Сергей Мазаев: «Я получил лучшее, что мог дать СССР»

26.07.2017

Денис БОЧАРОВ

Фото: Екатерина Чеснокова/РИА Новости

28 июля в клубе «16 Тонн» пройдет концерт легендарной группы «Моральный кодекс». Накануне лидер коллектива Сергей Мазаев ответил на вопросы корреспондента «Культуры».

культура: У Вас есть профессиональное музыкальное образование — не всякому рокеру такая высота покорилась. Помогают ли полученные знания?
Мазаев: По основной специальности — игра на кларнете — у меня действительно хорошая подготовка, но назвать себя по-настоящему образованным человеком не могу. Определенные пробелы имеются. Какого-то заметного контроля надо мной в детско-юношеские годы не было, так что многое запустил. Во вспомогательных дисциплинах, например сольфеджио или общем фортепиано, я был полным идиотом. В этом смысле от самодеятельных рокеров мало чем отличаюсь. 

Тем не менее преимущество, которое дает образование, причем не только музыкальное, очевидно. Ведь человек, знающий иностранный язык, чувствует себя за границей свободнее и комфортнее, верно? То же самое с музыкой: нотная грамота — как язык, владение им открывает принципиально новые горизонты. Возьмем, скажем, гитариста Led Zeppelin Джимми Пейджа: он начинал обыкновенным исполнителем ритм-энд-блюза. Но по мере развития рок-культуры конкуренция заметно возросла, найти работу стало непросто. И пришлось Пейджу (и некоторым наиболее амбициозным его коллегам по цеху) подойти к технической стороне вопроса более серьезно и ответственно, чтобы получить должность сессионного музыканта. А это гарантированный кусок хлеба. 

Грамотность еще никому — от извозчика до президента — не мешала. На мой взгляд, образование — ключевой момент развития общества. И в этом смысле роль преподавателя в нашей стране, да и мире в целом, переоценить невозможно: настоящие учителя — святые. Именно они делают из нас тех, кем мы в итоге являемся.

культура: Это бесспорно. И все же разговоры об общем падении уровня не утихают...
Мазаев: Судить достаточно сложно, потому что мир стремительно меняется: приходят новые технологии, создаются суперсовременные средства передачи информации. Однако нельзя не признать: в советский период образование было разносторонним и фундаментальным. Во времена моей юности не существовало ни глобальной паутины, ни гаджетов, источником знаний служили книги, журналы, и мы больше общались друг с другом. Я — представитель самого счастливого поколения в нашей послевоенной истории. Люди, родившиеся в 50–70-е годы, получили лучшее из того, что мог дать СССР. 

При этом я далек от мысли, что мы потеряли страну. Ментальность, взаимоотношения между людьми, некоторые культурологические связи остались прежними. Советский Союз развалился по сугубо экономическим причинам — далее так продолжаться просто не могло. Экономика — основа основ в жизни любого общества, без нее завтрашний день немыслим. 

культура: Сегодня от трудной окружающей действительности, как ни старайся, не уйдешь. Вы можете себя назвать политически активным артистом? И вообще, должны ли творческие высказывания нести остросоциальный посыл?
Мазаев: Это личное дело каждого. Ответственность за слова лежит на том, кто их произносит. Кстати, если говорить о роке, то его нельзя относить к сугубо политическим явлениям. Он возник на базе социального противостояния поколений, его основа — разрыв между нравственными устоями патриархальных обществ. Но время идет, пропасть постепенно нивелируется, человечество, на мой взгляд, становится более гуманным, как бы спорно данная точка зрения ни прозвучала. Посудите сами. Сегодня убийство — преступление, а еще несколько веков назад подобное считалось в порядке вещей. И музыка, как один из главных индикаторов развития общества, не может не реагировать на происходящие в нем процессы. Она гуманизируется вслед за ним. 

Согласен, не все так гладко. Мне, например, очень досадно, что многие действительно талантливые артисты, ученые, те же преподаватели порой не находят себе применения в России и, как следствие, уезжают. Бесконечно жаль. Люди — самое ценное, что у нас есть. Глубоко убежден: вкладываться надо в человека, а не в железо. Если он не удовлетворен, несчастлив, все прочие мнимые достижения социума теряют смысл. 

культура: И как же нам достичь счастья? 
Мазаев: Каждому надо начать с себя. Подойди к зеркалу и честно ответь на вопрос: кто ты такой и чего от этой жизни хочешь. Если ты верующий, то просто соблюдай заповеди, а если нет — следуй закону сохранения энергии, и обретешь вожделенную гармонию. 

культура: Давайте поговорим о творчестве. Что предшествовало принятию «Моральным кодексом» первого устава?
Мазаев: В 1989 году я вернулся из Америки с непреодолимым желанием создать принципиально новый музыкальный коллектив. Хотелось несколько отойти от стилистики прогрессив-рока группы «Автограф», где я некоторое время выступал, и сделать заметный крен в сторону рок-н-ролльного звучания — а-ля The Rolling Stones, INXS и всего в этом духе. Поворотным годом в истории «Морального кодекса» стал 1990-й: тогда придумали название, сыграли первые концерты, записали ряд клипов. С тех пор все и закрутилось.

культура: Работа над новым альбомом в настоящий момент идет? Песни пишутся?
Мазаев: Вы знаете, они пишутся беспрестанно. Но экономического стимула к регулярному выпуску новых пластинок и их раскрутке нет. Когда еще бал правили компакт-диски, все наши записи были уворованы. А сейчас торговля файлами большого дохода не приносит. Схема взаимодействия «артист — звукозаписывающий лейбл — слушатель», по сути, разрушена. 

культура: Так ведь и на Западе с этим тоже отнюдь не все благополучно...
Мазаев: А мне все равно, как там у них, главное, чтобы в России было хорошо. Если в моем дворе грязно, какая разница, что происходит в каком-нибудь Амстердаме. Поэтому, возвращаясь к вашему вопросу о новых песнях, схема работы у нас такая: по мере того как рождается свежий материал, мы его записываем, и когда набирается двенадцать-тринадцать композиций, выпускаем альбом. 

культура: Известность дает какие-то преимущества?
Мазаев: Скорее, накладывает определенную ответственность перед зрителем. Ты должен прилично выглядеть, подавать пример достойного поведения. Это идеальная формула, а насколько получается ей следовать, судить не мне. Если же говорить о пресловутой «звездной болезни», то она, как правило, результат издержек недоразвитости, недооценки — или, напротив, переоценки — окружающих обстоятельств. 

Нечто подобное наблюдалось когда-то и у меня, но, надеюсь, к сегодняшнему дню прошло. Во многом мне помогли коллеги. Скажем, Игорь Бутман, мы в свое время создавали вместе оркестр. Понимаете, когда приходят люди вдвое тебя моложе, но при этом играют на саксофоне в два раза лучше, вся «звездная» шелуха моментально отлетает. 

культура: Вы задействованы в нескольких весьма разноплановых музыкальных проектах. Кем себя в большей мере ощущаете?
Мазаев: Конечно, рок-музыкантом. Поскольку наибольшего успеха добился именно как участник «Морального кодекса». Просто я, слава Богу, не забыл о своем классическом образовании. И, поборов определенных демонов (увы, был в моей жизни такой период), после двадцатилетнего перерыва вновь начал упражняться на кларнете. Потом встретил Игоря Федорова, замечательного музыканта, возможно, единственного нашего кларнетиста, концертирующего на регулярной основе. Он начал со мной заниматься, мы даже сделали программу «Классика без кодекса» и сегодня периодически гастролируем с ней как дуэт...

Главное — никогда не опускать руки, не позволять душе лениться, как говорил поэт. И суметь возлюбить себя. Ибо без этого просто невозможно возлюбить ближнего своего.


Фото на анонсе: Сергей Бертов/ТАСС

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть