И помнит Днестр спасенный

28.08.2014

Виктор СОКИРКО, Тирасполь

В Приднестровье с размахом отметили 70-летие знаменитой Ясско-Кишиневской наступательной операции. Среди почетных гостей были и представители российской делегации во главе с вице-премьером Дмитрием Рогозиным и министром культуры Владимиром Мединским. Для Тирасполя эта блистательная операция — освобождение от немецко-румынской оккупации, а вот в Кишиневе ее упорно продолжают считать началом советского вторжения. 

Седьмой удар — он хитрый самый 

Ясско-Кишиневская операция входит в число так называемых десяти «сталинских ударов», которые были проведены Советской армией в 1944 году и окончательно предрешили исход Великой Отечественной войны. Начались эти удары-наступления с Ленинградско-Новгородской операции в январе и закончились октябрьской Петсамо-Киркенесской в Северной Финляндии с освобождением города Печенги. Ясско-Кишиневская была седьмой по счету, но, как говорится, не по значению — в ее результате войсками 2-го и 3-го Украинских фронтов была разгромлена крупная группировка немецко-румынских войск, освобождена Молдавия. Румыния и Болгария вынуждены были выйти из профашистского блока, а советским войскам был открыт путь на Венгрию и Балканы.

Военное наступление в Молдавии, начавшееся со стороны Тирасполя, признано самым успешным и, что немаловажно, сопровождалось минимальными потерями. В результате двухнедельных боев со стороны Советской армии погибло 13 000 человек из 1,3 миллиона бойцов и командиров, принимавших участие в операции, — один процент. Что для наступательных боевых действий является самым низким показателем за время всей Второй мировой войны. Несомненно, здесь сказался и полководческий талант генералов Родиона Малиновского и Федора Толбухина, которые в сентябре 1944 года, после завершения этой успешной наступательной операции, были произведены в маршалы. Сказались выучка и доблесть всей армии, которая уже ощутила вкус побед. 

Операции предшествовали подготовительные работы, потребовавшие недюжинной смекалки, военно-инженерного искусства и... немалой доли актерского и режиссерского искусства. Почему-то этот без преувеличения подвиг не получил широкой огласки.

На приднестровской земле есть скромный памятник — скрещенные рельсы. Установлен он в честь военных инженеров. Тогда, в августе 1944-го, они не позволили командованию немецко-румынских войск определить место будущего наступления. Атакующий удар было решено нанести по флангам — там, где находились преимущественно румынские части, эти позиции были справедливо оценены как слабое звено. А вот хорошо укрепленный центр, прикрывающий направление на Кишинев, где немцы ждали основного удара советских войск, было решено просто взять в кольцо. Но именно в центре и была искусно сымитирована подготовка наступления.

Инженерный батальон численностью всего в 200 человек «сыграл» за целую армию. Отрыли десятки километров окопов — глубиной, правда, всего в двадцать сантиметров, но воздушная разведка противника приняла их за настоящие! Изготовили макеты танков и артиллерийских орудий. Неустанно гоняли взад-вперед полуторки, к которым были привязаны срубленные деревья, поднимавшие тучи пыли, издали можно было принять это за продвижение танковых колонн. Инженеры то переодевались санитарами и таскали носилки вокруг домов, то жгли многочисленные костры, то в командирской форме рассматривали вражеские позиции в бинокль — создавали полную иллюзию подготовки к наступлению. И им удалось ввести врага в заблуждение — фашисты сосредоточили на этом направлении крупные силы и оголили фланги. 

Открытие памятника на Суворовской гореВ итоге 2-й Украинский фронт нанес неожиданный удар северо-западнее румынского города Яссы, а 3-й Украинский — южнее Бендер в районе Суворовской горы (это насыпной холм — по одной из версий, именно здесь находился командный пункт Александра Суворова во время русско-турецкой войны 1787–1791 годов). Развивая наступление, фронты окружили и уничтожили основные силы врага, а затем начали продвижение в глубь Румынии. 

Ясско-Кишиневскую операцию не случайно называют «вторым Сталинградом» — в окружение попали многие соединения немецкой и румынской армий. В том числе и знаменитая 6-я армия — она браво маршировала по улицам Парижа, а потом была бесславно разбита именно под Сталинградом. Из уважения к былым заслугам Гитлер армию возродил — чтобы опять потерять ее, уже навсегда, под Тирасполем и Бендерами.

«Все равно мы русские по духу» 

Без разговоров о дне текущем на торжествах, разумеется, не обошлось. Естественно, что говорили о соседней Украине, где идет гражданская война.

— Сегодня «Градом», другими системами залпового огня уничтожается мирное население, которое не имеет ничего общего с войной, а лишь заявило о своем праве говорить на русском языке, поддерживать русскую культуру, и за это их пытаются убить, — сказал на митинге Дмитрий Рогозин. — И кто приходит на помощь нацистам? Всевозможные мерзавцы со всего мира приезжают, создают свои фашистские интербригады. И, конечно, НАТО, которое тут как тут и которое теперь заявляет о вине Новороссии, Российской Федерации, Приднестровья и грозит нам приближением своей военной инфраструктуры. Пусть приблизится! Чем ближе они к нам, тем ближе мы к ним. Никому не советую, всем дурным охотникам не советую приближаться к берлоге русского медведя. Он может вылезти из берлоги и надерет кое-что кое-кому.

Визит Рогозина в Тирасполь не особо афишировался. Заявлявший ранее, что может прилететь в Приднестровье хоть на стратегическом бомбардировщике Ту-160, спецпредставитель отправился в эту командировку все же обычным пассажирским рейсом Москва — Кишинев, в котором летел и корреспондент «Культуры». Кстати, пролетали над территорией Украины, по словам командира лайнера, прямо над Киевом. Признаюсь: вопрос безопасности полета беспокоил и автора этих строк, и многих пассажиров — историю со сбитым малайзийским «Боингом» еще долго не забудут. Но обошлось.

Гражданская война на Украине — едва ли не основная тема в Приднестровье. С ее началом для непризнанной республики наступили еще более тяжелые времена. Украина выкопала вдоль границы ров, выставила дополнительные заграждения и стянула вооруженные силы. Но, самое главное, ввела ограничения на проезд через свою территорию граждан Приднестровья, 90 процентов из которых имеют российские паспорта. Шлагбаум опустился и перед грузовыми фурами — товары из пророссийского Тирасполя оказались под запретом. Молдавия тоже ограничила торговые отношения с Приднестровьем, и сейчас республика находится практически в полной изоляции. 

Уповать приходится исключительно на помощь России. И она поступает. Не гуманитарными грузами — в этом пока нет необходимости, а в первую очередь политической поддержкой. И если с Киевом диалога у Тирасполя пока не получается — украинские власти смотрят на Приднестровье исключительно как на «плацдарм для российского вторжения», то Кишинев более лоялен в этом вопросе и готов ограничить санкции в отношении соседней республики. Как следовало из слов Дмитрия Рогозина, Москва возлагает большие надежды на ноябрьские парламентские выборы в Молдавии, после которых у руководства этой страны появится более внятная политическая линия в отношении России и Приднестровья.

А пока — осторожность и дипломатическая выдержка. Если на июльской встрече в Крыму Дмитрия Рогозина и приднестровского президента Евгения Шевчука высказывались серьезные намерения о партнерстве с Новороссией, то сейчас российская сторона была более сдержанной. Впрочем, сдержанность по-рогозински — это отдельный жанр дипломатического искусства.

— Россия как гарант приднестровского урегулирования сделает все, чтобы сохранить мир на этой земле, — заявил зампред российского правительства. — Надеюсь, никого не надо предупреждать, что лучше этот мир не нарушать.

Россия с 1992 года является, пожалуй, единственной страной, которая оказывает реальную помощь Приднестровью. «Как жаль, что у нас нет общей границы, — с сожалением говорят люди в Тирасполе, Бендерах, Рыбнице. — Но мы все равно русские по духу и по гражданству». 

Чуть не сбил самолет Черчилля

Когда я приехал в Приднестровье, мне назвали цифру: в живых осталось 69 ветеранов, принимавших участие в Ясско-Кишиневской операции. Однако оказалось, как минимум, на одного уже меньше...

Летчик-истребитель Лепеленко Ферес ЗахаровичЕще из Москвы по телефону мы договорились встретиться с Фересом Захаровичем Лепеленко в его квартире на улице Карла Либкнехта в Тирасполе. Я знал, что во время войны он сбил шесть немецких самолетов — «мессеры», «фоккевульфы», «юнкерсы». Награжден орденами Боевого Красного Знамени и Красной Звезды, Отечественной войны, медалями «За боевые заслуги». Воевал в одном авиаполку с Тимуром Фрунзе. Осуществлял воздушное сопровождение Сталина в Тегеран. И чуть было не сбил самолет с Черчиллем (сам признался, что была у него такая крамольная мысль во время сопровождения английского премьера, подробности обещал при встрече). Интересно было узнать у ветерана и необычность сочетания его имени с украинской фамилией.

Звонок в квартире не работал. Постучал. Дверь не открывали.

— Умер он, — коротко сообщила соседка. — Возраст...

Через полчаса, идя по центральной улице Тирасполя — 25 Октября — я увидел Фереса Захаровича. Вернее, фотографию на стенде, посвященном фронтовикам, — его установили к минувшему Дню Победы. Даты смерти под портретом летчика, в отличие от многих других фото, еще не было...

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть