Бессмертные тоже плачут

13.04.2018

Алексей КОЛЕНСКИЙ


«Укрась прощальное утро цветами обещания»
Япония, 2018

Режиссеры: Мари Окада

и Тосия Синохара

12+

В прокате с 19 апреля

«Позволь украсить утро прощания обещанными цветами» (именно так переводится с японского поэтичный заголовок ленты) адресована всем поклонникам романтичного аниме в духе Макото Синкая, высоко оценившего режиссерский дебют сценаристки Мари Окады. Но если в «Твоем имени» Синкай исследовал мир душ, разыскивающих свои половинки и обретающих вечную жизнь через воссоединение с ними, то «королева драмы» Окада заглянула в мир вечно юных дев, лишенных подобного шанса.

Высоко в горах, среди цветущих лугов и хрустальных водопадов, жил-поживал древний народ иольфов — ткачих, сплетавших из минут и дней вечное полотно жизни. Наставницы племени строго запрещали мастерицам общаться с людьми — печальная участь смертных обременяла сердца и дурно сказывалась на работе. Однажды замок атаковали прилетевшие на драконах воины. Захватчики пленили принцессу Лейлу и перебили ее слуг, уцелели считанные единицы, в их числе — самая младшая в роду, красавица Макия. Летучий ящер доставил предводительницу иольфов в королевский дворец, а ее воспитаннице не повезло. Огнедышащую тварь поразил внезапный недуг: рухнув в чаще, чудище испустило дух. Блуждая по дремучему лесу, жертва «авиакатастрофы» набрела на ветхую хижину и нашла в ней мертвую нищенку, прижимавшую к окоченевшей груди рыдающего младенца. Решившись нарушить запрет, девушка взяла на себя заботы о мальчике, которого назвала Ариэлем. Беглянка устроилась в харчевню официанткой и зажила незаметной жизнью близ замка, где томилась Лейла, выданная замуж за принца и родившая ему наследницу престола.

«Укрась прощальное утро цветами обещания»

Бежали годы, малыш подрастал, не ведая, что за печаль точит сердце женщины, почитаемой им за маму. Однажды Макии пришлось открыть свою тайну. Ариэль отдалился от нее и вскоре обзавелся собственной семьей. Погоревав над  людской неблагодарностью, Макия и Лейла оседлали дракона и скрылись в лазурной дали.

Фабула Мари Окады более условна и зыбка, чем у ее сэнсэя Синкая. Ее сказку можно уподобить тиглю алхимика, добывающему из символических элементов чистое золото — сентиментальную феминистскую притчу о смысле земного бытия. Однако символизм — слабейшая сторона ленты, речь идет всего лишь о противопоставлении двух сценариев нежеланного и обременительного материнства. Принцесса Лейла рождает наследницу и отстраняется от дальнейшей опеки. Простушка Макия превращает свою жизнь в гимн безответной любви. Особенно не повезло мужчинам, назначенным на роли неуклюжих, грубых и безликих статистов — вечных подростков, бездумно разрушающих чудные женские миры. Неувядающие красавицы, напротив, прекрасны во всех отношениях.

«Укрась прощальное утро цветами обещания»

Однако в картине есть нечто, не позволяющее позубоскалить над регрессивным (в психоаналитическом смысле) откровением Окады. Мари подкупает скрупулезной работой с категорией времени, запечатленного ею в калейдоскопе изящных образов и рифм. То она распыляет мгновения в вальсе окутывающих избушку Макии снежинок, то отцветающее поле возвращает небу земной долг — ввысь взмывает танцующее облако поседевших одуванчиков. Подобных художественных находок тут не счесть, и темпоритмический рисунок ленты не уступает богатством обертонов образному ряду, навеянному сказками Хаяо Миядзаки. Кажется, будто колесишь по бесконечно убаюкивающему кругу... Виды из окошек манят раствориться в очаровательных пейзажах, а неудачный маршрут, зацикленный на молодухах, которые тоже плачут, вызывает лишь легкую досаду.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть