Сергей Карпов: «Люди, не извлекающие уроков из истории, допускают майданы»

04.06.2014

Денис БОЧАРОВ

Восемьдесят лет назад, в 1934 году вышло постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О преподавании гражданской истории в школах СССР». 

В этом документе констатировалось, что преподавание истории в школах поставлено неудовлетворительно, изложение материала в учебниках носит отвлеченный схематический характер вместо «преподавания гражданской истории в живой занимательной форме с изложением важнейших фактов в их хронологической последовательности». В целях подготовки квалифицированных специалистов, в Московском и Ленинградском университетах создавались исторические факультеты с контингентом приема в 150 человек и сроком обучения пять лет. О проблемах, которые сегодня стоят перед исторической наукой, корреспондент «Культуры» побеседовал с деканом исторического факультета МГУ, академиком РАН, лауреатом Государственной и Ломоносовской премий Сергеем КАРПОВЫМ.

культура: Восемьдесят лет для исторического факультета — это, простите за каламбур, по историческим меркам, много или мало? 
Карпов: Дело в том, что мы начинаем нашу историю не с рубежа прошедших восьмидесяти лет, а с момента создания Московского университета, связывая ее с теми базовыми принципами преподавания, которые были заложены Ломоносовым. Однако восемьдесят лет — несомненно, значимая эпоха. Постановление 1934 года о преподавании гражданской истории — это веха в изменении отношения государства к исторической науке как таковой. И в целом, к исторической памяти. Если с 1919 года прошлое рассматривалось как некий атрибут социологических схем, только в контексте смены формаций и революций, то с 1934-го фактически был принят принципиально другой подход, направленный на изучение реальной истории — источников, артефактов. Именно в этом направлении исторической науке и предстояло развиваться. 

культура: Сегодня в обществе отношение к истории хоть и пристальное, но неоднозначное. Постоянно идут разговоры о ее фальсификации, не первый год ведется речь о создании единого учебника, в отношении какого-либо периода или события можно услышать самые разные, порой взаимоисключающие, точки зрения... Какие, в этой связи, основные задачи, которые стоят сейчас перед исторической наукой? 
Карпов: Могу сказать совершенно определенно: главная задача — верификация знаний. Извините за это латинское слово, но оно в данном случае очень важное и точное. Верификация — очищение знания от всех напластований и намеренных искажений. Нужно создавать большие базы данных, где можно было бы проследить четкую связь между утверждением и первоисточником. Реализуя это как посредством учебника, монографии, исследовательской статьи, так и через публикацию архивных документов. Дабы человек, рассматривающий те или иные факты, мог сопоставить их с научной литературой и источниками. Сегодня мы стараемся выстроить подобную цепочку при помощи интернет-ресурсов и учебников нового поколения. 

Ведь когда говорят о едином учебнике, часто не понимают: это должна быть не единая книга, а единая концепция. Смысл ее заключается не в том, чтобы дать новую идеологему, представить свежий «Краткий курс». Надо четко определить, что должен знать грамотный человек — по сравнению с малообразованным и заблуждающимся. Ибо есть вещи, которые обязан знать каждый: нельзя, к примеру, заявлять, что Багратион — это герой Великой Отечественной войны, а Петр I жил в XIII веке. А такое, к сожалению, порой встречается, даже у абитуриентов. Виной тому — исключение истории из числа обязательных для аттестации школьников предметов. Скажем, те, кто на ЕГЭ (плюсы и минусы этой процедуры — отдельный разговор) выбирают историю, как правило, этот экзамен сдают. Но если человек собирается поступать, к примеру, на естественно-научные специальности, проверка знаний по истории для него не обязательна. Следовательно, в школе он не уделяет должного внимания историческим дисциплинам. Такой выпускник не обладает достаточной эрудицией и — как результат — в дальнейшем питается мифологическими представлениями об истории. Так вот, наша основная задача — от подобных иллюзий избавить, дав, вместо мифологизированного, научное представление. 

Конечно, любая история политизирована. Но надо просто знать, где правда, а где вымысел. Если мы говорим о великих победах, — ими нужно гордиться. А когда заводим речь о горьких поражениях, которые тоже были, необходимо объяснять, почему они имели место, что сделано для их предотвращения, и какие уроки из этого извлечены. 

Я не согласен со знаменитой фразой Ключевского, что история ничему не учит. История как раз учит — но тех, кто хочет учиться. Люди, которые не желают извлекать уроков из истории, допускают майданы. 

культура: А как заставить современного молодого человека полюбить историю? Ведь в нашем материальном мире, когда все стремятся к быстрым и легким деньгам, сделать это не просто. История, что ни говори, не самая «хлебная» отрасль человеческой жизнедеятельности. Какова у нынешнего абитуриента основная мотивация при поступлении на исторический факультет? 
Карпов: При всей прагматичности, студенты последних поколений стали, я бы сказал, более адекватными, открытыми к образованию. На исторический факультет абитуриенты приходят, как правило, не для того, чтобы сделать карьеру, а для получения аналитического образования. Они обретают необходимый культурный багаж, благодаря которому способны самореализоваться в различных сферах: от преподавания и науки до PR-служб и банковских структур. У такого выпускника широкий спектр выбора. Те, кто поступает на исторический факультет, — люди в основе своей мотивированные. Но все равно идут прежде всего за знанием. 

Важно, чтобы ценность знания как такового уважалась. Надо думать не только о деньгах, но и о статусе. Поскольку даже обеспеченный человек, но не обладающий соответствующим статусом, лишенный общей культуры, как правило, в обществе не уважается. Важно, чтобы социально-культурный уровень педагога, его положение и престиж профессии были значительно повышены.  

Кабинет-библиотека на Историческом факультете МГУ, 50-екультура: Кстати, о педагогах... Есть разница между преподавателями старой школы и учителями нового поколения? Нет ли некой пропасти между ними, не возникает порой ощущения незаменимости корифеев?
Карпов: Каждый человек незаменим — это аксиома. С уходом той или иной яркой индивидуальности часто исчезает определенный пласт в науке. Но на смену приходят новые кадры — они могут в чем-то продолжать труды предшественников, в чем-то их модифицировать, а могут и вовсе отвергать, создавая нечто новое. Примерно каждые пять лет наука радикально обновляется — это закономерность ее развития. Всегда говорю: каждое поколение пишет свою историю. В условиях, когда постоянно меняются ситуации и взгляды, это нормальный и естественный процесс. Здесь как в фотографии: вы можете снять один и тот же объект в разных ракурсах. Отражая одну и ту же действительность, эти ракурсы дают возможность взглянуть на нее с различных сторон. 

Конечно, определенный период провала, в области преподавания истории, в нашей стране был. И пришелся он на конец 80-х – середину 90-х. Не секрет, что тогда большое количество инициативных молодых людей ушло из науки в бизнес, или даже покинуло страну. Поэтому сейчас определенная лакуна в рядах преподавательского состава среднего — не нового, не старого, а именно среднего — поколения ощущается. То поколение было словно вынуто из общей педагогической и научной структуры. Мы стараемся эту нишу, по возможности, заполнять. И у нынешних, молодых специалистов есть все шансы — при наличии хорошей школы — данную проблему решить.  

культура: Несмотря на то, что истфак МГУ — общепризнанный флагман в области исторического образования в России, не чувствуете ли дыхание в спину со стороны исторических факультетов других вузов? В частности, относительно недавно на базе Высшей школы экономики была основана довольно сильная кафедра истории. Не возникает ли между вами конкуренции? 
Карпов: Конкуренция всегда есть, и я не вижу в этом ничего дурного. Считаю, что разные школы могут успешно развивать собственные направления, расставляя различные акценты. Этот процесс естественен не только для России, но и для других стран. Но мы стремимся не к конкуренции, а к сотрудничеству — учимся тому лучшему, что есть у других. Ибо ни у одной школы нет монополии на истину. Мы все — люди, знающие о своих преимуществах, но ощущающие собственные недостатки. Необходимо взаимодействовать, а не препятствовать друг другу: не занимаясь мимикрией или подражательством, брать позитивный опыт, но при этом отстаивать ценности и традиции, представляющиеся нам правильными. Надо идти своим путем, однако стараться быть восприимчивым к полезным инновациям.

культура: Сейчас как для студентов, так и для преподавателей, — горячая пора. Но, изучив юбилейный альманах (в связи с 80-летием истфака, ограниченным тиражом была выпущена книга «Летопись Московского университета. Исторический факультет». — «Культура»), я обнаружил, что научная и общественная жизнь у историков не прекращается ни на минуту. То есть очередной выпуск дипломированных специалистов не дает педагогам права на передышку. Есть ли у такого занятого человека, как Вы, шанс нормально отдохнуть?  
Карпов: Знаете, страдаю не только от того, что времени на отдых очень мало — его не остается даже для реализации тех научных идей и планов, которые хотелось бы успеть завершить. Давно уже живу не по календарю, а по секундомеру. Стараюсь, по возможности, организовать свое время, принося ту пользу, которую могу. Главное — пытаюсь укреплять научную школу. Ибо, когда думаешь о своих учениках и преемниках, трудишься вместе с талантливыми коллегами, это помогает жить. 

А понятия «горячей поры» у нас не бывает — она всегда такая. Кроме учебных дел, в течение года проводятся многие интересные мероприятия — обсуждения, круглые столы, выставки, конференции, в том числе международные. Сейчас, например, готовимся к крупной конференции, посвященной Первой мировой войне.


Школьникам расскажут о Крыме

Президент России Владимир Путин поручил правительству РФ совместно с Российским историческим обществом до 15 августа дополнить концепцию нового учебно-методического комплекса отечественной истории сведениями о роли Крыма и Севастополя в судьбе Российской империи, СССР и современной России.

О необходимости разработать единый учебник истории России для средней школы, где не содержалось бы внутренних противоречий и двойных толкований, Владимир Путин заявил в феврале 2013 года. Единый историко-культурный стандарт, утвержденный Российским историческим обществом, прошел общественное обсуждение. Новые учебники по отечественной истории появятся в школах в 2015 году.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть