителем — в том, что касается создания композиций.

Эклектичность музыкального материала меня вообще всегда очаровывала. Так, одним из последних ярких впечатлений явились Linkin Park. Идя в ногу со временем, эти парни в неслащавых музыкальных пропорциях сводили воедино бесспорный композиторский талант, достаточно интересную электронику, высокопрофессиональное исполнение и новейшие возможности интернета. Причем зачастую все это гармонично сочетается у группы в рамках одной композиции.

культура: Пятнадцать лет назад «Крематорий» выпустил альбом под лаконичным и красноречивым названием «Рок’n’Roll». Что Вы вкладываете в данное понятие сегодня?
Григорян: Если говорить об альбоме, то в него вошли песни, написанные мной еще в студенческие годы. Некоторых опусов я даже долгое время стеснялся. Но потом меня убедили, что эти вещицы вполне можно выпустить в виде раритетного диска, где под одной шапкой были бы собраны неизданные стишки, долгое время пролежавшие в ящике.

А дать определение термину «рок-н-ролл» ой как непросто. На упомянутом вами диске есть одноименная песенка-эпиграф с такими словами: «Если б кто спросил меня, что такое рок-н-ролл, я б ему по морде дал...» А если серьезно, полагаю, в России данное понятие действительно сильно сопряжено с образом жизни. Поскольку рок-н-ролл в его классическом, изначально заложенном в слове музыкальном смысле у нас достойного развития не получил — это все же не наша территория, а англоязычная. На Западе жанр живет и здравствует до сих пор, а у нас произошла стагнация: ярких групп и исполнителей почти не появляется. Конечно, есть интересные команды, но их творчество движется по линии эпатажа, стёба, раздирания на себе рубах и прочего, а вот в музыкальном плане — застой и кризис идей. Наверное, здесь нечему удивляться, ведь с появлением новых сетевых возможностей многие пишут песни буквально «на коленке». Наверное, они рассуждают примерно так: «А зачем напрягаться, если пипл хавает?»

культура: Вернемся к истокам нашего доморощенного рока, система распространения записей по стране посредством магнитных лент до конца неясна. Понятно, что записывалась бобина, с нее делалось десять копий, которые раздавались друзьям, они, в свою очередь, записывали своим приятелям — и далее по цепочке. Неужели подобным неуклюжим способом можно было добиться, чтобы о тебе через некоторое время знали во всех уголках Советского Союза?
Григорян: Действительно, принято считать, что наша группа родилась с первыми альбомами — программами «Винные мемуары» и «Крематорий 2». Но ведь тогда было огромное количество команд, которые вообще не записывались и все-таки умудрялись существовать. Дело в том, что любое явление искусства следует рассматривать в контексте времени. И если говорить о периоде, когда начинали мы, то его главная особенность заключалась в следующем: тогда зритель отчаянно искал исполнителя. Сегодня же налицо прямо противоположная картина: артисты всеми возможными способами навязывают себя публике.

Квартирники сыграли огромную роль в «раскрутке» (хотя в те годы никто подобным термином не оперировал) групп. Не уверен, можно ли сейчас пройтись по улице, встретить случайных людей и прийти с ними в чужую квартиру на концерт. А тогда это было очень просто: флэт, откуда, скажем, свалили на пару дней родители, превращался в импровизированную концертную площадку. Причем хоть квартиры и были переполнены незнакомыми друг с другом людьми, все было очень цивильно: никто ничего не воровал, морды не бил — словом, царила мирная дружеская атмосфера, венчавшаяся братанием музыкантов и зрителей. Сейчас все это выглядит как сказка.

культура: Поклонники «Крематория» вполне официально объединяются под аббревиатурой В.О.Д.К.А., которая расшифровывается как Всемирное общество друзей кремации и армрестлинга. Он-то здесь при чем?
Григорян: Когда мы придумали название для этого движения, посмеялись — действительно вышло забавно. Но потом поняли: чего-то здесь не хватает. ВОДК... Без гласной на конце получалось немного коряво. Ну а двух мнений насчет того, какая именно это должна быть гласная, понятное дело, не существует. Таким образом, возник армрестлинг — и под это дело мы подвели целую базу. А именно — мир меняется, и поэтому каждый раз, когда в июне празднуем день рождения нашего фан-клуба, уверены: надо людям смотреть в глаза. Необходимо встречаться, потому что обмен впечатлениями посредством сидения перед компьютером и щелканья по клавишам — сродни сексу с резиновой женщиной.

А лучший способ прийти к взаимопониманию — это армрестлинг, который к тому же подразумевает элемент дружеского соревнования. Эта традиция зародилась давно и с годами становится все ценнее. Поскольку мы постепенно, увы, утрачиваем способность к нормальному общению, сегодня девочки и мальчики толком не знают, как знакомиться друг с другом. Так что именно с целью налаживания человеческого контакта вся эта история и была придумана.


Фото на анонсе: Александр Рюмин/ТАСС


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть