Свимон Джангулашвили: «У грузин болит сердце за свою родину и за отношения с русским народом»

21.01.2016

Тамара ЦЕРЕТЕЛИ

В Московском международном Доме музыки подходит к концу VI Рождественский фестиваль духовной музыки. Последним аккордом станет концерт Национального филармонического оркестра России под управлением Владимира Спивакова, худрука форума, и знаменитого коллектива «Мастера хорового пения». Накануне закрытия на сцену Светлановского зала выйдет Патриарший хор Кафедрального собора Святой Троицы в Тбилиси. Его руководитель Свимон Джангулашвили рассказал «Культуре» об особенностях грузинского многоголосия, национальном менталитете и отношениях между двумя странами.

культура: Это не первый ваш концерт в Доме музыки. В 2013 году часть хора выступала в рамках Рождественского фестиваля, где чествовали Католикоса-Патриарха всея Грузии Илию II. Среди произведений, исполненных вами, были и сочинения патриарха. Часто обращаетесь к его творчеству?
Джангулашвили: В нашем репертуаре в основном традиционные грузинские церковные песнопения, созданные в Средние века, но творения Его Святейшества приносят нам особую радость. Он сочиняет литургическую музыку для хора а сарpеlla, а также духовные произведения для концертного исполнения — на грузинские и латинские тексты. У них простой музыкальный язык, но они несут столько света и доброты — как и сам патриарх. Что касается посещения Москвы — наш хор обычно сопровождает Илию II в поездках в Россию. Принимаем участие в литургиях, которые проводит католикос — один или вместе с русским патриархом — будь то в Храме Христа Спасителя, грузинском храме Великомученика Георгия Победоносца или Троице-Сергиевой лавре. Но наши отношения с Домом музыки начались как раз в 2013-м. Потом нас приглашали на Пасхальный и Рождественский фестивали. Для нашего хора огромная честь выступать здесь. И дело не только в том, что это престижная международная площадка. Главное — слушатели. Мы выступаем в разных залах мира, и всюду грузинскую музыку встречают с восторгом, но столько любви и тепла нам больше нигде не дарили.

культура: Наверное, публика просто соскучилась по грузинской культуре — редкому сегодня гостю в Москве.
Джангулашвили: Знаете, какие нам устраивали овации после каждого произведения? В прошлом году после концерта не отпускали, требовали то «Тбилисо», то «Сулико», то «Мравалжамиер»... Мы убедились — у нас нет вражды, только любовь. Конечно, то, что сегодня происходит между Россией и Грузией, — большая проблема. У грузин болит сердце: и за свою родину, и за отношения с православным русским народом. Но тепло, которое нам дарят в Москве, дает надежду: вместе сможем все исправить. 

культура: В 2001 году грузинское многоголосие было признано ЮНЕСКО шедевром нематериального наследия. В чем уникальность грузинской полифонии?
Джангулашвили: Когда говорят о грузинской полифонии, подразумевают два пласта — церковную и народную музыку. Обе они древние. Считается, что уже в VII–VIII веках в наших храмах было трехголосное пение. А народная музыка еще древнее. Вообще в мире очень мало фольклорных полифонических традиций — по пальцам можно пересчитать. Грузинское многоголосие уникально тем, что оно очень разнообразно, здесь встречаются все типы полифонического мышления, сосуществуют архаичные и высокоразвитые музыкальные формы. В каждом уголке — своя традиция. Послушайте сванские, кахетинские, картвельские многоголосные песни, и вы даже не догадаетесь, что это музыка одного народа.

культура: Говорят, если встретились два грузина — жди многоголосия. Насколько сохранилось традиционное пение в народе? Вы как-то сказали, что полифония для грузин — символ национальной идентичности.
Джангулашвили: Я бы еще добавил, что идентичность эта ощущается как на осознанном, так и на подсознательном уровне. Грузины и вправду признают многоголосие одним из самых больших своих достижений. Но скажу больше — у нас полифоничны все уровни культуры, да и само восприятие мира. Как у Руставели: «Мы владеем беспредельным, многоразным, в разном цельным». А что до сохранения традиции — в Грузии очень популярны народные ансамбли. Все стараются отдать детей в хоры. Да и любой взрослый старается петь, как его отец и дед. Да что там грузины — в Тбилисской консерватории проводятся международные симпозиумы по полифонии, на них многие иностранцы буквально заболевают нашей традицией. И теперь по всему миру есть ансамбли, исполняющие грузинское многоголосие, — в Канаде, Америке, Англии, Бельгии, Швеции, Австралии...

культура: Вы, наверное, как всякие нормальные грузины, поете во время застолий...
Джангулашвили: Конечно. Хотя иногда я в шутку ругаю своих. Если грузин кутит, то всем существом отдается веселью. И пению так же отдается — весь. Не жалея голоса. Вот за это и ругаю. Вообще грузины амбивалентны, иногда переходим в крайности. Конечно, застолье — часть нашей культуры, архаичный феномен, имеющий в том числе большое психотерапевтическое значение. И этот феномен нужно сохранять. Но если от древней культуры остается только застолье — это неправильно. Всему должно быть свое время — труду, дисциплине, кутежу. Думаю, мы постепенно этому учимся.

культура: В прошлом году в Доме музыки вы исполнили «Подмосковные вечера». Для нынешнего концерта тоже готовите сюрприз?
Джангулашвили: Идея спеть «Подмосковные вечера» пришла тогда прямо перед концертом. Как будет теперь, пока не знаю. Посмотрим.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть