Приветствуем вас, товарищи маски!

22.01.2016

Дарья ЕФРЕМОВА

Венецианские маски Вольто и Доктор

Стартует знаменитый Венецианский карнавал, старейший и самый зрелищный в Европе. В эти дни город каналов и гондольеров превращается в громадную сценическую площадку — по улицам разгуливают коломбины, арлекины, коты, знатные дамы и, конечно, чумные доктора. 

Последние двое любят ходить парочками — то ли для пущей драматичности, то ли и впрямь противоположности притягиваются. Роскошная, с замысловатой прической, увешанная драгоценностями красавица эпохи Тициана — ее зовут Либерти, Валери, Саломея или Фантазия, и похожий на жуткую птицу лекарь, одетый в длинный черный плащ. Medico della Peste, зловещая маска с клювообразным носом, ставшая одним из самых узнаваемых брендов «мертвого города», менее других связана с вымыслом. Во времена Боккаччо эскулапы посещали больных именно в такой «спецовке» — плащ шился из стоящей колом льняной или вощеной материи, в клюв капали ароматические вещества, якобы предохраняющие от заражения, а в руки эскулап брал специальную остроконечную палочку — чтобы самому не прикасаться к зачумленным. 

Самое удивительное, этот персонаж, собственно, как и все прочие, — смешной. Старинный способ массовой психоэмоциональной разрядки — всешутейшая литургия, с бранью вместо молитв, королем — нищим дураком и соответствующим карнавальным епископом ставила целью полное нарушение миропорядка, эдакая «жизнь наизнанку», где главное — очистительных смех. Берущая начало от римских сатурналий, карнавальная культура утвердилась в столетиях — в преддверии Великого поста шумная волна празднеств прокатывается по всей Европе. В каждой стране свой колорит. Веселая попойка в германских городах — с распеванием дурашливых песен и раскачиванием тех, кто не успел вовремя смыться, танцы до упаду и потешные похороны картонной Сардины на Тенерифе, апельсиновые бои в Иврее, парад цветов и большеголовых кукол в Ницце, бушояраш в венгерском Мохаче. Шествие в звериных шкурах и демонических рогатых масках исторически предназначалось для запугивания турецких захватчиков, теперь бушары прогоняют проказницу-зиму и ее ледовые дружины. 

Венецианский карнавал, конечно же, самый известный и самый старый. Первое его упоминание относится к 1094 году, а с 1162-го гулянье на площади Сан-Марко стало ежегодным. Маски, изначально копировавшие связанные с культом плодородия языческие личины, с каждым столетием становились все разнообразнее. В XVIII веке главными действующими лицами карнавала оказываются герои комедии дель арте. Примерно тогда же возникла традиция запускать с колокольни привязанную к тонкой нити бумажную голубку, которая взрывается в полете, осыпая собравшихся конфетти. 

Итальянская комедия насчитывает десятки персонажей, но основными считаются четыре — так называемый квартет. Причем на севере и на юге они разные. Заглядывающийся на девушек старикашка Панталоне, позабывший всю свою науку Доктор (уже не чумной лекарь, а просто юрист), хитрый и расчетливый слуга Бригелла и вечно влюбленный простак Арлекин — северная компания.

Неаполитанский или южный квартет более сатиричен: в нем фигурирует чиновник, туповатый военный и двое вороватых слуг. 

Судья Тарталья (в некоторых версиях — сборщик налогов или нотариус) носит очки и круглую шляпу на лысой голове. Его фирменный трюк — мучительная борьба с заиканием, которая превращается в поток комических непристойностей. Забияка и нахал солдафон Скарамучча — его антипод. Слуг зовут Ковьелло и Пульчинелла.  Первый — трикстер, второй — тупица. Собственно, как и северные Бригелла с Арлекином.

Вообще тема социального неравенства была на праздниках-перевертышах крайне значимой — второе место после «телесного низа». Традиция пошла с античности. На сатурналиях, воскрешавших золотой век всеобщего процветания, рабы пировали за одним столом со свободными гражданами, а господа подносили им вино. Из среды «униженных и оскорбленных» выбирали и лжекороля, которому воздавали всякие почести, правда, по окончании веселья он должен был покончить с собой. Ничего не поделать — такова уж двойственная природа безудержного веселья...

Грешить втихаря и без последствий — еще одно «волшебное» свойство карнавала. Для этой цели — маска Баута. Происхождение бледнолицего гомункула, узкие глазницы, выступающий подбородок и острый нос связывают с народным поверьем о «bau» или «babau», что-то вроде Бабая или Буки, которым пугают маленьких детей. Бауту полагается носить в сочетании со скрывающим фигуру черным плащом, усилить эффект можно с помощью остроконечной треуголкой — «трикорно». Эта личина считалась идеальной для высокопоставленных особ: под нею мог скрываться вельможа, великосветская дама или сам дож. 

Другая популярная маска — «гатто» — кота. С этим редким в Венеции зверем связана забавная легенда о том, как один китайский торговец оказался в городе без гроша, но со стареньким котом. Животное, даром что дряхлое, переловило всех мышей во дворце дожа. Чудесное избавление от досаждавших грызунов настолько впечатлило правителя, что он купил котика за баснословные деньги. Китаец смекнул — раз за никчемную животинку столько платят, значит за шелка вообще озолотят.  Вернулся с товаром. Дож снова пришел в восторг и отдал самое ценное — котейку...

Для тех, кто не расположен оригинальничать, но все же хочет поучаствовать в шоу предназначается нейтральная маска Вольто, копирующая обычное человеческое лицо. Женский аналог — Коломбина или Моретта — украшенная перьями полумаска из черного бархата. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть