Давид Черкасский: «Сценарий сочинял, как песню»

02.11.2018

Алексей КОЛЕНСКИЙ

Фото: Антон Денисов/Фотохроника ТАССНе стало Давида Черкасского. Художник, подаривший жизнь капитану Врунгелю и доктору Айболиту, отыскавший «Остров сокровищ», скончался на 87-м году жизни.

Давид Янович с детства мечтал стать мультипликатором. По собственному признанию, художественных школ не посещал, рисовать учился самостоятельно. Несмотря на тягу к творчеству, окончил технологический факультет Киевского инженерно-строительного института и некоторое время работал инженером-строителем в киевской проектной организации «Проектстальконструкция». Вероятно, он мог стать прекрасным архитектором, но однажды кто-то при нем упомянул, что на «Научфильме» создают студию анимационных картин. Для Черкасского это стало подарком судьбы. Захватив папку с эскизами, выпускник инженерно-строительного института отправился на студию, где немедленно был зачислен в штат как художник-мультипликатор. «Ну а дальше пошло-поехало, — вспоминал Черкасский, — оказалось, что рисунки архитекторов, их манера, идеально подходят для мультипликации. Работал с вдохновением. Приходил домой, чтобы заснуть, а утром поскорее прийти на студию. Это такое счастье!»

Пять лет спустя, в 1964-м, Черкасский дебютировал в режиссуре с «Тайной черного короля», превратив агитку о противопожарной безопасности в настоящий шедевр. Уже здесь наметились приметы авторского языка: гротескные персонажи, криминальный сюжет и энергичный американский темпоритм, позаимствованный у самого Диснея. Но настоящего успеха пришлось ждать еще целых 12 лет. На помощь пришел «Капитан Врунгель» — экранизация подзабытой книжки Андрея Некрасова.

— Когда начал писать режиссерский сценарий, понял, что мне не хватает драматургического материала, — вспоминал мастер, — плывет лодка и плывет, какие-то приключения... И тогда мы придумали уже эту регату, Венеру, кражу. А раз украли — должен быть заказчик. Так появился Шеф и два гангстера, а за ними и агент, который их ловит. И эта четверка уже начала двигать сюжет. Сценарий я писал, как песню». С 1976 по 1979 год Черкасский выдал на-гора 13 глав первого советского многосерийного мультика. Фактически Черкасский изобрел анимационное ревю, скомбинировав рисованную клоунаду, игровые репризы, вокальные номера и комикс. «Приключения капитана Врунгеля» околдовали советскую детвору, дружно распевавшую: «Мы бандито, гангстерито, мы кастето — пистолето, о-йес».

Затем Черкасский анимировал «Доктора Айболита». После экранизации Корнея Чуковского мультипликатор замахнулся на «Остров сокровищ» по мотивам Роберта Льюиса Стивенсона. «Когда нам заказали «Остров сокровищ», оказалось, что всей съемочной группе установили очень сжатые сроки. Поэтому мы начали придумывать, чем можно частично заменить анимацию. Оказалось, только съемкой натуры. Кстати, песни тоже придумывались на ходу. Единственное, чем мы разбавили сценарий, это несерьезностью. У Стивенсона в книге все очень серьезно, у нас это все с юмором и игрой. Мне до сих пор кажется, что в этом вся прелесть картины», — вспоминал мэтр в одном из интервью.

Рухнул Советский Союз, а вместе с ним пришел конец и сказкам Черкасского. «Появилась какая-то студия, которая предложила мне сделать то, что я хочу. А я всегда хотел снять фильм, где бы сочетались актеры и мультипликация, чтобы они были в одном кадре, как в «Кролике Роджере». Мы написали сценарий под названием «Сумасшедшие макароны». Сняли всю натуру. У меня там работали Джигарханян, Фарада, Филиппенко, Дуся Германова. Действие происходило в разные эпохи: в средние века, на пиратских галеонах, во время НЭПа, в Римской империи. Должно было быть интересно, но в 1992 году все рассыпалось. Материал остался, а анимацию уже было не сделать», — говорил он.

Безумно жаль — для новых времен и нравов автор не пожалел бы ни безумных красок, ни изобретательных аттракционов. Но художник не корил судьбу, зарабатывал рекламой, блистал отменным жизнелюбием: «По-моему, это очень большой дар, когда человек рождается оптимистом, когда ему все нравится — пусть это и попахивает легким идиотизмом. То, что мне не по душе, я просто вычеркиваю из жизни, не обращаю на это внимания, — у меня своя среда, параллельная, я окружаю себя людьми, которые мне симпатичны и приятны». В сущности, этим же отменным дружелюбием и волюнтаризмом были наделены с избытком герои полижанровых, легкомысленных сказочных вселенных Давида Черкасского.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть