Судьба резидента

05.11.2014

Нильс ИОГАНСЕН, Екатеринбург

5 ноября исполняется 70 лет с даты опубликования Указа Президиума Верховного Совета СССР о присуждении разведчику Николаю Кузнецову звания Героя Советского Союза. Посмертно. Большинство тайн о себе этот человек унес в могилу. Хотя кое-что интересное нам выяснить удалось...

Сын простого крестьянина, у которого обнаружился талант гениального лингвиста и артиста. Его забросили во вражеский тыл, где он, изображая обер-лейтенанта Пауля Зиберта, убивал видных фашистов, в том числе — организовал покушение на Эриха Коха, рейхскомиссара Украины. На советского разведчика была объявлена настоящая охота, в конце концов, он был схвачен и убит гитлеровцами. Вот, собственно, и все, что известно о герое.

Не болтай!

Зырянская сельская община Балаирской волости Пермской губернии, ныне деревня Зырянка Талицкого городского округа Свердловской области. Здесь в 1911 году в крепкой крестьянской семье родился первый и долгожданный сын, до этого Анна Кузнецова (Баженова) подарила мужу двух дочек, Агафью и Лидию. Парня назвали Никанором, вскоре у него появился и младший брат — Виктор. Ветеран Великой Отечественной Виктор Иванович Кузнецов, который был очень похож на своего старшего брата. В соавторстве с сестрой Лидией он еще в советское время написал про Николая-Никанора книгу. Вот только на удивление «казенную». Странно?

Напротив, вполне объяснимо. «Как-то мы по своей инициативе добавили в экспозицию информацию, которую получили от местных жителей. Тут же приехал человек из Свердловского Обллита, он же цензор — из «органов». Ему наша самодеятельность не понравилась. «Должно быть лишь то, что согласовано», — сказал он. Меня тогда даже оштрафовали, в СССР это было большой редкостью», — рассказывает краевед, первый директор Музея разведчика Николая Кузнецова Валентина Власюк.

До конца 80-х у жителей Талицкого района отбили охоту дискутировать на тему именитого земляка, это было небезопасно. Родственники молчали, точнее — вторили дежурным славословиям. При этом с увековечением памяти героя дело обстояло наилучшим образом. В Зырянке — на родине Кузнецова, где стоял его родительский дом, — действовал филиал талицкого музея. Он и сегодня работает, а смотрителем там — дальняя («седьмая вода на киселе») родственница разведчика Татьяна Брюханова. В 1985 году Музею Николая Кузнецова вручили грамоту за ведение патриотической работы — он занял второе место после мемориального комплекса в Волгограде. Очень высокая, по советским временам, награда, не простая бумажка. Но при этом власти «закрутили гайки» еще сильнее.

Сын староверки

Однако информационный вакуум породил немало легенд. «Еще в 1982 году, когда я ездила во Львов, на могилу нашего земляка, экскурсовод рассказывала, что у Николая Ивановича мать была немкой. Потому и язык он знал так хорошо», — говорит научный сотрудник музея Людмила Шишкина.

В Талице немецкие корни Кузнецова отрицают. Его мать Анна Петровна Баженова происходила из семьи староверов, это достоверно. С отцом сложнее, здесь приходится обходиться «косвенными уликами». «Как правило, староверы находили спутников жизни только среди своих. Пришлых в семьи принимали крайне редко. Поэтому можно предположить, что и Иван Павлович Кузнецов — тоже из староверов», — рассуждает методист по краеведческой работе Талицкой районной библиотеки Татьяна Климова.

Конструкция дома, где родился будущий разведчик, также говорит в пользу староверской версии. Сохранились только эскизы строения, но на них видно, что окон на той стене, что выходит на улицу, нет вовсе. А это — отличительный признак именно избы «раскольников».

Кузнецовы были людьми состоятельными, каких деревенская беднота и революционеры называли кулаками. «Большое крепкое хозяйство, просторная изба-пятистенок с огромным подворьем, здоровенный надел земли, много разной скотины. Естественно, сами со всем этим не справлялись, приходилось нанимать сезонных рабочих», — объясняет Людмила Шишкина.

Но Кузнецовы выделялись не только масштабами. Местные жители до сих пор помнят, что Иван Павлович был сторонником передовых технологий в сельском хозяйстве. Покупал новейшую технику, внедрял квадратно-гнездовой метод посадки агрокультур, применял удобрения. В сочетании с такими качествами, как трудолюбие, удивительная пунктуальность и порядочность, это создавало ему имидж не совсем русского человека. Скорее немца, коих в округе хватало. Переселенцы из Германии появились в Пермской губернии еще в XVIII веке, в том числе в Талице и ее окрестностях. Недалеко от Зырянки находился Моранин хутор, как раз населенный германцами. В школе, где учился Никанор Кузнецов, часть учительского коллектива была немецкой, даже городской аптекарь носил незамысловатую фамилию Краузе.

Суд да дело

Именно с этим фармацевтом подросток (в Талицу Никанора отправили 12-летним) почему-то очень любил поболтать на досуге. На немецком. Факт, который в городке помнят до сих пор. Вспоминают и о том, что у преподавательницы иностранных языков Нины Автократовой мальчик был любимым учеником. Помимо совершенствования немецкого, он занимался изучением модного тогда эсперанто, уделял внимание французскому, английскому, польскому и даже латыни.

После школы Кузнецов поступил в техникум, учиться на работника лесной отрасли. В 1927-м умер его отец, а вскоре кулацкого сына исключили из учебного заведения и комсомола. Не помогла даже справка о том, что в годы Гражданской войны покойный Иван Павлович был бойцом Красной армии. Парню помог старый коммунист, председатель Талицкого сельсовета Николай Харитонов. Выправил ему паспорт, на первое время пристроил помощником в местную администрацию, потом нашел и постоянную работу — таксатором (учетчиком древесины) в Коми-Пермяцком окружном земельном управлении. А через год судьба преподнесла очередное испытание: молодого человека отдали под суд.

В лесной отрасли в те времена было чем поживиться. Коллеги активно торговали «налево» древесиной и в какой-то момент попались. «Кузнецов сразу увидел, что творится в организации, но доносить не стал. По его мнению, «стучать» было некрасиво. Сам он ни копейки не взял, но и не пресек воровство. Поэтому и получил год условно — за то, что бездействовал», — объясняет Валентина Власюк.

Однако именно этот эпизод стал в судьбе Кузнецова поворотным. Расследовать хищения лесников приехали товарищи из НКВД, они сразу заметили одаренного юношу. При помощи своих новых друзей-чекистов Кузнецов из Никанора превратился в Николая. «Витя, поздравь меня, получил новый паспорт, и теперь я Николай Иванович», — такое письмо Кузнецов отправил своему младшему брату в 1931-м. А еще через год он со всей семьей перебирается в Свердловск, где, правда, селится отдельно от родных... 

Секретная миссия

Видимо, таково было требование начальства из НКВД. «Николай Иванович занимал отдельную комнату в так называемом доме чекистов по адресу: проспект Ленина, дом 52. Там и сейчас живут только люди из «органов». По «легенде» времен СССР, он тогда работал на заводе, а проживал в общежитии», — рассказывает Татьяна Климова.

Мемориальная доска Н. Кузнецову, ЕкатеринбургНиколай Кузнецов не только работал, но и учился. «Библиотекарь Уральского политехнического института Александра Овчинникова еще в советское время мне рассказывала, что Кузнецов постоянно брал техническую литературу по машиностроению, преимущественно на иностранных языках. А потом она случайно попала на защиту диплома. Так вот защита проходила на немецком! Александра Федоровна, конечно, ничего не поняла, языка этого она не знала. А из аудитории ее быстро удалили», — вспоминает Валентина Власюк. Кстати, именно информация о высшем техническом образовании разведчика так не понравилась упомянутому выше чекисту из обллита. 

Люди с Лубянки вообще неплохо потрудились. Например, фотографий Николая Кузнецова и его родных сохранилось очень мало, похоже, в 30-е их просто изъяли. А потом «забыли» вернуть. Мера предосторожности, в общем-то, понятная: если человека готовят для работы с иностранцами, он будет изображать своего (немца), то никаких русских корней у него быть не может.

Стоит отметить, что даже те немногочисленные снимки семьи Кузнецовых, которые имеются в талицком музее, вызывают определенные сомнения. Во-первых, Николая и Виктора на них почему-то нет. Во-вторых, там нет похожих на братьев людей, хотя сами они — практически на одно лицо.

Николай Кузнецов (в центре) со свердловскими друзьямиО предвоенной деятельности Кузнецова в Свердловске известно мало. Тем не менее историкам-энтузиастам удалось выяснить интересные подробности. «Оказывается, Николая Ивановича еще в конце 1940-го собирались представить к званию Героя Советского Союза, вроде бы даже подали документы в Москву. Ведь, общаясь с иностранными специалистами, он выведал множество ценнейшей информации. Но вскоре началась война, и стало не до того», — объясняет Татьяна Климова. В музее еще не оставляют надежды когда-нибудь получить документы о подвигах своего земляка.

Хотя вряд ли это получится, в ответ на запросы музейщиков, краеведов и историков «органы» шлют отписки. Очень вежливые и добрые по формулировкам, они содержат одну информацию — в ближайшие полвека правду про деятельность Николая Кузнецова до войны и во время нее мы не узнаем. Потому что это секрет.

Не очень понятна и сама миссия разведчика в конце 43-го — начале 44-го на Западной Украине. Похоже, человека с инженерным образованием отправили туда не случайно. «С начальником разведки партизанского отряда, в котором воевал Кузнецов, Сергеем Стеховым, мы постоянно поддерживали контакт. В частности, от него я узнала, что Пауль Зиберт зачем-то старался завести побольше знакомых в среде немецких промышленников», — говорит Валентина Власюк. Не исключено, что Кузнецов был подключен к разработке по теме немецкой ракетной программы, ведь испытания V-2 проводились на территории Польши. Как раз недалеко от Западной Украины.

Однако тайны прошлого волнуют сегодня земляков разведчика куда меньше, чем дела современные. Больше всего головной боли доставляет та неопределенность с захоронением героя, которая сегодня сложилась на Украине. По большому счету, могила под угрозой.

На память разведчика уже покушались. Монумент в центральном городском сквере Талицы появился в 1992 году. Ранее он находился во Львове. «Видите, на плите видны следы оскорбительных надписей, которыми разрисовали его украинские националисты. Монумент тогда отстояли с трудом, его хотели просто разрушить», — рассказывает и показывает Людмила Шишкина.

Памятник несколько странный. На Николая Кузнецова статуя совершенно не похожа, это, скорее, некий собирательный образ советского солдата. Есть даже версия, что черты лица исказили намеренно: не совсем они русские... А вот бюст, который находится в талицком музее (его делали под бдительным присмотром однополчан героя), — действительно шедевр.

Сейчас во Львов собирается «разведгруппа» талицких краеведов. Они поедут в опасную экспедицию — выяснять, что творится с могилой их земляка. Не осквернили ли ее бандеровцы, не сровняли ли с землей. От оголтелых националистов всего можно ожидать. «Культура» будет следить за развитием ситуации.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть