Когда усталая подлодка...

12.01.2013

Нильс ИОГАНСЕН

15 января исполняется сто лет со дня рождения Александра Маринеско — советского подводника №1. Ему и его соратникам-краснофлотцам пришлось вступить в неравный бой со знаменитыми немецкими Kriegsmarine — ВМС Третьего рейха, оснащенными самой передовой на то время техникой.
Становление подводного флота Советского Союза проходило очень сложно. Если с надводными кораблями проблему более-менее решили посредством ремонта и модернизации еще дореволюционных боевых единиц, то субмарины нужно было строить заново. Те, что остались от царского флота, годились лишь в качестве учебных, поскольку безнадежно устарели.

В качестве основы проекта малых подводных лодок (ПЛ) взяли «Миногу» — первую российскую субмарину с дизельным двигателем (спущена на воду 11 октября 1908 года). Очень удачная разработка не утратила свою актуальность и спустя два десятилетия: после переоснащения современными узлами и механизмами «Малютка» — так назвали эту серию лодок — стала поступать на флот. Но тут встала еще одна проблема — кадровая. У Советского Союза, в отличие от Германии и Англии, не было подводников, имеющих боевой опыт. Поэтому приходилось учиться прямо во время войны, на собственном опыте. А он никогда не дается даром: за время Великой Отечественной плохо обученные экипажи утопили более десятка лодок.

Тем не менее малые ПЛ воевали вполне успешно. На счету малюток — 61 потопленное вражеское судно, в том числе десять боевых кораблей. А вот крупные эскадренные ПЛ не задались. Так, например, проект «Правда» оказался провальным (подлодки этой серии так и не совершили ни одной торпедной атаки кораблей противника). Да и, по большому счету, СССР не были нужны большие океанские субмарины, ведь советские ВМС в основном воевали на Балтике, в Черном море и на подступах к Кольскому полуострову. Кстати, в других странах многие большие ПЛ тоже оказались неудачными. Особенно отличились французы — они построили «Сюркуф», по сути, целый крейсер, способный погружаться под воду. Монстр размером с современную стратегическую атомную субмарину тоже ни разу не открывал огонь.

Флот больше всего нуждался в подлодках среднего класса. Александр Маринеско свои главные подвиги совершил на ПЛ типа «С» (средняя). Торпеды С-13 утопили «Вильгельм Густлофф» — учебную базу Kriegsmarine, Германия лишилась около тысячи подготовленных подводников. Эти очень удачные лодки прослужили до второй половины 50-х. Но при взгляде на «эски» тут же вспоминаются немецкие субмарины, в особенности, наиболее распространенные — VII серии. И неспроста: их проектировали одни и те же инженеры. Отечественные разработки подобного типа отсутствовали, поэтому краснофлотцы обратились к зарубежному опыту. Сходство «семерки» с «эской» не раз подводило наших моряков, советские субмарины нередко бомбила своя же авиация и обстреливали с суши и моря. Не избежал подобной участи и Александр Маринеско, один раз его чуть не потопили торпедные катера Балтийского флота.

«Командир счастливой «Щуки» — один из самых популярных фильмов про подводников во времена СССР. Герой замечательного советского артиста Петра Вельяминова — капитан 3 ранга Алексей Строгов, командир ПЛ Щ-721, — тоже воюет на средней подводной лодке. Правда, немного поменьше и другой конструкции. История появления «Щук» довольно интересна. В 1919 году английская ПЛ L-55 пыталась атаковать советские эсминцы, но подорвалась на британской же мине и утонула. В 1926 году ее случайно обнаружили, обследовали, а потом подняли. После ремонта лодку ввели в состав Морских сил РККА, оставив прежний бортовой номер — моряки народ суеверный, не любят переименований. Поменяли только латинскую букву L на русскую Л, да и то не сразу, а через год.
Вклад советских подводников в Победу бесспорен, равно как факты мужества и героизма, ими продемонстрированные. Особенно тяжело было воевать на Балтике — море было буквально напичкано минами и перекрыто противолодочными сетями. Многое из того, что показывают в художественных фильмах, — правда. Так, одним из прототипов командира счастливой «Щуки» был капитан-лейтенант Семен Коваленко, который при экстренном погружении остался на мостике. Правда, спасая лодку и экипаж, он, по одной из версий, не погиб, а попал в плен. Но такие подробности в советское время «светить» было не принято.

По большому счету, в годы Второй мировой флоты Англии и США спасла от разгрома именно Красная армия. Наступление наших войск привело к тому, что немцам не удалось завершить массовое строительство ПЛ XXI серии типа Elektroboot. Бесшумные, с очень быстрым подводным ходом и суперсовременными самонаводящимися торпедами, они могли потопить все союзнические суда, тем более, что в разной стадии готовности находилось 330 лодок. Это был один из «тузов в рукаве» у руководства Третьего рейха, практически Wunderwaffe («Чудо-оружие»), наряду с немецкой атомной бомбой («Культура» писала об этом в № 36 за 2012 год), реактивной авиацией, новейшими супертанками и до сих пор загадочным проектом Haunebu (немецкая «летающая тарелка»). К счастью, суперлодки так и не вышли в бой.

Однако захваченные образцы супероружия Kriegsmarine в нарушение всех договоренностей союзники попытались не отдать СССР. В конце 1945-го – начале 1946-го была проведена операция «Дэдлайт» — затопление около 150 новейших немецких субмарин, треть которых должна была отойти Советскому Союзу. Впрочем, четыре «21-е» наша страна все-таки получила, и именно их конструкция легла в основу ПЛ проектов 611 и 613. Аналогичным образом поступили англичане, американцы и французы, так что нам стыдиться нечего — трофеями полагается распоряжаться с умом. Все четыре немецкие лодки вошли в состав советского флота, они стояли на боевом дежурстве до конца 50-х, а одна из них — Б-27 (U-3515) в качестве учебной проработала аж до начала 70-х.

Морская фамилия

ФОТО: ИТАР-ТАССГерой Советского Союза Александр Маринеско (1913-1963) с детства хотел стать моряком. Наверное, сказались отцовские гены — Ион Маринеску служил в румынском королевском флоте. Не дождавшись окончания школы, Александр удрал в море, записавшись учеником матроса. Помощник капитана в 20 лет — такое даже в торговом флоте случалось нечасто. Перспективного моряка заметили и мобилизовали в РККФ на высшие курсы командного состава, и уже в 25 лет он получил под командование свою первую подлодку «Малютка».
Среди всех советских героев-подводников Маринеско — человек с наиболее трудной судьбой. Еще до войны его, как имеющего родственников за границей, в Румынии, уволили с флота (хотя тут же восстановили, даже не извинившись). В 1941 году исключили из кандидатов в члены ВКП(б). Высоким наградам, в том числе ордену Ленина, многие завидовали, сыпались доносы. Впрочем, сам Маринеско давал для этого поводы — любил выпить, нравился женщинам, регулярно получал серьезные дисциплинарные взыскания. Поэтому геройской звезды при жизни подводник так и не дождался. Присуждена она ему была лишь посмертно — в 1990 году.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть