Мне бы вас оцифровать

22.02.2014

Дарья ЕФРЕМОВА

Мир отметил очередной День компьютерщика. В 1946 году, именно в феврале, научному сообществу была представлена первая реально работающая умная машина. Созданный для нужд американской армии агрегат положил начало эре новых технологий. Неужели скоро они окончательно переселят нас в виртуал?

Компьютер, зависимость, киберреальность... Подобный ассоциативный ряд выстраивают ворчуны, стоит только заговорить о всеобщем офисном наперснике и домашнем любимце. «Как не хватает живого общения!» — то и дело сокрушаемся мы, сочиняя по случаю дня рождения лучшего друга трогательное SMS или радуясь аляповатой флэш-открытке. В социальных сетях ведутся политические диспуты, звучат исповеди, завязываются и рвутся отношения. А, может, их эрзац.

И все же прогресс неумолим. В ближайшем будущем нас ожидают биороботы, вживление чипов и даже копирование сознания на электронные носители. Так сбудется жутковатая мечта о бессмертии — головы профессоров доуэлей, лишенные тел и чувств, — пропишутся в планшетах и ноутбуках. Впрочем, подобные машины вряд ли сохранят хоть какую-то схожесть с сегодняшними «персоналками». Это будут принципиально новые квантовые, молекулярные и оптические модели, напоминающие кристаллы или россыпь разноцветных бусин.

Если цивилизация подошла к созданию технологий, способных изменить человека, как это повлияет на его облик, мышление, образ жизни, потребности, этику? Останемся ли мы людьми или превратимся в некую высокотехнологичную форму жизни? Не станем ли бесправным придатком механизмов, способных избавиться от «нагрузки» человечности в любой момент?  

По мнению футуролога, заместителя генерального директора Института экономических стратегий Татьяны Ивановой, современные трендовые технологии с равной вероятностью предполагают любые из перечисленных вариантов взаимодействия с людьми. Все зависит от того, чьи интересы возьмут верх. 

— Оптимисты считают, что человек сохранит контроль над машинами. Его сознание будет оцифровано исключительно ради него самого, а искусственный интеллект, который обретет возможность самоапгрейда, всякий раз станет вежливо интересоваться, переходить ли ему на новую ступень или подождать. Есть, конечно, надежда: в любую машину получится вмонтировать установку (чип, программу), которая заставит ее самоликвидироваться при попытке сделать что-то против нас. Но искусственный интеллект непредсказуем по определению. Способный к воспроизводству, он вполне, и даже с высокой вероятностью, сможет изобрести собственную ценностную матрицу, в которой человек окажется лишним. «Самолет-беспилотник вышел из-под контроля» — знакомая фраза? Она иногда встречается в новостях. Машины время от времени не слушаются. Те, кто мечтает приобрести умного домашнего робота, чтобы поручить ему все — от приготовления кофе и уборки дома до оплаты счетов, не думают о возможности возникновения в новостях сходных фраз: «Робот-уборщик вышел из-под контроля, и, решив, что главный источник мусора в квартире — ее хозяин…».

Умереть молодым... в 120 лет 

Мнение, будто бы от умных новинок один вред, в корне неверно. Некоторые изобретения способны вернуть людям утраченные в результате травм и тяжелых болезней возможности. Ученые из США имплантировали микросхему в голову парализованного больного, благодаря чему он смог управлять различными приборами непосредственно из мозга. 

По прогнозам, в ближайшие пятнадцать-двадцать лет мечта отметить столетний юбилей станет вполне достижимой. Причем речь идет не о «доживании» в дряхлом, измученном недугами теле, а о полноценной активной жизни — в молодом и здоровом. Процессы старения будут корректироваться путем фармакологических инъекций. Грядет расцвет медицины, генной инженерии, кибернетических наук, приблизившихся к моделированию человеческого мозга и сознания. Успехи генетики и биологии позволят человечеству не только вновь активизировать и ускорить эволюцию, но и кардинально переключить ее из состояния «случайные мутации» в состояние «целенаправленный дизайн».

— На недавнем московском фестивале науки, технологий и робототехники представили множество увлекательных новинок, — продолжает Татьяна Иванова. — Они скоро поступят в продажу — это факт. Так, экзоскелеты вернут в строй тех, кто перенес тяжелые травмы. 3D-принтеры будут «печатать» органы, кости и суставы. Представили даже проект, где из деталей, «напечатанных» на таком принтере, можно собрать собственного робота. Техника перестанет рассматриваться как нечто чужеродное, мы с ней сольемся. К примеру, научимся достраивать интеллектуальные способности и навыки, вставив в мозг чип, который при необходимости скачает недостающую информацию. Или нанесем чип неинвазивно — в виде татуировки. Ради безопасности покроем себя пуленепробиваемым гибридом кожи и паутины — такие разработки вовсю ведутся, заменим конечности на новые, из материалов с заданными свойствами, а «умное» окружение будем контролировать мысленными приказами. При этом перманентному апгрейду подвергнутся не гаджеты, а человеческий геном: мы сможем чинить организм по мере надобности. Это не фантазии, а прототип реальности, которая уже проникает в нашу жизнь. Скорее всего, именно такое направление станет приоритетным.

Робот вместо функционера

Человек, каков он есть сегодня, в сложной ситуации, как правило, теряется. Известный пример — на Фукусиме компьютер упорно сигнализировал, что станцию надо срочно остановить. Требовалось лишь согласиться с этим. Но люди метались, не могли решиться, погрязли в согласованиях, что привело к известным последствиям. Мы обременены целым букетом ответственностей — боимся за сохранение статуса, дохода, здоровья, мнения коллег и близких. Встроенный в иерархию корпоративных отношений функционер может передавать задачи с одного уровня на другой, теряя драгоценное время и не принимая единственно разумного решения. Вроде бы хороший выход: если компьютер в большинстве случаев знает, как надо, отдадим же право контроля ему. 

— Возможность принимать решения позволяет человеку оставаться собой, утверждать свою систему ценностей, — говорит Татьяна Иванова. — Для сохранения права на контроль в условиях технического прогресса мы просто обязаны развивать в себе новые возможности. Именно поэтому считаю тренд соединения человека с машиной неизбежным. Ведь, строго говоря, технологически усовершенствованный человек более живуч в современной агрессивной среде, менее прихотлив, избавлен от большинства источников тревоги. Он не боится за здоровье и востребованность — можно в любой момент добавить себе недостающие способности или избавиться от ненужных на рынке труда талантов. Не озирается на биологические часы, не переживает за родственников и друзей, и у него есть время для бесконечного самосовершенствования. Впрочем, сохранится ли наша уникальность в привычном понимании этого слова? Каким будет новое прочтение творческой самореализации, амбиций, любви, интимности и множества других вещей, борьба за которые, вместе со всеми ее победами и поражениями, связана именно с физическими, интеллектуальными и прочими различиями в людях? 

Так и хочется создать министерство футурологических рисков. Кстати, защита от искусственного интеллекта — вполне реальная проблема. Открываются научные центры, перед которыми ставится задача противодействия опасностям, исходящим от современных и будущих умных машин. В Пентагоне издана директива, регламентирующая порядок взаимодействия человека и  автономных боевых систем. В американской армии весьма высок уровень роботизации, а просчитать абсолютно все ситуации, в которых автономные боевые системы будут принимать решения, невозможно… Но и отказаться от них уже нельзя. Да придет Терминатор? 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть