Владимир Ресин: «С деньгами и дурак построит, а ты попробуй без них»

23.03.2017

Августин СЕВЕРИН

Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Целая эпоха в истории столичного градостроительства связана с именем Владимира Ресина. Возглавив это направление в 1990 году, он руководил им более двух десятилетий. «Лужковская» программа сноса хрущевок стартовала, кстати говоря, по его инициативе. С бывшим первым вице-мэром, а ныне депутатом Госдумы «Культура» побеседовала и о делах минувших, и о нынешнем состоянии московского стройкомплекса.

культура: Можете выделить главное Ваше достижение за время работы в правительстве столицы? 
Ресин: Любой прогресс для строителя важен. Сделано было немало. Возведены театры, детские сады, больницы, метро, дороги, многие знаковые сооружения, ставшие визитными карточками Москвы. Взять хотя бы музей-заповедник «Царицыно», мемориальный комплекс на Поклонной горе, Храм Христа Спасителя, реконструкцию Большого театра. Но, пожалуй, главным назову обеспечение сотен тысяч москвичей современными на тот момент квартирами. Была запущена программа сноса пятиэтажек первого периода индустриального домостроения. Тогда городу удалось найти соломоново решение. Проводилось «волновое» переселение людей из устаревшего и ветхого жилья в новые комфортабельные дома, причем в том же районе или округе, а строители оказались обеспечены стабильной занятостью и достойным заработком. 

культура: На Ваших глазах отрасль переродилась, перешла на капиталистические рельсы. Результат оправдал ожидания? 
Ресин: Это всей стране далось нелегко. Многие регионы не смогли сохранить собственный строительный комплекс. Москва же здесь показала пример: не только сберегла полумиллионный коллектив, но и увеличила его вдвое. Правительство города всегда понимало, что этот отряд является локомотивом любой экономики. Ведь каждый специалист отрасли обеспечивает работой еще семь-восемь смежников. Необходимо было не допустить развала предприятий стройиндустрии и без пробуксовки обеспечить москвичей квадратными метрами. Поэтому, помимо поиска внешнего финансирования, пришлось крупным столичным строительным компаниям с сильной производственной базой самим становиться инвесторами, поддерживать более слабые организации. Тогда их начали называть «девелоперами». Многие работали на будущее. А у меня в то время появился вынужденный девиз: «с деньгами и дурак построит, а ты попробуй без денег». Ведь вся страна оказалась без бюджетной подпитки. Строители — народ терпеливый. Возводили за свой счет объекты, а уже потом на вырученные средства расплачивались с людьми, начинали новые проекты. Большая заслуга мэра была в том, что ни при каких обстоятельствах московские власти не отказывались от выполнения взятых на себя социальных обязательств. Столичные пенсионеры, силовики, другие категории граждан даже получали надбавку к зарплате. Эти деньги для города в том числе зарабатывал строительный комплекс.

Храм Христа Спасителя

культура: Вы говорили о том, что в 90-е главным на стройплощадке стал архитектор. С чем это связано? 
Ресин: Помните фильм Эльдара Рязанова «Ирония судьбы, или С легким паром!», где все дома на одно лицо, и неважно, в каком городе ты живешь? В типовом домостроении линейка серий была очень бедна. Но так же нельзя... Москва всегда славилась своей архитектурной школой, своими мастерами. Требовалось срочно развивать этот сегмент, наделить архитекторов соответствующими полномочиями, чтобы здания строились не только быстро и качественно, но и выглядели ярко, современно. Создали Российскую академию архитектуры и строительных наук. Не для галочки заработал Архитектурный совет, на котором маститые специалисты отрасли принимали ключевые решения, касающиеся облика Белокаменной. Я, когда проводил городские штабы по строительству, всегда подчеркивал: править бал должен архитектор.

культура: Не могу не спросить о так называемом «лужковском стиле» в архитектуре. Как бы Вы его определили? 
Ресин: Если определять стиль по тому или иному персональному периоду руководства страной или городом, то подобный подход слишком упрощенный — на каждом этапе были разные стилевые решения. Вообще, в России архитектура всегда жестко увязана с идеологией и политическим курсом страны, что особенно проявлялось в советские годы. Конечно же, архитекторы учитывали эстетические вкусы начальства. И тем не менее... Ведь при Хрущеве строились не исключительно хрущевки, но и яркие с точки зрения архитектуры объекты. Чего только стоит Кремлевский дворец съездов или Дворец пионеров на Ленинских горах. И это на фоне постановления 1955 года «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», когда расформировали Академию архитектуры, вместо нее пришел Госстрой и главными в проектах были не архитекторы, а инженеры.

На слуху понятия «сталинский стиль», «хрущевский», «брежневский». Но они продиктованы не столько художественными пристрастиями лидеров, сколько используемыми на тот момент технологиями, общемировыми тенденциями и, как я уже сказал, принятыми идеологическими и экономическими решениями.

«Лужковский», как вы говорите, стиль мне кажется категорией того же порядка. Переход от одной общественной формации к другой, желание сохранить русскую идентичность в облике города, влияние применяемых технологий, инвестиционных возможностей и архитектурных пристрастий самих инвесторов.

«Триумф-Палас»

культура: Какие постройки, сделанные в тот период, кажутся Вам наиболее интересными? 
Ресин: Храм Христа Спасителя, деловой центр «Москва-Сити», подземный комплекс «Охотный ряд», Дом музыки, небоскреб «Триумф-Палас», микрорайон Куркино, библиотека МГУ на Воробьевых горах, Центр оперного пения Галины Вишневской, Живописный мост, Серебряноборский тоннель, реставрация Большого театра, дома Пашкова... И этот список можно бесконечно продолжать (смеется).

культура: При Вас заметно обновился исторический центр столицы: появился ТК «Охотный ряд», исчезли гостиницы «Интурист» и «Россия», был снесен и заново построен «Военторг». Все ли эти изменения Вы считаете оправданными? 
Ресин: Единственная ошибка — «Военторг». Что касается двух гостиниц, думаю, никто по ним тосковать не станет. Здания устаревают, а если они не являются шедеврами мировой архитектуры, охраняемыми ЮНЕСКО, им на смену приходят иные сооружения. Вид «Интуриста» сильно контрастировал с окружающей исторической застройкой. Этот явный диссонанс, помимо технической амортизации, стал одной из причин сноса. Своеобразный символ ушедшей эпохи и, прямо скажем, не архитектурный шедевр. На его месте вырос современный, комфортабельный и более соответствующий окружению отель «Ритц-Карлтон». А взамен гостиницы «Россия» на своей исторической территории вскоре откроется парк «Зарядье».

культура: Парк в центре Москвы — правильный выбор? 
Ресин: Я считаю это отличной идеей. Через несколько десятков лет «Зарядье», этот своего рода музей под открытым небом, будет таким же известным, как Центральный парк в Нью-Йорке. Конечно, многое надо форсировать, ведь открытие назначено уже на День города, который в текущем году придется на 2 сентября.

культура: Другое историческое место, сильно преобразившееся в годы Вашего руководства, — Царицыно. Думаете, стоило достраивать дворец? 
Ресин: У здания сложная судьба, но тем не менее это наше с вами прошлое, которое мы обязаны не только помнить, но и донести до потомков. К тому же неосуществленный проект Казакова отлично вписывается в современный облик музея-заповедника «Царицыно». Вы задайте этот вопрос москвичам и гостям столицы и получите единственно верный ответ — хорошо, что дворец восстановлен. А критики всегда найдутся, особенно если критиковать — это их работа. В 2005-м там находились лишь руины. Был проделан колоссальный труд по реконструкции. Жизнь здания продлена еще на долгие годы.

Фото: view-photo.ru

культура: Одним из крупнейших проектов конца прошлого века стал деловой центр «Москва-Сити». Новая команда поначалу называла его градостроительной ошибкой, но сейчас мнение изменилось. А как полагаете Вы? 
Ресин: Всегда утверждал: «Москва-Сити» — визитка города, знаковый проект, оценку которому дадут наши потомки. Были вопросы с обеспечением парковок, сегодня они решены. Грамотно подведенная инфраструктура, небольшие изменения в плане позволили вдохнуть новую жизнь в Сити. Теперь уже никто не говорит, что это проект-неудачник. Да и может ли неудачник получить высокую награду на самой престижной выставке в мире? А башня «Эволюция» в прошлом году на МIPIМ (Международный салон недвижимости. —«Культура») удостоена высочайшей награды. 

«Москва-Сити» — проект современных нестандартных решений и технологий. Не в последнюю очередь своему возрождению он обязан и нашему мэру — Сергею Семеновичу Собянину, который смог увидеть все перспективы и грамотно распределить задачи. Не зря же ряд ведомств столичного правительства переезжает в один из небоскребов. За 20 с лишним лет, с 1992-го, произошло много отклонений от первоначальной концепции. Но, думаю, результатом довольны все. К тому же Сити все еще строится, готовится перерасти в Большой Сити.

культура: Нынче все только и говорят о новой программе сноса хрущевских пятиэтажек. Как оцениваете это намерение? 
Ресин: Оно абсолютно верное, одобрено горожанами. Опыт такой работы у Москвы уже есть. Жители столицы при сносе получали по-настоящему комфортабельные квартиры, причем с большим метражом, чем их хрущевки, и в том же районе. Собственно, поэтому они и обратились к мэру Сергею Собянину с просьбой продолжить программу. Идею поддержал и президент страны. Работы по сносу хрущевок серии К-7 близятся к завершению, снести предстоит еще 68 зданий. Планируется, что это произойдет к 2018 году. А всего в списке было 1722 дома общей площадью более 6,3 млн кв. метров. По сути, осталось около четырех процентов. 

Теперь механизм «волнового» отселения будет применен и на очередном этапе программы обновления жилого фонда столицы. Значительное количество домов из 4000, подлежащих капремонту, нужно не ремонтировать, а сравнивать с землей. Их износ составляет более 60–70 процентов. Надо вычленить из них строения с самой высокой степенью износа. Они могут стать впоследствии стартовыми площадками для дальнейшего «волнового» переселения. Особенно если находятся в пределах реновируемых промзон.

культура: Другой масштабный проект, начатый при Лужкове, — строительство транспортных колец. Третье было сооружено, началась прокладка Четвертого, от которого новая городская администрация отказалась. Как Вы оцениваете идею команды Собянина, которая предпочла строить хорды? 
Ресин: Кольцевая система характерна для Москвы, хотя сама по себе менее эффективна, чем хордовая. Отказ от Четвертого кольца оправдан как экономически, так и с точки зрения дорожного движения. Вместо него сделали серьезный упор на другое кольцо — МЦК. Это потребовало меньших затрат и обеспечило будущие реновируемые районы готовой транспортной инфраструктурой нового поколения.

Транспортная развязка ТТК и 3-й Магистральной улицы

А что касается хорд — это одно из направлений развития города, часть общей транспортной концепции столичной агломерации. Время и стартовые данные диктуют конкретные решения.

культура: А еще был монорельс. Думаете, он необходим городу? 
Ресин: Считаю, что монорельс не только выполнил возложенную на него задачу, но и придал уникальный вид северу столицы. Вместе с ВДНХ, «Рабочим и колхозницей» он стал достопримечательностью Москвы. Мне не раз рассказывали, что большинство посетителей ВДНХ, а теперь и «Москвариума», включают в свои туристические маршруты семейного отдыха поездки на монорельсе. А для большого количества тележурналистов и специалистов телекоммуникационных комплексов, расположенных в районе Останкинской телебашни, это единственный удобный маршрут до работы и обратно.

культура: В 2010 году президент Дмитрий Медведев уволил Юрия Лужкова. Как Вы приняли новость? 
Ресин: Стоически. Это не было неожиданным, ни для кого не секрет, что у них имелись разногласия. Лужков являлся отличным мэром. Личность Юрия Михайловича, его работа на благо москвичей позволяют говорить о нем: человек-эпоха. Хотя Москве всегда везло на градоначальников. Вот и при Сергее Собянине столица стала развиваться еще быстрее — в ритме современного мегаполиса. Можно сказать, что Лужков ушел, чтобы дать дорогу назревшим изменениям, которые так требовались городу.

культура: После его увольнения Вы исполняли обязанности мэра. Не хотелось остаться? 
Ресин: Нет, не хотелось. Да и исполнял я эти обязанности меньше месяца, с 28 сентября по 21 октября 2010-го. Мэр — прежде всего хозяйственник, он должен думать обо всем сразу. Я же строитель и привык трудиться на своей стезе. Даже в Думе отвечаю за строительное направление в законотворческой деятельности.

культура: Будучи замом градоначальника по строительству, Вы едва ли не круглые сутки пропадали на работе. С переходом в парламент свободного времени стало больше? 
Ресин: Как вам сказать... Напротив, работы стало больше. Я ведь еще и советник мэра, а также курирую программу возведения новых православных храмов в Москве. В Госдуме только за прошлый год мы приняли 12 законов, касающихся стройотрасли, в том числе и закон №304, в рамках которого решено создать компенсационный фонд долевого строительства. Такого объема законотворческой деятельности по данному профилю не было давно. Но все эти изменения назрели, строительная индустрия нуждалась в новых гарантиях, новых нормативах, в комплексном подходе. И я уже сейчас вижу позитивные сдвиги. Главное теперь — выполнение указа президента об обеспечении граждан современным и комфортным жильем.

Фото: Федор Успенский/ТАСС

культура: Как куратор программы «200 храмов» Вы к тому же продолжаете традиционные субботние объезды. Не трудно все это совмещать? 
Ресин: Руководствуюсь простыми принципами: движение — жизнь, труд — эликсир жизни, системность — залог продуктивного результата. Работы мало быть не должно, тем более, когда она приносит радость. А если с тобой рядом любимая жена, а не только любимая работа — ты счастливый человек. На моих плечах лишь моя работа, на плечах супруги — все остальное вместе со мной и моей работой. Так что я свой эликсир получаю в двойном размере (смеется)

Субботние объезды я провожу на площадках программы строительства храмов, затем резюмирую итоги дня в префектурах тех округов, где побывал с проверкой. В понедельник изучаю состояние дел по самым острым, требующим особого внимания вопросам программы.

В Думе постоянные пленарные обсуждения, рабочие совещания, инициативы, встречи, разъезды. Но мне нравится такой ритм. Команда моих помощников и соратников — целеустремленные и ответственные специалисты. Однако основное — это неравнодушные москвичи, они ставят перед нами задачи, решение которых делает нашу жизнь комфортнее.

культура: Кроме того, Вы занимаетесь подготовкой к переезду Федерального собрания в Мневники. Начало строительства несколько раз переносилось, в частности, из-за отсутствия подходящего проекта. С этим наступила ясность? 
Ресин: Да. Концепция Парламентского центра определена. Более того, обустройство территории идет по классическому варианту: прежде чем приступят к сооружению комплекса зданий, происходит обеспечение инженерной инфраструктурой. Городом прокладываются инженерные сети, коммуникации, транспортные пути. Парламентский центр построят, другой альтернативы нет и не будет. Стартуем сразу после улучшения экономической ситуации в стране. Все работы, которые не требовали финансирования, сделаны. Остается найти инвестора, которому этот проект окажется интересен. Вот тогда и о переезде можно поговорить.

культура: Какие из законопроектов, над которыми Вы работали, кажутся Вам самыми значимыми? 
Ресин: Сейчас ключевыми являются законы о банкротстве, об изъятии земель для государственных нужд, о жилищных кооперативах, о промзонах... И, конечно же, мы о нем уже упоминали, — о дополнительных мерах защиты участников долевого строительства через создание нового института государственных гарантий — компенсационного фонда. Фонд уже заработал с января этого года. Мы еще трудимся над поправками, но именно данный закон я считаю самым важным в стройотрасли за последнее время. Мы даем людям понять, что государство больше не допустит махинаций с жилищным строительством.


Фото на анонсе: Антон Луканин/ТАСС

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть