Как Европа Гитлера кормила

05.10.2013

Нильс ИОГАНСЕН

30 сентября 1938 года — 75 лет назад, — завершились переговоры по Судетской области. «Мюнхенский сговор» — в СССР это событие так окрестили не случайно.

Фото: РИА НОВОСТИСудетская область до середины 40-х годов прошлого столетия на 90 процентов была населена этническими немцами. Коих на территории искусственно созданного государства Чехословакия проживало немало, — суммарно они составляли более четверти населения. В чешской «половине» страны — значительно больше. Онемечивание Чехии шло на протяжении сотен лет, да и сегодня практически каждый житель этого государства знает язык Гёте. При этом словаки к Германии не тяготеют и чехов недолюбливают. Собственно, это видно и по новейшей истории — после распада Варшавского договора страна моментально разделилась.

Промышленная Чехия и аграрная Словакия — чужие друг другу государства. Добавим сюда исконно немецкую территорию — Судеты. Получим перманентно тлеющий конфликт. Именно такую страну после окончания Первой мировой войны скомпоновали победители — члены Антанты. Сделано это было с дальним прицелом.

После прихода Гитлера к власти в промышленность Германии пошли огромные инвестиции. Особенно в ВПК, туда закачивались гигантские средства. Вот статистика: за три года, с 1933-го по 36-й, вложения в немецкую промышленность выросли с 620 миллионов марок до 5150 миллионов, причем 57 процентов средств шло в «оборонку».

Природа происхождения этих денег — тема отдельная, но германскими они точно не были. В разоренной депрессией и репарациями стране таковые отсутствовали. Но несмотря на щедрые финансовые вливания, наращивание военной мощи Рейха шло медленно. Ведь начинали с нуля. За пять лет с момента своего прихода к власти правительство Гитлера сделало немало. Но чисто физически фюрер не мог к началу 40-х создать всесокрушающий вермахт, многие заводы еще реконструировались. И тогда в дело пошла заготовка 20-летней давности.

Последствия «мюнхенского сговора» общеизвестны. Сначала Германии отдали Судеты, а потом и всю Чехию. Словакия отделилась и стала независимым государством. Немцам она была не нужна. А вот заводы концернов Škoda и Tatra — огромная ценность. Прежде всего, оборонная.

Итог: во время Второй мировой примерно треть оружия вермахта делали в Чехии. И какого! Противотанковая САУ Hetzer — настоящий шедевр инженерии, стояла на вооружении ряда европейских армий до середины 60-х. Полугусеничные бэтээры тоже служили еще долго. Танки, грузовики, стрелковое оружие от Česká zbrojovka, пушки, минометы, высокотехнологичные дизельные моторы Tatra, боеприпасы, наконец. «Одна Škoda производит оружия столько же, как вся Британская империя вместе взятая», — слова Уинстона Черчилля.

Для кого-то станет откровением, что в то время чешская бронетехника превосходила немецкую, а на СССР Германия напала на танках 35(t) и 38(t). Уж очень Pz I и Pz II были несовершенными, а Pz III и «четверок» не хватало. «Всех нас переполняла гордость, когда мы получили свой чехословацкий танк 38(t). Мы чувствовали себя практически непобедимыми с 37-мм орудием и двумя пулеметами чехословацкого производства», — писал немецкий танковый ас Отто Кариус в главе «По зову Родины» автобиографической книги «Тигры» в грязи». Следующая глава называется уже «По стопам Наполеона»...

Менее чем через полгода после мюнхенского сговора Чехословакии не стало. Не употребляющий спиртного Адольф Гитлер, приехав в Прагу, на радостях даже немного выпил. Не мог поверить, что ему отдали страну. Именно отдали. У Чехословакии были заключены договоры о военной помощи с Францией и СССР. Но Париж их просто проигнорировал, а наши войска отказалась пропустить Польша.

Хотя и без вмешательства союзников чехи могли отбиться — их армия была сильнее рахитичного вермахта начала 39-го. Более того, на границе с Германией располагался протяженный укрепрайон, где в бетонных дотах стояли орудия и пулеметы. «То, что мы узнали о военной мощи Чехословакии после Мюнхена, ужаснуло. Мы подвергали себя большой опасности. Чешские генералы подготовили серьезный план», — это слова самого Гитлера. Немецкие военные, которые глядели на доты глазами профессионалов, пребывали в ужасе — по их оценкам, эту линию обороны вермахту просто нечем было штурмовать.

30 сентября 1938 года премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен и премьер-министр Франции Эдуар Даладье в присутствии главы Италии Бенито Муссолини передали в руки рейхсканцлера Германии Адольфа Гитлера массу самого современного оружия. Президент Чехословакии Эдвард Бенеш в переговорах участия не принимал, судьбу государства, которым он де-юре руководил, решали без него. Сделал все, как приказали хозяева, — передал Рейху страну и убыл в Лондон.

Потом сокрушался, что чехословацкая армия являлась одной из лучших в Европе. «Наши укрепления вполне могли соперничать с линией Мажино и даже во многом превосходили ее, армия была снабжена всеми видами оружия. Были созданы танковые подразделения, и в достаточной мере оснащена авиация. Республика была в достаточной мере подготовлена к войне к моменту нашей сентябрьской мобилизации 1938 года. В этой обстановке наша армия имела все условия для успешной борьбы с немецкой», — писал в своих воспоминаниях Бенеш.

Версию западных историков, что Англия и Франция испугались Германии, пошли на поводу у сильного хищника, рассматривать не станем. Даже не смешно. Достаточно посмотреть на соотношение армий Третьей республики и Рейха в 38-м, в том числе на бронетехнику. Около двух миллионов солдат под ружьем у Франции, у Германии — менее полумиллиона. Соответственно, чуть менее 4000 танков (до 500 тяжелых) и около 2000 (почти все легкие, тяжелых нет). Вопросы снимаются.

Если сопоставить факты, становится очевидно — Гитлеру наращивали военные мышцы. Дабы он на кого-то напал. А то, что он пошел на Францию и стал воевать с Англией, говорит об одном — в какой-то момент антисоветский проект «германский фашизм» просто вышел из-под контроля.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть