«Пикник» не на обочине

14.12.2017

Денис БОЧАРОВ

15 декабря в столичном ЦДХ, а 23-го в питерском клубе «Космонавт» пройдут концерты одного из наиболее утонченных и самобытных отечественных рок-коллективов — «Пикник». В преддверии выступлений корреспондент «Культуры» пообщался с лидером группы Эдмундом ШКЛЯРСКИМ. 

Фото: Руслан Шамуков/ТАСС 

культура: Новогодние балы, устраиваемые «Пикником», стали традиционными — вы уже не первый год проводите подобные праздничные мероприятия. Однако на этот раз концерты почти совпали по времени с выходом альбома: совсем недавно свет увидела пластинка «Искры и канкан». Будут ли предстоящие выступления своего рода презентацией новой работы?
Шклярский: Едва ли это можно назвать презентацией в полном смысле слова, хотя, само собой, планируем представить программу последнего диска как можно более полно. Постараемся напитать свежие композиции максимально предновогодним настроением. Этому будет посвящено первое отделение. А во втором хотим немного пожонглировать диско-мотивами. Если помните, в начале 80-х была такая голландская группа Stars On 45, основу творчества которой составляли обработки известных поп- и рок-хитов, выдержанных в стиле диско. Попробуем сделать попурри из наших композиций в ретрообработке. В этом, кстати, основное отличие новогодних балов от наших обычных концертов. Праздничная атмосфера подразумевает некую легкомысленность, которой мы и постараемся добиться при помощи диско-ритмов.

культура: Столь внушительной дискографией, как у «Пикника», может похвастаться не всякий отечественный рок-коллектив. Если не ошибаюсь, недавний альбом стал двадцать вторым по счету — и это если не считать многочисленные сборники и концертники.
Шклярский: Да, страшно подумать, верно? (Смеется.) Но, вы знаете, несмотря на тотальное проникновение интернета в нашу жизнь, отсутствие материальной выгоды от релиза новых дисков, нам по-прежнему интересно выпускать записи на «физике». Во-первых, мы являемся заложниками той ситуации, которую сами для себя создали. Приятно радовать слушателя свежими программами, а без постоянного обновления репертуара этого не сделаешь.

Хорошо Роджеру Уотерсу, который на протяжении десятилетий колесит по белу свету со своей «Стеной», но мы себе подобной роскоши позволить не можем — хотя бы просто в силу географических обстоятельств. Ведь главной территорией выплеска творческих идей «Пикника» является Россия — поэтому приходится постоянно, как говорится, держать нос по ветру, не терять нить игры.

А во-вторых, нам просто нравится выдавать продукт, который можно подержать в руках. Мы, артисты старой закалки, открывали для себя мир рок-н-ролла во многом и через визуальную составляющую. И потому уверены, что музыку нужно не только слушать, но и осязать. Как меломану со стажем, мне приятно иметь дома грампластинки — они давно уже стали ценными артефактами. У меня в коллекции есть и не распечатанные диски, но они настолько красочно и «вкусно» оформлены, что по умолчанию являются украшением фонотеки. Кстати, с тех пор как винил вернул себе утраченные позиции, стараемся каждую нашу работу выпускать в этом формате.

Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

культура: В хронологии возглавляемой Вами группы имеются разночтения: одни источники указывают на 1978 год, другие ссылаются на 1981-й, то есть на тот момент, когда в «Пикник» пришел Эдмунд Шклярский. А третьи апеллируют к 1982-му, к дате выхода первого альбома. Сами в собственной истории не путаетесь?
Шклярский: Если говорить о календарных датах, которые отмечаем, то мы ведем летоисчисление с момента записи первого диска, то есть с осени 1981 года. Именно тогда появилась и первая информация о группе «Пикник». Что, кстати, немаловажно. Ведь у нас огромное количество команд, которые не оставили после себя никаких-либо упоминаний в прессе, ни записей. Что вполне объяснимо: ну куда ты эти фонограммы денешь? Далеко не каждому улыбается фортуна. Поэтому воспоминания о многих российских группах существуют лишь на уровне устного народного творчества.

культура: Как за все эти годы изменился ваш слушатель? Можно ли вывести некий среднестатистический собирательный образ поклонника?
Шклярский: Едва ли следует говорить о ком-то конкретном. Судя по моим наблюдениям, аудитория группы многообразна. Есть те, кто когда-то нас слушал: они приходят на концерты, что называется, по старой памяти. А есть и такие, кто продолжает слушать, но в силу разных причин не приходит. Бывает и так, что выступления посещают дети людей, крутивших наши записи в молодости. Подобную преемственность поколений наблюдать всегда приятно.

культура: Негласно считается, что у каждой группы должны быть свои «Yesterday» и «Сержант Пеппер». Если эту условную формулу применить к наследию «Пикника», на чем бы Вы остановили свой выбор?
Шклярский: Никогда не мог понять поголовного преклонения перед «Сержантом», эта пластинка в свое время прошла практически не замеченной мною, несмотря на то, что являюсь убежденным битломаном. И если уж на то пошло, «Abbey Road», по-моему, гораздо круче.

О том же, что останется в людской памяти, а что из нее испарится, подозреваю, судить не артистам. Поскольку мнения автора и критика далеко не всегда совпадают. Бывало, выпустишь альбом, который искренне считаешь вершиной собственного творчества, а публика твоих надежд и чаяний, связанных с данной записью, совершенно не разделяет. Однако нельзя не сказать о той важной роли, которую в нашей судьбе сыграла первая виниловая пластинка — к счастью, альбом 1986 года «Иероглиф» не прошел незамеченным мимо профильной прессы и обычного слушателя. Возможно, именно на этой записи все звезды сошлись воедино: налицо было удачное попадание этой музыки в конкретный отрезок времени. Нам, видимо, повезло — выпусти мы эту программу чуть раньше или позже, вероятно, все бы сложилось в нашей творческой жизни несколько иначе.

культура: А целиком вы этот альбом не пробовали исполнять вживую? В последнее время заметен тренд: команды играют материал своей наиболее удачной пластинки от первой ноты до последней...
Шклярский: Если бы наша группа называлась Pink Floyd, возможно, мы бы набрались наглости и пустились в подобную авантюру. Но, по крайней мере, на данный момент связываться с такими затеями не рискуем, ибо полностью отдаем себе отчет, что далеко не каждый человек, приходящий на концерт «Пикника», полностью погружен в ту атмосферу, в которой наши записи создавались. Публика, повторюсь, у нас разношерстная, и поэтому обманывать ее ожидания в угоду собственным амбициям, по меньшей мере, нечестно. Поэтому стараемся, по мере собственных представлений, гармонично сочетать на наших выступлениях как новые, так и уже проверенные композиции.

культура: Ваша группа является хранительницей традиций питерского рока. А уместно ли вообще в данном случае оперировать географическими понятиями? Существует ли разница между питерской, московской или, скажем, свердловской рок-школами?
Шклярский: Грубо говоря, применительно к российской рок-эстетике я бы сравнил Москву с Америкой, а Санкт-Петербург — с Англией. В Москве все происходит быстро и энергично, но душевности столичному рок-н-роллу все же немного недостает. Душа российского рока обретается на берегах Невы.

культура: На днях в эфире «Нашего радио» состоялась премьера «пикниковской» песни «Лихие пришли времена». Что, они, по Вашему мнению, и в самом деле настали?
Шклярский: Они наступили не вчера и не сегодня — лихие времена пришли в тот момент, когда на Земле воцарились люди. Человек по каким-то причинам не может успокоиться, и поэтому мы наблюдаем извечную борьбу света и тени. Она кочует по нашему «шарику» постоянно, и конца этому процессу не видно. Да по-другому, наверное, и быть не может.

Фото: Александр Рюмин/ТАСС

культура: Творец, в самом широком смысле слова, должен быть социально активен? Следует ли ему живо откликаться на веяния времени?
Шклярский: Да, только делать это надо с умом, а не по горячим следам, со скорострельностью периодической печати. Иначе легко перегнуть палку. Помните, как это было в перестроечные годы? Кинематограф той поры стал активно и резво участвовать в общеполитических процессах, как говорится, отзываться на обстоятельства. Пользуясь свалившейся на него вседозволенностью, вывалил на зрителя все наболевшее и накипевшее, без какого бы то ни было вдумчивого анализа. И что в итоге: подавляющее большинство лент той эпохи просто невозможно смотреть.

культура: Как бы прозвучало творческое кредо Эдмунда Шклярского, если таковое существует в природе?   
Шклярский: Мне бы было куда проще ответить на подобный вопрос, если бы я был политическим деятелем и призывал людей на какие-то свершения. Музыка же, да и искусство в целом, с моей точки зрения, как это ни прискорбно признавать, не делает нас лучше. Осознавая свою скромную миссию в этом мире, считаю себя вправе поделиться с людьми тем, что ниспослано мне свыше. И если это находит отклик в чьей-то еще душе — слава Богу.


Фото на анонсе: Евгений Стукалин/ТАСС



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть