Третий — лишний?

29.03.2013

Дарья ЕФРЕМОВА Наталья БУРОВА

Признаться, что ходишь к психологу, лет десять назад было как-то неловко. Сейчас все наоборот. Запросы к «врачевателям душ» варьируются от бытового — как приструнить соседку, до глобального — в чем смысл жизни. Стоит ли полагаться на специалистов, когда под угрозой отношения с самыми близкими?

«После того как моя жена стала ходить по психологам, я начал всерьез опасаться за ее здоровье. Вместо веселой и немного беспечной спутницы жизни в доме завелась занудная особа, вечно озабоченная какой-то нелепицей. Перинатальные матрицы, холотропное дыхание, «максимизаторы» и «достигаторы» менялись попытками анализировать сновидения по Фрейду. При словах «эдипов комплекс» становилось ясно, что на ужин светит только яичница, и та — в моем исполнении. Вскоре даже это удовольствие оказалось малодоступным: по вечерам на кухне заседали ее подруги по терапевтической группе «Открой в себе богиню».

«Я — Персефона, — трубила сиплым голосом дородная возрастная дама, — во мне превалирует архетип божественного младенца». «А я — Артемида-охотница, поэтому моногамия не для меня!» — затягивала невыразительная девица, нервно теребя тощую косичку. Не помню, каким античным божеством считала себя моя половина. Да это и не важно, поскольку через некоторое время эмпиреям психоанализа она предпочла деловитый гештальт. Терпение лопнуло, когда жена обзавелась привычкой прерывать разговор на полуслове фразой, почерпнутой у очередного гуру: «Я тебя услышала». Что можно услышать, когда эти продавцы счастья учат слышать только себя?»

Этот монолог, а точнее, статус друга, выложенный в соцсети, весьма симптоматичен. Когда в паре намечается кризис, ходить по психологам, а заодно и по сомнительным тренингам начинает только один из них. Как правило, женщина. Схемы и методики «действующие на все сто», которыми буквально кишит сегодняшний рынок психуслуг, производят ошеломляющее впечатление на внушаемых людей. «Вот это и есть «инсайт», озарение, которое и перевернет всю мою жизнь!» — думает окрыленный пациент. Прибавьте сюда увещевания, что в процессе терапии вы «выросли духовно», а ваши близкие (те же лапти, что и были) бессознательно сопротивляются ломке созависимых поведенческих схем, — и получите почву для конфликта. Взаимные претензии приводят к отчуждению, иногда настолько серьезному, что единственным решением кажется разрыв.

С другой стороны, всем нам свойственно ошибаться, что-то додумывать, проецировать, делать скоропалительные выводы из серии «задерживается на работе, значит, у него кто-то есть!» Друзья и родственники, если обратиться к ним за советом, могут сослужить дурную службу. Разумеется, не со зла, а потому что очень уж беспокоятся и встают на защиту горой. В этих условиях беспристрастное мнение профессионала может оказаться не лишним. Вопрос: насколько компетентен консультант? И насколько мы сами способны трезво оценивать ситуацию?


Борис ШАПИРО, кандидат психологических наук, проректор Московской высшей школы социальных и экономических наук:

— Специалист необходим, когда пара переживает кризис. Вероятно, проблем и не было бы, если бы люди обращались к семейным психологам при первых признаках надвигающейся бури. Практически все могут столкнуться с какими-то трудностями, так называемыми кризисными периодами в браке. Их много: в профессиональной литературе выделяется от трех до пятнадцати, по статистике, именно на них приходятся всплески разводов. А хорошо бы заниматься профилактикой, знать, где подстелить соломку.

Многие люди расходятся по очень обидным причинам: мелочи быта, неправильное поведение в конфликтных ситуациях, неготовность идти на компромиссы. Со всеми этими вещами можно и нужно работать.

На семейную психотерапию не стоит ходить поодиночке. Это «совет в Филях», беседа трех человек. Сначала психолог исследует суть конфликта, показывает, что происходит в паре на самом деле. Ведь у каждого из партнеров своя картина взаимоотношений. Они не «одна сатана», а выходцы из разных семей, и их представления о том, что такое брак, в чем заключаются роли мужчины и женщины, могут не совпадать. На следующем этапе терапии партнеры сами принимают решение — психолог тут ничего не навязывает. Развод, конечно, не исключен, но по собственному опыту скажу, что, наверное, 80% пар удается сохранить. Если только один из супругов не поставил крест на этом проекте. Когда кто-то заявляет, что ему плевать, это безнадежный случай.

Люси МИКАЭЛЯН, семейный психотерапевт, сотрудник Института практической психологии и психоанализа:

— Предотвратить развод не всегда в силах специалиста, даже очень профессионального. Два человека, хотя и объединены браком, остаются разными людьми, каждый со своим жизненным опытом. Внезапная смерть близкого друга, серьезное заболевание, влюбленность, накрывающая с головой, — есть много непредвиденных обстоятельств, которые могут радикально изменить мироощущение одного из нас. И тогда все, что было ценно вчера, — комфорт взаимопонимания, предсказуемость семейного быта, тепло очага — теряет привлекательность, становится неважным. От крутых поворотов судьбы никто не застрахован. А вообще, чтобы не доводить до развода — не надо его бояться. Иначе мы вцепляемся друг в друга мертвой хваткой, проверяем, ревнуем, контролируем. В семье становится душно. Отношения меняют свою природу: живая, вибрирующая материя заменяется теснотой зависимости, вынужденностью.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть