Украина. Разгетманизация

19.11.2014

Вадим БОНДАРЬ

250 лет назад, 21 ноября (10-го по старому стилю) 1764 года, императрица Екатерина II ликвидировала украинское гетманство. Это было сделано, если выражаться современным языком, в рамках программы унификации государственного устройства, создания единых стандартов и качества жизни населения. 

Малороссия из полуавтономной, изобилующей всяческими беспорядками и злоупотреблениями части Российской империи начала превращаться в полноценную составляющую великого многонационального государства, со всеми вытекающими из этого преимуществами для братского народа.

Взойдя в 1762 году на российский престол, Екатерина первым делом приступила к полномасштабной и тщательной ревизии доставшейся ей страны. По мере вхождения в дела просвещенная правительница раз за разом убеждалась, «как дурно все устроено». В том числе в области государственных институтов и управления. Сенат, назначавший воевод во все города империи, не имел не только списка этих городов, но даже карты государства, которым управлял. 

«Раз Екатерина, присутствуя в сенате, вынула 5 рублей, послала в Академию наук купить печатный атлас и подарила его сенату», — отмечал в своем курсе лекций по русской истории профессор, председатель Императорского общества истории и древностей российских Василий Ключевский. Похожим образом дело обстояло и с бюджетом. По воцарении Екатерины сенат подал ей реестр доходов, в котором их значилось 16 миллионов рублей. Но после того как императрица велела счетной комиссии заново пересчитать доходы, то обнаружилось, что их гораздо больше — 28 миллионов. И так во всем. «Доверия к правительству не было никакого, но все привыкли думать, что никакого другого распоряжения от него и исходить не могло, кроме вредного к общему благу», — пишет Ключевский. И делает вывод: «Значит, государство утратило свой смысл в народном мнении и даже превратилось в какой-то заговор против народа». 

В провинциях, в особенности тех, что числились на особом, автономно-привилегированном положении, ситуация была похожей. Только она еще более усугублялась местной спецификой злоупотреблений. Применительно к Малой России (термин, применяемый Екатериной в государственной и личной переписке) эта специфика выглядела следующим образом. Главное зло проистекало от того, что управление и финансово-хозяйственная деятельность осуществлялись здесь не в соответствии с каким-либо правом и законом, а силою, обманом, подкупом и всяческим самоуправством местной старшины. Этаких казацких мини- и макси-олигархов. Дело в том, что после вхождения Левобережной Малороссии в состав Московского царства власть гетмана, до того распространявшаяся только на реестровых казаков, значительно расширилась. Под его булаву попало и все гражданское население Края. Аналогичным образом претерпели изменения и управленческие полномочия казацкой старшины. Тут-то все и началось. 

Кирилл РазумовскийРуководитель канцелярии гетмана графа Разумовского Григорий Теплов по заданию царицы подготовил ей подробную докладную записку о том, что творилось в этих землях. Из нее следовало, что никакие изначально установленные принципы казацкой демократии и законности уже не соблюдаются. Выбор сотников — чистая формальность. На эти должности продвигаются дети и ставленники полковой старшины и «лучших фамилий» из числа состоятельных людей. Например, после смерти сотника, не извещая гетмана, они посылают на место своего человека, якобы для временного управления. Тот по приезду выкатывает казакам несколько бочек вина, подкупает местного священника и дьячка, те собирают рукоприкладство от пьяных — и выбор готов. За несколько червонцев «демократически избранная» кандидатура утверждается в вышестоящей инстанции, и новый всевластный мини-олигарх посажен на благодатную для роста почву. 

Вот как описывает императрице Теплов самые невинные злоупотребления регионального начальства: казаки строят сотнику дом, косят ему сено, выставляют подводы с продовольствием и другими дарами. Казачья старшина стремительно превращалась в крупных землевладельцев и крепостников, всеми правдами-неправдами захватывая земли простых казаков и обращая их в крестьян. 

Оформлялось это так. Не желавшие ходить в постоянные походы и платить со своего имения высокую подать казаки предпочитали сделать хитрый маневр — записаться в крестьяне без земли и имущества. Для этого шли на сделку с сотником и другими состоятельными панами, продавая себя и землю новоявленному барину. Мало того, что таких прав и такого порядка перехода собственности нигде прописано не было, так еще купчие были зачастую фальшивые. Так, заверенная в присутственном месте и подписанная сотником купчая датировалась, например, 1737 годом, а оказывалось, что сотник этот был произведен в чин в 1745 году. 

Но и это не все. «Иные владеют землями просто вследствие наезда (слово-то какое знакомое! — «Культура») сильного на слабого. Наезды сопровождаются смертоубийствами, что ведет к бесконечным разорительным процессам», — пишет в своем фундаментальном труде «История России с древнейших времен» учитель Ключевского, историк Сергей Соловьев. Богатые усиливаются, а бедные становятся нищими и пьяницами. От хозяйства к хозяйству, с места на место перетаскиваются, не заводя собственного очага. Уходят в разбой. Бегут в Польшу. Налоги с доходов и имений всячески утаивают. К этому следует добавить антимосковские настроения, которые разжигались и подогревались в простом народе как местными элитами, боявшимися каких-либо ограничений своих безобразий со стороны верховной власти, так и значительной частью обучавшегося в Польше духовенства. 

Чашу терпения императрицы переполнила дошедшая до нее информация о том, что гетман Разумовский не только мало входит в столь отвратительным образом обстоящие дела на подведомственной ему территории, пребывая большей частью в Санкт-Петербурге и ведя светскую жизнь, но и помышляет передать булаву по наследству. Во всяком случае, из Киева ей сообщали, что среди украинской старшины собираются подписи «об оставлении гетманства в роде Разумовского». О том, что весь этот компромат дошел до Екатерины, узнал и Разумовский. И стал рваться на аудиенцию к государыне, дабы почувствовать ее настроение. После беседы запросился в отставку. 

Императрица передала просьбу гетмана на обсуждение коллегии иностранных дел. Та доложила дело следующим образом, витиевато, но в целом понятно: «Всемерно воспользоваться надлежит просьбой Разумовского: для того, что по многим и важным политическим уважениям гетманское в Малой России правление в рассуждении существа своего и искусств (опытов) прошедших времен с интересом государственным весьма несходно. По увольнении гетманском поручить правление Малой России одной из здешних знатных поверенной особе, при ней 4 великороссиянам и 4 малороссиянам».

На том и порешили. 21 ноября 1764 года императрица подписала манифест к малороссийскому народу об увольнении Разумовского от гетманства. Об избрании нового гетмана в документе уже ничего сказано не было. Разумовский за свою понятливость государственных интересов и лояльность получил, как сказали бы сейчас, «золотой парашют», и остался весьма доволен. Украинский историк Михаил Грушевский отмечает: «Разумовскому за его покорность была пожалована необычайная пенсия 60 тыс. рублей в год и огромные поместья, предназначавшиеся на содержание гетмана: Гадячский Ключ и Быковская волость». 

Петр РумянцевДля управления Краем воссоздали основанную еще Петром I Малороссийскую коллегию, во главе которой с правами генерал-губернатора Малороссии был поставлен граф Петр Румянцев. Личность, прямо скажем, незаурядная и во многом символичная. Любопытный факт. В одной из дореволюционных биографий Екатерины написано: «Румянцев не хотел присягать ей, пока не удостоверится в смерти Петра III; несмотря на то, она оказывала ему уважения, может быть, впрочем, как сыну, по молве, Петра I, столько же, как и замечательному генералу».

Петр Александрович родился незадолго до смерти императора, 15 января 1725 года. Формально происходил из старинного дворянского рода, который, по преданию, ведет свое начало от нижегородского боярина Василия Румянца, сыгравшего определенную роль в переходе Нижегородского княжества под «руку Москвы» при сыне Дмитрия Донского, Василии I. Спустя много лет его потомку довелось поучаствовать в похожих процессах на Украине. 

Петр Румянцев, возможно, действительно был незаконнорожденным сыном Петра I. Рано отданный в гвардию, он, несмотря на буйный нрав, пьянство и мотовство, сделал блестящую карьеру. Так, в 1743 году императрица Елизавета, дочь Петра, пожаловала Румянцеву чин полковника, назначив командиром Воронежского пехотного полка. При этом новоявленному военачальнику было всего 18 лет, а за кутежи и всяческие безобразия отец наказал его розгами. 

Однако с годами Румянцев проявил многие таланты. Одним из них, что особенно ценила Екатерина Великая, было презрение к шаблонам и стремление действовать в соответствии со складывающейся обстановкой, исходя из местных условий. Тем не менее государыня снабдила нового малороссийского командира обширной инструкцией-наставлением, в которой было четко прописано видение ею ситуации в целом, и на что ее наместнику в Крае следует обратить наипервейшее внимание. «Известны каждому, — пишет императрица, — пространной Малороссии обширность, многолюдство живущего в ней народа, великое ее плодородие и по доброте климата различные пред многими империи нашей местами преимущества; но, напротив того, не меньше известно всем и то, что Россия при всем том весьма малую, а во время последнего гетманского правления почти и никакой от того народа пользы и доходов поныне не имела. Сверх сего вкоренившиеся там многие непорядки, неустройства, несообразимое смешение правления воинского с гражданским, от неясности различных чужих законов и прав происходящие; в суде и расправе бесконечные волокиты и притеснения; самопроизвольное некоторых мнимых привилегий и вольностей узаконение, а настоящих частое и великое во зло употребление». Практически как несколько веков спустя. 

Став главой Малороссийской коллегии и прибыв на место, Румянцев первым делом приступил к ревизии, организовав составление фундаментального труда — генеральной описи Малороссии (известной как «Румянцевская опись») для улучшения собираемости налогов, упорядочения ведения хозяйства и его скорейшего полномасштабного интегрирования в экономическую жизнь империи, для улучшения управления и организации почтовой службы. Под его началом Малороссия постепенно начала обретать черты, схожие с великорусскими губерниями, а в 1782 году на всю территорию Края был распространен общеимперский акт «Учреждения для управления губерний». Румянцев не только успешно управлял Украиной, но и защищал ее (а с 1783-го — и присоединенный к России Крым) в ходе двух Русско-турецких войн, став генерал-фельдмаршалом. 

Памятные события 1764 года, равно как и последующий период украинской истории, связанный с пребыванием в составе Российской империи, а затем СССР, многими в нынешнем Киеве и за его пределами наверняка будут интерпретированы по-другому. Но история не терпит сослагательного наклонения, и не случись всего вышеперечисленного, не факт, что хулители нашей общей истории и братства наших народов родились бы вообще.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (1)

  • alt

    Калерия 22.11.2014 08:06:25

    Один, обладая и сам богатствами, столетиями паразитирует на другом. Разве такие отношения можно назвать братскими. Столетиями, как доказывает автор, Россия пытается привить Украине государственные качества и свойства, а они всё возвращаются к нещадной эксплуатации и уничтожению слабых. Не пора ли от цитирования Ключевский и Соловьёвых попытаться понять, что в этой нации не так и почему в отличии от русских, самыми выдающимися качествами украинцев являются предательство, корыстолюбие и подлость. Ведь причины есть, они кроются в другом генотипе, который определяет другой стереотип поведения, другие ценности, отсутствие высоких идеалов.
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть