Казань брал, Астрахань брал

21.12.2017

Иван РЫБИН

470 лет назад, в начале последней декады декабря 1547 года, Иван Грозный выступил с войском в свой первый Казанский поход. Впереди были пять лет войны, взять столицу ханства удалось только с третьей попытки. Покорение Поволжья далось государю нелегко, а сам этот сюжет, ставший нарицательным благодаря известному фильму, — показательный пример того, как мешают объективному взгляду на события прошлого исторические мифы.

Икона «Благословенно воинство Небесного Царя» - шествие русских воинов из покорённой Казани в Небесный Иерусалим (Москву)

Грозный, суровый государь с неизменным посохом, недрогнувшей рукой направляющий рати на войну, — такой образ Ивана IV сложился у наших соотечественников. Однако на деле все было иначе. Восстанавливать целостность русского государства взялся совсем молодой человек. Когда герой картины «Иван Васильевич меняет профессию» говорит знаменитое: «Казань брал…», он имеет в виду события давние, относящиеся к периоду его становления как русского царя.

Боярская вольница

Скоропостижно скончавшийся Василий III оставил множество незавершенных дел. Московский правитель строил большие планы, в том числе и во внешней политике. Так, «казанский вопрос» решался, причем довольно успешно. На горизонте маячил конфедеративный договор. В перспективе Поволжье могло войти в состав державы безо всяких войн, но великий князь неожиданно умер. О смерти государя до сих пор ходит немало версий, многие последующие события говорят именно в пользу заговора.

Кто мог его возглавить? «Семибоярщина», которая появилась не в начале XVII века, во время Смуты, а за сто лет до этого. При малолетнем Иване IV, власть захватили, выражаясь современным языком, олигархи. Предательство интересов страны, воровство, законодательный беспредел и, конечно, же, убийства — этим страна жила почти полтора десятилетия. «Лихие 90-е» с некоторой поправкой на эпоху. Бояре отравили вдову великого князя Елену Глинскую (молва приписывала это злодеяние Шуйским), а ее детей отправили под домашний арест.

П. Плешанов. «Иван IV и протопоп Сильвестр во время большого московского пожара 24 июня 1547 года»Уже в зрелые годы Иван Грозный не раз припоминал «элите» лишения тех времен: его с младшим братом буквально морили голодом — нравы царили не вегетарианские. А вскоре после венчания на царство бояре решили устроить государственный переворот — так называемое «Московское восстание 1547 года». Тогда некие люди подожгли столицу и попытались направить гнев людей на царскую фамилию. Толпа растерзала близкого родственника государя, князя Юрия Глинского, самому Ивану удалось спастись чудом.

«Пожар был рукотворным, никаких сомнений нет. И не первым, поджоги начались сразу после венчания молодого княжича на царство. Оно боярам очень не понравилось, — объясняет доктор исторических наук Игорь Фроянов. — Им хотелось обратного — польско-литовского сценария с номинальным главой государства, полностью зависящим от шляхты. Вот и подняли бунт. Именно бунт — к резиденции Ивана Васильевича рванула толпа, впереди которой шел палач. Царя спас митрополит Макарий, он уговорил людей успокоиться и разойтись».

Активное участие церковного иерарха в событиях было не случайным. Помимо мирских проблем, назревали и духовные — прозападные заговорщики вели пропаганду католицизма, некоторые бояре умудрились втайне поменять веру. Это сообщили царю. До репрессий дело не дошло, но перепугались многие.

«Олигархи» на время затаились и начали действовать тоньше, исподволь. Своей команды у молодого государя еще не было, круг «ближников» не сложился. Да откуда — юноша жил практически под домашним арестом, к нему никого не допускали. Умного и образованного княжича боялись — обдумывались многочисленные проекты замены его на другую кандидатуру. Управляемую или вообще безвольную. Не получилось. Соответственно, в «пустое» окружение царя бояре стали внедрять своих людей. Таковыми стали Адашев, поп Сильвестр, князь Курбский и иные персонажи, с которыми позже Ивану Грозному пришлось распрощаться.

Не хвались, идучи на рать

А пока государство нуждалось в решении накопившихся проблем. Направление первого и главного удара было очевидно — проблему Поволжья и осколков Золотой Орды пришлось решать максимально оперативно, доделывать то, что не успел завершить Василий III. Этим молодой монарх и озаботился.

А. Васнецов. Татары идут. Конец XIV века«На протяжении первой половины XVI века кочевники продолжали жечь и грабить ее южные пределы, — писал доктор исторических наук Руслан Скрынников. — Главная оборонительная линия проходила совсем недалеко от Москвы, по реке Оке. Лишь постепенно русские крестьяне стали заселять земли к югу от Тулы».

Нет ничего удивительного в том, что первый поход на Казань провалился. Во-первых, расстроенная боярами страна не смогла собрать мощное войско, во-вторых, подле царя не было мудрых, верных и опытных советников. В-третьих, происходили различные «странности». Так, под лед «случайно» ушла вся артиллерия, без которой отправляться на приступ крепости было бессмысленно. Но войска зачем-то все равно погнали под стены Казани, там ратники постояли и... вскоре отправились домой.

«Никакие это не «странности» — продолжение борьбы за власть. Бояре делали все для того, чтобы дискредитировать царя — показать его неумелым и неудачливым полководцем. То, что это шло во вред государству, их не волновало», — уверен Игорь Фроянов.

Примерно так же закончился и второй Казанский поход 1549-1550 годов. Фактов диверсий в исторических хрониках не зафиксировано, но город снова устоял. Русские войска нанесли ханству не слишком значительный экономический ущерб.

Однако в целом толк от второй кампании был — пришло понимание того, что для осады нужна постоянная база. Кто именно до этого додумался, неизвестно. Согласно хроникам автором идеи был сам молодой царь. Так это или нет, мы уже никогда не узнаем.

Свияжск Лицевой летописный свод. Подпись под изображением: «Город же, который сверху привезенъ на половину тое горы стал, а другую половину воеводы и дети бояръские своими людьми тотъ часъ зделали, велико бо бяше место и свершили городъ въ четыре недели»В Угличе срубили деревянную крепость, пометили каждое бревно, как на Руси всегда делали с избами, и сплавили по Волге. Всего за месяц были собраны стены с башнями — так возник город Свияжск (основан в 1551 году).

«Непосредственно царского указа об основании нашего города не сохранилось — как известно, большинство документов по казанским походам в свое время сгорело. Однако дошедшие до нас источники косвенно свидетельствуют о том, что именно молодой государь придумал ставить тут базу, — рассказывает директор музея-заповедника «Остров-град Свияжск» Артем Силкин. — В «Писцовой книге города Свияжска» упоминается и место, где находилась резиденция Ивана Васильевича, в настоящий момент оно довольно точно локализовано. Вот только никакого терема там не стояло, это была очередная изба — строили просто, война, не до украшательства. Да и не жил там государь, он расположился вместе с войском, в палатке, тут же, рядом — на заливных лугах».

Либерал в хорошем смысле слова

Военные успехи русской армии были бы невозможны без дипломатических. Напомним, что поволжские ханства тяготели к Стамбулу. Деятельность по недопущению тесного союза Казани и Астрахани с Портой развернул еще отец государя, при Иване Грозном эта работа была продолжена. Успех сопутствовал сотрудникам основанного в 1549-м Посольского приказа — прообраза нынешнего МИДа. Османы не стали напрямую помогать своим единоверцам, ограничившись соответствующим поручением: Крымское ханство предприняло ряд попыток помешать русским, но действовали союзники турок без энтузиазма — явно «для галочки». Отчитались перед Стамбулом — и ладно, интересов Бахчисарая события на Волге никак не затрагивали.

Войну на восточных рубежах Московии прикрыли и с западного направления, с Польшей, Литвой и Швецией договорились не враждовать. Временно, конечно. Однако все это стало лишь дополнением к главной составляющей успеха — масштабным экономическим и административным реформам, которые оперативно провел энергичный царь.

Молодой Рюрикович был либералом в хорошем смысле этого слова. Он искренне хотел, чтобы народ участвовал в управлении государством. Земский собор в 1549 году являлся, по сути, самым настоящим парламентом. Крестьяне в его работе не участвовали, но царским указом им предоставили широкие возможности по созданию органов местного самоуправления.

Параллельно была упорядочена налоговая система, приняли обновленный «Судебник», а власть наместников (губернаторов) существенно ограничили в пользу того самого народного самоуправления. Поступления в казну стали более стабильными, что дало возможность провести и военную реформу. Появились стрельцы — полурегулярная армия милиционного типа, вооруженная современными для того времени пищалями. Начались первые опыты по «полкам регулярного строя». 1 октября 1550 года вышел указ «Об испомещении в Московском и окружающих уездах избранной тысячи служилых людей», сегодня это День Сухопутных войск. В Москву потянулись европейские офицеры, торговцы, врачи и мастеровые — оружейники, литейщики, кузнецы, ювелиры, фармацевты. Хотя стоит отметить, что Иван IV и тут был продолжателем политики своего отца — Немецкая слобода возникла в столице при Василии III. Но массово стала заселяться лишь при его сыне, когда страна стала активно перенимать передовой мировой опыт.

«Военные и экономические реформы действительно сыграли определяющую роль в победе над ханствами. В третий Казанский поход выступило уже справное войско, разительно отличавшееся от того, что отправилось на рать в 1547-м. Хотя до уровня европейских армий ему было, конечно, далеко», — считает Игорь Фроянов.

Сарынь на кичку!

Стоит отметить, что не только русские люди участвовали в кампании, завершившейся присоединением к державе Казанского ханства. Археологические находки в том же Свияжске свидетельствуют о том, что там были и иностранцы.

Г. Угрюмов. «Иван IV под Казанью»«В прошлом году производились масштабные раскопки, в ходе которых нашли много интересного, в том числе европейские монеты, причем в том самом нижнем культурном слое, за которым уже пустота, — говорит Артем Силкин. — Этот факт — дополнительное свидетельство присутствия западных военспецов, прежде всего артиллеристов и саперов. Как известно, с осадными орудиями, в особенности крупного калибра, русские военные тогда еще только учились управляться, и как раз под руководством приглашенных царем «варягов». Интересно, что в том же культурном слое мы нашли и детские игрушки — военные перебирались сюда не в одиночку, а семьями».

Второго октября 1552 года под стенами Казани прогремело два мощных взрыва — сработали заложенные саперами мины. Стрельцы пошли на штурм, а уже 12-го русское войско отправилось домой. В городе остался комендантом князь Александр Горбатый-Шуйский, отличившийся при взятии крепости. Впрочем, впоследствии этот героизм его не спас: вместе с другими своими хитроумными и чрезмерно властолюбивыми родичами он взошел на эшафот — доказательств там хватало на несколько «высших мер».

Но это будет позже. А пока боярину надлежало поработать — очистить волжские берега от сбежавших работорговцев, татей и шишей. Военачальник с задачей справился, и в регион стали возвращаться русские крестьяне, а вместе с ними ремесленники, купцы, чиновники.

Волжский торговый путь, долгое время бывший «дорогой слез» — по нему на Восток везли в рабство захваченных на Руси пленников, — вновь стал приносить стране прибыль. По сути, Иван Грозный реанимировал древний маршрут «из варяг в греки», блокированный ханами. Что же касается самих татар, то они как работали на реке, в том числе промышляя извозом, так и продолжили — с простым народом царь не воевал.

Смысл и ценность первых достижений Ивана Грозного наглядно видны на карте. До его поволжских походов Русь на востоке заканчивалась под Нижним Новгородом, на юге — под Курском. Царь увеличил территорию государства более чем на треть.

«Это были великие достижения, существенно укрепившие позицию государства на международной арене. С мнением Москвы стали гораздо больше считаться как на Востоке, так и в Европе», — отметил Игорь Фроянов.

П. М. Шамшин. «Вступление Иоанна IV в Казань»

На волжских берегах по велению государя установили льготный экономический режим, переселенцам давали послабления. Русь поступала в духе времени. Так, власти сквозь пальцы смотрели на незаконные вооруженные формирования, появляющиеся в Поволжье, — казаков и ушкуйников. Те отвечали государству взаимностью и предпочитали «шалить» за кордоном. Струги «лихих людишек» стали ходить за зипунами в Персию и Закавказье, попутно выполняя ценные указания госчиновников. Опекая буйные ватаги, власти экономили огромные средства на прикрытие юго-восточных границ, да и вести дипломатию на Каспии стало сразу сподручнее. Нашим купцам открыли прямой доступ на местные рынки, Москва сделала то же самое для иностранцев.

На Руси стали появляться такие экзотические товары, как чай, индийские пряности, за счет падения цен (убрали посредников) выросли поставки китайской бумаги, шелка и прочих товаров. В свою очередь восточные и отечественные негоцианты увеличили обороты по русским товарам — продовольствию, мехам, кожам, воску и древесине.

«Успехи на Востоке имели большое значение для исторических судеб России. Овладение всем волжским торговым путем открыло перед страной богатые восточные рынки и способствовало оживлению ее внешней торговли. Началась интенсивная колонизация русским крестьянством плодородных земель Среднего Поволжья», — писал Руслан Скрынников.

Таким образом, несмотря на активное противодействие, все поволжские начинания Ивана Грозного реализовались и принесли государству одни плюсы. Как в экономике, так и в политике — внешней и внутренней. Дебют молодого управленца получился вполне успешным, хотя и довольно непростым. Тем не менее вертикаль власти была восстановлена и укреплена, страна богатела, территории прирастали, население увеличивалось, а армия училась воевать. Можно было и европейскими делами заняться.


Иллюстрация на анонсе: В. Бодров. «Осада Казани в 1552 году»

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть