В краю разбитых ДОТов

28.11.2014

Нильс ИОГАНСЕН

75 лет назад, 30 ноября 1939 года, началась советско-финская война, известная также как «зимняя». Что знают о ней россияне? Где-то под Питером есть «Линия Маннергейма», которую долго и безуспешно штурмовала РККА — вот, пожалуй, и все. Подвиг советских солдат, накануне Великой Отечественной ценой своих жизней отодвинувших границу, и, по сути, спасших Ленинград, в последние годы вспоминать не любили.


Мрачные тени

Конечной точкой советского наступления в феврале 1940 года стал Выборг. Когда линия укреплений была прорвана и наши вышли к этому городу, финны запросили пощады. Все основные бои происходили на выборгском направлении, поэтому логично было бы именно здесь разместить музей, посвященный всей Зимней войне.

Музей действительно имеется. Частный. Историк и писатель Баир Иринчеев — специалист по «финке» — содержит его на собственные средства. Местной администрации экспозиция не интересна. Выборг вообще производит мрачное впечатление: состояние построек в историческом центре ужасающее, уникальные дома XVI–XVIII столетий находятся в аварийном состоянии. Строение, где расположен музей, вскоре тоже развалится. Переезд неминуем. Но куда?..

Для контраста: в Финляндии Музей Зимней войны (село Кухмо) — государственный, один из наиболее значимых исторических объектов в стране. Там регулярно проводятся памятные мероприятия, а коллекция (где есть и бронетехника) постоянно пополняется — за казенный счет. Аналогичный музей в России, увы, держится на энтузиазме отдельных личностей. Артефакты покупаются на интернет-аукционах за свои кровные, помогают и люди — приносят вещи, доставшиеся им от дедов-прадедов, которые здесь воевали.

Музей Баира Иринчеева

Экспозиция, разместившаяся в двух небольших залах, очень достойная. Все показать не удается по причине нехватки площадей. Например, пару лет назад нашлась дореволюционная русская пушка, повоевавшая и в «финскую». Такого типа — единственная в мире, супер-раритет. Однако выставить орудие было негде, в итоге бомжи порезали его ножовками и сдали в металлолом. Иринчеев не раз предлагал сделать музей муниципальным — такой объект и должен быть народным достоянием. Но в ответ тишина…

Здесь был «Киров»

Главные достопримечательности «финской» войны — за городом. Это ДОТы «линии Маннергейма»: той самой, о которой ходит множество легенд, порой совершенно безумных. Например, что укрепления были с резиновой броней — от нее, дескать, отскакивали наши снаряды. Или про многокилометровые тоннели: по ним якобы в советский тыл пробирались снайперы-«кукушки».

Реалии несколько иные. Сооружения, построенные финнами в 20‑е годы, не впечатляют, это довольно простенькие пулеметные «коробочки» фронтального огня из низкокачественного бутобетона, даже без армирования. Как правило, они разрушены — в ходе боевых действий или позже. Данные объекты представляют интерес лишь для историков фортификации. Простых туристов сюда привозят редко.

А вот огромное бетонное убежище — батальонный командный пункт № 16, обязательный объект всех экскурсий. «17 декабря 1939 года на Выборгском шоссе, прямо напротив КП, подорвался на фугасе советский экспериментальный сверхтяжелый танк СМК (Сергей Миронович Киров). По другой версии он тут просто сломался. Его пытались эвакуировать, вокруг секретного образца техники собралось восемь трехбашенных Т-28, но вытянуть гиганта не смогли. Потом машину исследовали финны, а после того, как война закончилась, ее вывезли на завод», — рассказывает Баир Иринчеев.

Направо от шоссе, глубоко в лесу, притаилось интереснейшее сооружение. ДОТ номер два (Sk-2) так называемого «миллионного» типа — огромное сооружение, уходящее глубоко в землю. Примерно 70 метров в длину, около 20–30 в ширину. Титанические бетонные перекрытия, во все стороны торчат пулеметные амбразуры — всего их было пять, но одну начисто снесло взрывом при штурме. Этот ДОТ — первый объект такого типа, занятый советскими войсками. 11–12 февраля 1940 года именно здесь была прорвана «неприступная» линия финской обороны.

Из-за особенностей расположения и конструкции — фланкирующий ДОТ стреляет вбок, вдоль фронта, — наступающим пришлось делать обходной маневр. Но только уничтожив небольшие придорожные огневые точки, красноармейцы вышли к плюющемуся свинцом монстру. По амбразурам начали работать снайперы, и сегодня на стали смотровых щелей видны следы пулевых попаданий. Но подавить пулеметы не удавалось, поэтому к крепости двинулись танки. Стандартный прием борьбы с ДОТами — подогнать вплотную к амбразурам бронетехнику, затем под ее прикрытием выпустить пехотинцев, которые забросают сооружение гранатами. На сей раз Т-28, увы, до цели не добрался — машину подбила пушка. А снайперы расстреляли экипаж, который, кстати, бежал не от ДОТа, а, напротив, со смелостью обреченных устремился к нему, на штурм.

«Ночью, когда финны перестали стрелять, саперы под командованием капитана Ивана Коровина доставили первую партию взрывчатки, около 600 килограммов. Тащили на себе, в мешках. Ее рванули вот здесь, около каземата, из которого смотрят сразу несколько амбразур. Стенку, как вы видите, просто вынесло, ДОТ замолчал», — показывает Баир Иринчеев. Но штурм продолжался еще довольно долго. Всего на подрыв объекта потратили более пяти тонн тола. Часть вражеского гарнизона нашла здесь свою могилу, они до сих пор покоятся под обломками бетона…

В подземельях, где ранее располагались казармы, склады боеприпасов, хозяйственные и бытовые помещения, можно найти множество полуистлевших свидетельств той поры. Куски обуви, фрагменты обмундирования, какие-то резиновые гофры (от противогазов?), сохранились даже железные остовы солдатских коек, на которых болтаются крючки для одежды. Без опытного гида лучше не соваться, всюду торчит арматура, можно легко напороться. Иринчеев водит сюда питерских школьников. Полный день с посещением музея в Выборге, ДОТов, переездами и кормежкой обходится в 700 рублей с носа. Практически по себестоимости. Прибыль — дело десятое, а вот воспитание молодежи, наоборот, на первом месте.

На обломках Sk-2 детям рассказывают о советских воинах, которые штурмовали объект. Пять из них стали Героями Советского Союза. Пехотинцы: старший лейтенант Михаил Сипович, старшина Михаил Кириллов и лейтенант Алексей Ватагин, сапер капитан Иван Коровин и политрук Михаил Фомичев получили Золотые Звезды и ордена Ленина. Танкист лейтенант Михаил Егоров — посмертно. Коровина Звезды впоследствии лишили — в 1941‑м он попал в плен. Поэтому и считается, что Героев тут всего пять. По-хорошему, на месте объекта надо бы создать мемориальный комплекс, посвященный памяти защитников Родины. Подобные предложения давно отправлены в местную администрацию.

Гроза мародеров

К сожалению, далеко не все посещают героические места с благими намерениями. Около ДОТа — свежие обломки 152-мм снаряда, рядом — фрагменты 203-миллиметровых. И тут же следы попойки. «Все понятно, — сокрушается Иринчеев, — махнули, стало скучно, решили повеселиться. Нашли снаряд, кинули его в костер. Повезло, взрывчатка со временем ослабла, рвануло не сильно. Значит, остались живы».

Опытные «черные копатели» сюда давно не ходят — все ценное собрано. Хотя интересные находки валяются прямо на поверхности. Например, мне посчастливилось найти «чекушку» 1938 года выпуска, отвез домой, отмыл, поставил на полку. Мародеров раритетная стеклотара не интересует, они копают оружие и боеприпасы, порой натыкаются на неразорвавшиеся снаряды. В свое время гаубицы очень активно долбили финские ДОТы. А качество взрывателей оставляло желать лучшего. Спящий же в земле фугас — штука очень опасная. Хорошо, если тринитротолуол разложился на безвредные вещества. Но бывает, что в процессе образуются соединения, которые затем детонируют просто от солнечного света, не говоря уже про лопату.

Поисковые отряды, ищущие непогребенных советских бойцов, на этой части «линии Маннергейма» не задерживаются. 75 лет назад здесь всех нашли, опознали и похоронили. Главный памятник павшим расположен всего в паре километров по трассе от ДОТа № 2 в сторону Ленинграда. В январе 1941-го прибывшая из Москвы специальная комиссия осталась довольна. Стоял обелиск, на котором значились фамилии погибших, вокруг — клумбы, газоны, аккуратные насаждения. Но летом того же года финны опять захватили эти места. «Культурные европейцы» полностью разрушили монумент, сровняли могилы с землей…

После окончания Великой Отечественной памятник отстроили, сделали еще краше. Но многие документы были утеряны, поэтому первоначальный список павших восстановить не удалось. Сейчас на мемориальных досках значатся фамилии красноармейцев, чьи останки были перенесены сюда позже. Между тем Иринчеев обнаружил в финских архивах фотографию памятника: враги его зачем-то засняли перед разрушением. Все имена-фамилии на карточке отлично читаются! Значит, можно (и нужно) их снова выбить на монументе. Снимок давно передан в местный военкомат.

На страже Питера

Зато у соседей-пограничников, надо сказать, работа кипит. На раскинувшемся посреди «линии Маннергейма» Бобочинском полигоне постоянно проводятся боевые стрельбы. Именно поэтому туристам туда лучше не соваться. Недавно один питерский велосипедист решил покататься по территории (ограждение есть не везде, хотя предупреждающие плакаты висят на каждом дереве) и попал под разрыв снаряда. Осколок вошел прямо в сердце. Грустно…

Заброшенная в 90‑е воинская часть ожила, солдаты ходят довольные и упитанные, а перед КПП красуются новенькие легковушки офицерского состава. Учения проводятся, как во времена СССР, бывает здесь и министр обороны Сергей Шойгу. Дорогу на Питер, которую не ремонтировали с распада Союза, чинят, половина уже готова.

Дислоцированные здесь части находятся в постоянной боевой готовности, они в любой момент готовы защитить северную столицу. А все окрестные леса — их «вотчина». К сожалению, с этим приходится мириться. Хотя в районе полигона разбросаны интереснейшие объекты фортификации, где, без сомнения, можно откопать еще немало военных раритетов — Зимней и Великой Отечественной. Но рисковать не стоит. Лучше послушать интересный рассказ историка, ведь мы многое не знаем про Советско-финскую войну. Например, на озере Красавица был ледовый аэродром. Оттуда взлетали самолеты-разведчики Р-5, которые корректировали работу нашей артиллерии. А еще там базировались автожиры. Оказывается, их тоже применяли в «финскую»…

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть