Как изгоняли «демона»

29.01.2014

Нильс ИОГАНСЕН

85 лет назад, 31 января 1929 года, из СССР был выслан Лев Троцкий — один из лидеров Октябрьской революции. В стране началась многолетняя кампания по борьбе с его сторонниками. 

За троцкистами стояла огромная сила. Чтобы понять, какая, достаточно бегло проанализировать биографии ведущих фигур в российском революционном движении. Руководствуясь вечной мудростью Еврипида: «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты».

Парень из Штатов

Владимир Ульянов (Ленин). Готов был дружить с кем угодно, кто поможет свергнуть самодержавие. Никто не помогал. Февраль 17-го Ульянов встретил без денег в Цюрихе. А потом начались чудеса. «Пломбированный» вагон через воюющую с Россией Германию, странное бездействие Временного правительства, опереточная попытка ареста и знаменитый шалаш в Разливе. «Немецкий шпион», — так окрестила Ильича пресса. Остановимся пока на этой версии.

Иосиф Джугашвили (Сталин). О контактах Иосифа Виссарионовича с какими-либо иностранными силами ничего не известно. Тут бессильны оказались даже самые лютые недоброжелатели — записать его в чьи-либо агенты так и не удалось. И за границей к октябрю 17-го побывал всего дважды, съездил в Стокгольм и Лондон на съезды РСДРП. Друг у будущего «отца народов» был только один — Сергей Костриков (Киров). «Знакомы они были очень давно и по-настоящему дружили, эта была дружба по жизни. Чувствовалась теплота в их личных отношениях — они были друзьями прежде всего. Это можно понять, если какое-то время наблюдать, а мне пришлось наблюдать их с конца 1929 года и почти до последнего дня жизни Кирова», — вспоминал приемный сын Сталина Артем Сергеев. В 34-м Кирова убили, больше ни с кем вождь так не сближался. 

Лейба Бронштейн (Троцкий). Поддерживал дружеские отношения с влиятельным финансистом Яковом Шиффом (американский банкирский дом «Кюн, Лёб и Ко»), который спонсировал революцию 1905 года. И не только с ним. В Вене Троцкий «имел обыкновение играть в шахматы с бароном Ротшильдом в cafe Central», писал в своей книге «Вечный комиссар» израильский историк Иосиф Недава. Крупнейший делец, каждая секунда которого стоила огромных денег, не стал бы проводить время за бесполезными разговорами. Серьезные люди беседовали о каком-то большом гешефте.

В 1917-м приплывший из США революционер только наличными привез с собой несколько десятков тысяч долларов. У него был паспорт американского гражданина — не поддельный, а настоящий.

Теория хвороста

Из всех деяний «демона революции» наиболее известны его художества в Гражданскую войну. Уничтожение людей поставили на поток. В Красную армию насильно рекрутировали царских офицеров (так называемые военспецы). Дисциплину Троцкий поддерживал массовыми расстрелами. Появились сподвижники, такие же палачи. На фронте Лев Давидович познакомился с Михаилом Тухачевским. Тот применял против крестьян артиллерию и отравляющие вещества. «Троцкий ненавидел Россию, ненавидел народ. Он, будучи представителем мировой финансовой закулисы, считал, что в новом миропорядке для нашей страны и ее народа нет места», — считает доктор исторических наук Игорь Фроянов.

Неудивительно, что после смерти Ленина Троцкому не удалось взобраться на вершину власти. Слишком многие понимали, чем обернется воплощение в жизнь главной идеи Льва Давидовича.

«Перманентная революция» — вот та самая догма, которая испугала ветеранов Октября и Гражданской. Если кратко: Россия — лишь хворост, топливо для всемирной революции. Восстанавливать страну не надо, следует поднимать народы мира.

Страшновато. Очень смахивает на то, что сегодня происходит в мире, на «самопроизвольные» исламские революции, от которых страдает прежде всего Старый Свет. Отношение европейцев к США стремительно ухудшается. «Нынешняя исламизация Европы является частью американского геополитического проекта... Европейский союз является своего рода смирительной рубашкой, тюрьмой народов, колонией глобализма», — заявил на днях в интервью известный французский политик Жан-Мари Ле Пен.

Контрреволюционер Ульянов

В 20-е глобальную революцию хотели учинить силами Красной армии, благо за время Гражданской технология была отработана. Народ в качестве пушечного мяса, им руководят военспецы, а сзади стоят комиссары с пулеметами. Но не получилось, проект пришлось отложить, «хворост» начал роптать.

Идея построения социализма в отдельно взятой стране — мысль о мирной жизни, о жизни вообще, а не о смерти во имя чего-то великого и непонятного, восторжествовала.

Большевики, меньшевики и даже эсэры с анархистами понимали: наша страна, ослабленная «экспортом революции», станет легкой добычей для интервентов. России просто не будет, ее разделят на княжества.

Парадокс — Ленин и его идеологические последователи, по сути, отвергли марксизм. «Наши интересы и наши задачи заключаются в том, чтобы сделать революцию непрерывной до тех пор, пока все более или менее имущие классы не будут устранены от господства», — писали Маркс и Энгельс. Впервые идея о тотальной непрерывной революции появилась в «Обращении Центрального комитета к Союзу коммунистов» (1850). В ХХ веке она получила второе дыхание благодаря Льву Троцкому и Александру Парвусу. Получается, Ильич отошел от канонов? Да, факт. Не случайно впоследствии господствующую в СССР идеологию называли именно марксизмом-ленинизмом, а не чистым марксизмом. Названия похожи, суть — разная.

Ленин общался и с Парвусом — через него шло финансирование Октябрьской революции. Но Ульянов обманул заказчиков. На развалинах страны он быстро создал государство, враждебное мировому капиталу. То есть проявил высшую воинскую доблесть: одержал победу оружием врага.

А еще в том же 17-м Ленин сумел развернуть вектор революционных настроений, направив его в созидательное русло. Мало кто знает, что сталинские слова: «Мы должны пройти это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут» — конкретизация цитаты Ильича. «Война неумолима, она ставит вопрос с беспощадной резкостью: либо погибнуть, либо догнать передовые страны и перегнать их также экономически. Это возможно, ибо перед нами лежит готовый опыт большого числа передовых стран, готовые результаты из техники и культуры... Погибнуть — или на всех парах устремиться вперед», — писал Ульянов в статье «Грозящая катастрофа и как с ней бороться». А в ночь перед штурмом Зимнего он конкретизировал цель восстания: «В России мы сейчас должны заняться постройкой пролетарского социалистического государства». Ни слова про мировую революцию!

За Лениным пошли далеко не все. «Левые радикалы, которые видели цель жизни в непрерывной революции (она все расставит в мире по местам) считали именно Троцкого своим лидером. Сначала противостояние шло на идеологическом фронте, но потом сторонники Бронштейна перешли к откровенно антигосударственным действиям», — объясняет доктор исторических наук Юрий Жуков.

Затаившийся Лев

Сталин — больше державник и хозяйственник, чем политик, — стал лидером антитроцкистов. Под его знаменами все, кто не хотел жить в оккупированной стране и умирать в битвах «перманентной революции». Бывшие соратники Льва Давидовича отвернулись от своего лидера. Сформировавшаяся в 1922 году тройка Зиновьев-Каменев-Сталин — союз таких противоположных по мировоззрению людей, — совместными усилиями низвергла Троцкого со всех постов. По сути, исполнив политическое завещание Ленина, который в своем «Письме к съезду» говорил о «небольшевизме Троцкого».

Но больше всего напортачил сам Лев Давидович. «В конце 1924 года в статье «Уроки Октября» — предисловии к очередному тому собственных сочинений, — он приписал себе главную роль в Октябрьской революции. А ведь все ее участники были еще живы, прошло всего семь лет. Люди сильно разозлились», — объясняет Жуков.

К 1928 году ситуация накалилась до такой степени, что по пролетарским праздникам одновременно проходили две демонстрации. Одна — большевиков, вторая — троцкистов. Противостояние достигло апогея, сторонники Бронштейна и люди Зиновьева-Каменева-Сталина выясняли отношения при помощи кулаков, а порой и револьверов. С началом строек первой пятилетки внутренний враг перешел к прямым диверсиям, вредительству и саботажу. Пришлось принимать самые решительные меры. Троцкого отправили в ссылку в Алма-Ату, а потом и вовсе выдворили из СССР.

Страну Троцкий покинул с солидным багажом — личным архивом, который занимал целый вагон. Документы оберегала многочисленная охрана, ведь именно картотека с именами преданных ему людей была главным активом изгнанного политика.

В Европе Троцкий не нашел на свою агентуру покупателя. Немцы не заинтересовались, англичане тоже. Началась Вторая мировая, в Советском Союзе понимали, что страну так или иначе в нее втянут. И тогда кто-то купит у Троцкого списки с его агентурой...

Л.Троцкий с женой Натальей Седовой в Мексике«Главным мотивом ликвидации Льва Давидовича являлась, конечно, политика — нужно было уничтожить крайне опасного для страны лидера многочисленной подпольной оппозиции», — говорит Игорь Фроянов. «После начала Второй мировой Троцкий стал для СССР опасен. Созданным им Четвертым интернационалом он дробил, раскалывал антифашистский фронт. Картотека также представляла угрозу, правда, ее ликвидировать не удалось — архив достался американцам», — рассказывает Жуков.

Принято считать, что 20 августа 1940 года — когда Рамон Меркадер взмахнул ледорубом, — история троцкизма завершилась. Действительно, одной угрозой для СССР тогда стало меньше. Но многочисленные поклонники «демона революции» остались — и в Советском Союзе, и в других странах.

Есть таковые и сегодня. Правда, сейчас они уже не представляют опасности. Троцкий стал просто брендом, таким же, как Че Гевара или Мао Цзэдун. Книги политика мало кто читает, идей не знают. Но принести на демонстрацию протеста плакат с его портретом — круто. Перманентная революция девальвировала до уровня модного молодежного веяния.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть